ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Книга Пу И и он сам, как неординарный автор – бывший император, стали широко известны за рубежом. После выхода книги на имя автора из-за рубежа в отдельные месяцы приходило до нескольких десятков писем. Писали на английском, немецком, французском, испанском языках, просили прислать автограф, фотографию автора, разрешение снять о нем фильм. Многие корреспонденты, литературные деятели, приехавшие в Китай иностранные гости, руководители отдельных стран, работники суда и прокуратуры изъявляли желание встретиться и сфотографироваться с автором.

Книга получила неплохой отзыв у премьера Чжоу Эньлая. Как-то он сказал, что книга «Первая половина моей жизни» – хорошая книга. В партийной газете появилась специальная статья «Решительно следовать по пути, тесно связанному с рабочими, крестьянами и солдатами», где автор процитировал слова Чжоу Эньлая «Пу И вернулся из Советского Союза 16 лет назад, он написал одну книгу, там очень горестные переживания. Мы переделали последнего императора, это беспримерное достижение в мире» [314]. Вообще Пу И, судя по всему, хорошо относился к премьеру Чжоу Эньлаю.

«Но наш премьер очень прост с людьми, – вспоминал Пу И его встречи с Чжоу Эньлаем. – Вместе с ним чувствуешь легкость и радость на душе, как будто ты пришел в счастливую семью».

По приглашению заведующего комитета по делам китайских эмигрантов Госсовета Ляо Чэнчжи, возглавлявшего также Китайский комитет в защиту мира, Пу И был приглашен для участия в мероприятиях иностранного клуба в Пекине. Однажды там Пу И встретился с известным американским корреспондентом Эдгаром Сноу. «О, император прибыл, – пошутил он. – Я должен перед вами сделать коутоу (коутоу – «бить челом», простереться ниц – церемониальный поклон на приеме у китайского императора в старом Китае. Во время аудиенции у Сына Неба китайский или иностранный подданный должен быть трижды стать на колени и при этом трижды поклониться до земли – В.У .)». – «Тот император, который совершал преступления, уже в истории, он скончался. Сейчас перед вами стоит не он, а гражданин Пу И»,– последовал ответ. – «Я вижу, что вы сейчас неплохо выглядите!»,– продолжал Э.Сноу, окинув Пу И оценивающим взглядом. – «Вы говорите верно. Несколько десятилетий императорской жизни сделали меня крайне испорченным. В то время я был похож на кисейную барышню, когда я шел, то не должно было быть даже легкого движения ветерка, иначе в любое время „его высочество могло отойти в мир иной“. Сейчас все далеко не так, я могу целый день ходить, трудиться и ни чуточки не чувствую усталости. Действительно, чем дальше, тем я становлюсь моложе!» [315], – закончил Пу И.

В книге Эдгара Сноу “Красный Китай сегодня” (“Red China today. The Other Side of the River”) мы не найдем этого абзаца, но там имеется несколько иной: ”Мои преступления привели к смерти миллионы людей. Я должен был за это умереть. Но вместо этого я получил шанс раскаяться в содеянном и участвовать в строительстве социализма. Я вполне счастлив своей работой и впервые в своей жизни доволен тем, что я приношу пользу” [316]. – “Сейчас вы поддерживаете социализм? – спросил Эдгар Сноу – Да, конечно!, – сказал он. – “Социализм – это хорошо“. – Затем он предложил тост за дружбу между китайским и американским народами!” [317]. Тогда же Пу И рассказал Э.Сноу, что он работает в ботаническом саду академии наук Китая и специализируется там по тропическим цветам.

В Америке книга Пу И «Первая половина моей жизни», но под другим названием «Последний маньчжур» [318], была переведена и издана в 1967 году, в год смерти императора, затем она несколько раз переиздавалась.

Несколько раз вспоминал о Пу И и Мао Цздун. Это было связано с политикой перевоспитания преступников с помощью трудового воспитания, проводившейся в 50– начале 60-х годов в Китае на различных подведомственных министерству внутренних дел предприятиях.. Мао Цзэдун считал, что «человека можно перевоспитать только в том случае, если политический курс и методы верны» [319]. «В определенных условиях, после того как противник сложил оружие и капитулировал, абсолютное большинство наших врагов может перевоспитаться, но для этого нужны хороший политический курс и хорошие методы, – считал он, – нужно, чтобы они перевоспитывались сознательно, нельзя полагаться только на насилие и подавление» [320]. Министр общественной безопасности Се Фучжи уверял Мао Цзэдуна, что «работа по перевоспитанию японских и китайских военных преступников ведется довольно хорошо, после их освобождения абсолютное большинство, за небольшим исключением, проявило себя хорошо» [321].

Однажды Мао Цзэдуну стали известно, что в работе по перевоспитанию преступников имеются серьезные проблемы. Так, в феврале 1964 г. Мао Цзэдун заявил: «Недавно два кадровых работника, которые были направлены в низовые организации, побывали у меня и рассказали, что идейно-политическая работа на химическом заводе 5-го отдела Пекинского управления общественной безопасности ведется не творчески, что (идейный) уровень руководителей там невысок. По их словам, одному преступнику, после того как с ним была проведена воспитательная работа и он чистосердечно признался во всем, в чем его обвиняли, увеличили срок заключения. Если действительно с ним так поступили, то это должно вызвать тревогу: не признался чистосердечно – можешь выйти из тюрьмы пораньше, признался чистосердечно – тебе добавляют срок заключения. Если это факт соответствует действительности, то это просто удивительно. Когда человек чистосердечно признается, нужно быть к нему более снисходительным. Он же не обманывает тебя – значит, надо быть к нему более снисходительным! Чтобы проверить, имел ли место упомянутый факт, этот завод могут посетить товарищ Се Фучжи (министр общественной безопасности – В.У.) или Сюй Цзыжун. Такие предприятия имеют большое значение, и нужно, чтобы ими руководили люди с более высоким уровнем знаний» [322].

Мао Цзэдун считал, что некоторые чиновники уделяют внимание лишь производству продукции на подведомственных им предприятиях, где трудились заключенные, а не перевоспитанию людей, что у них невысок политический уровень. «Нельзя считать преступников объектом принудительного труда и без конца подавлять их, – заявил он в апреле 1964 года. Следует вплотную взяться за идейно-политическую работу, на первом месте должна быть идеологическая работа, и если ее делать хорошо, то это не только не помешает производству, а наоборот, будет его стимулировать» [323].

Мао Цзэдун даже пытался учить и передавать свой «опыт» по перевоспитанию иностранным гостям, посещавшим Китай. Так, 8 августа 1965 г. он поучал работников просвещения Гвинеи, генерального прокурора этой африканской страны и его супругу: «Людей, совершивших преступления, надо воспитывать. Выучить можно даже животных! Вола можно приучить пахать, коня можно приучить пахать и участвовать в военных действиях. Почему же нельзя научить человека добиваться прогресса? – рассуждал он перед гостями. – Вопрос здесь упирается в курс и политику. Какую политику проводить: политику воспитания людей или политику полного пренебрежения ими? Какой метод применять: метод оказания им помощи или метод их подавления? Постепенно, не спеша, через год, два, восемь, десять лет абсолютное большинство из них может измениться в лучшую сторону, и в это надо верить. Если кто-нибудь в это не верит, можно провести эксперименты и в будущем утверждать это в законодательном порядке, записать это и в гражданском кодексе, и в уголовном кодексе.

вернуться

314

Ван Цинсян. Ук. соч. С.98.

вернуться

315

Ван Цинсян. Ук. соч. С.80-81.

вернуться

316

EdgarSnow.Red China today. The Other Side of the River. New York. 1970. Р.70.

вернуться

317

EdgarSnow.RedChinatoday. Р.71

вернуться

318

PuYi.TheLastManchu.NewYork. 1967.

вернуться

319

Выступления Мао Цзэдуна, ранее не публиковавшиеся в китайской печати. М. Прогресс. 1976.С. 4

вернуться

320

Выступления Мао Цзэдуна, ранее не публиковавшиеся в китайской печати. С.5.

вернуться

321

Там же. С.5.

вернуться

322

Выступления Мао Цзэдуна, ранее не публиковавшиеся в китайской печати. С.3.

вернуться

323

Выступления Мао Цзэдуна, ранее не публиковавшиеся в китайской печати. С.3-4.

85
{"b":"28618","o":1}