ЛитМир - Электронная Библиотека

«Чё-ё-ёрт!» — мысленно ответил своему голосу разума Тим.

Девушка сидела за столиком с тремя — Тим опытным глазом тут же оценил — шестерками среднего пошиба. Слева от неё располагался шкафоподобный качок, то и дело огромной лапой стремящийся залезть своей спутнице под подол, шутливо делая вид, что отдергивает руку от защищающихся отпихиваний девушки, а на самом деле с каждым разом проникая дальше и дальше. С другого бока девушка безуспешно старалась увернуться от рук второго своего спутника, безостановочно мявшего ее грудь так, что та едва не вываливалась из не такого уж и глубокого выреза. Третий парень, сидящий напротив девушки, ничего не предпринимал, он просто смотрел на то, что вытворяли с ней остальные двое.

Смотрел с улыбкой.

Тим не вчера родился, чтобы не понимать, что эта улыбка не обещала девушке ничего хорошего.

«Попала», — подумал Тим.

Те двое — ладно, за групповуху просто другой тариф. Но этот третий, с его гнусной улыбочкой…

Опытная профессионалка среагировала бы на такую улыбку однозначно и бесповоротно — на за какие деньги.

Здоровье дороже. А то и жизнь.

В следующее мгновение до Тима дошло. Не будет тут никаких денег. Или «субботник» или…

Да, конкретно попала.

Тим с сожалением взглянул на девушку. И та, бросая отчаянные взгляды вокруг и натыкаясь или на глумливо — похотливые или на деланно-безразличные взгляды завсегдатаев отнюдь не респектабельного заведения, встретилась с ним глазами.

Звёздное небо.

Манящее своей головокружительной бездонностью в мириадах звёздных миров. Безгранично прекрасное и захватывающе таинственное.

Тим встал.

Кейс шевельнулся у ноги, словно напоминая о себе.

«Не надо», — сказал голос разума.

«Согласен», — ответил ему Тим.

Потом нагнулся, взял кейс и, подойдя к стойке, перекинул его Хозяину:

— Сохрани.

Краем глаза успел заметить, как Хозяин, согласно кивнув, подхватил кейс и уже практически спиной ощутил провожающий одобрительный взгляд Хозяйки.

И шагнул к распахнутым прямо на него темным огромным глазам.

Те трое были заняты своей девушкой и обратили внимание на Тима только тогда, когда он, опёршись на их столик, наклонился, словно для доверительного разговора.

Тон был тоже доверительный. Тим знал, что здесь, в «Млечном пути» его предложение имеет право быть. И ничего в странного в нём — здесь, в «Млечном пути», — нет.

— Со всем уважением, парни, — сказал он. — Уж больно девушка у вас хорошая.

И назвал сумму.

Серьезную сумму, солидную. Ему не нужна была драка сразу. Более того, с учетом соотношения сил, он многое бы дал за то, чтобы драки не было вообще. Поэтому он много и давал.

— Не продаётся, — добродушно ухмыльнулся качек, — правильно сказал, уж больно хорошая.

И ухмыльнулся вновь — на этот раз сально и с подмигиванием, рассчитанным на понимание. Сидевший напротив качка оторвал наконец руку от груди девушки и утвердительно кивнул. Словно авторитетный знаток, попробовавший то, о чём в данный момент говорят, и подтверждающий — да, мол, именно всё так и обстоит, убедился в том самолично.

— Но поделиться можем, — продолжил качок. — После Слюни будешь.

И ухмыльнулся в третий раз:

— Если после Слюни что-нибудь останется.

И эта ухмылка Тиму не понравилась. Совсем. Он не нуждался в объяснении, кто из этих трёх — Слюна.

— Зато постоит в очереди совершенно бесплатно, — тот, которого Тим определил как второго, вновь облапал девушку, запустив ей руку в вырез платья.

Тим повернулся и, слыша глумливый рогот у себя за спиной, пошёл к барной стойке.

В глаза Хозяину и по — прежнему рядом с ним стоявшей Хозяйке он не смотрел. Ткнул пальцем в направлении самого на вид увесистого сосуда из разнокалиберного, с броско разноцветными наклейками, ряда на забарной стойке:

— На мой счет.

И, взяв поданную Хозяином бутылку, неторопливо двинулся обратно.

Тима поразило, как быстро — собственно, тут же, с первым его шагом обратно, вспыхнули пониманием глаза девушки. В то время как лапавший ее бессмысленно смотрел на его приближение и дернулся лишь тогда, когда Тим резко вскинул руку с бутылкой. Но предупредить качка, сидевшего к приближающемуся Тиму спиной, не успел — бутылка вдребезги разлетелась, врезавшись в бритую голову. Качок обмяк, с глухим стуком упёршись лбом в столешницу.

И тут Тим промахнулся.

План был такой: вырубить второго ударом в кадык — и остаться один на один со Слюной. Тот был Тиму по силам и проблемы не составлял.

Но Тим не дотянулся — махнул по воздуху. Второй успел, отбросив стул, вскочить, увернувшись от удара. И теперь стоял перед Тимом.

Краем глаза Тим увидел, что Слюна застыл с открытым ртом — не соперник — и сконцентрировался на стоявшем перед ним братке.

Тот был крупнее Тима и драться умел, было видно сразу. Правильно оценив ситуацию, не стал бить, а навалился всей своей массой, чтобы смять противника и вцепиться ему в горло. Тим почувствовал тяжёло-цепкую хватку его пальцев на своей шее и увидел во взгляде братка ту сумасшедшинку, которая не оставляла сомнений — живым Тиму из этих рук не вырваться.

Если бы не кое — какие страницы из прошлого, о которых сам Тим не любил вспоминать.

Воровской ближний бой. Были обстоятельства, заставившие Тима освоить его. Собственно, поэтому он и выжил.

И поэтому выжил сейчас.

«Локоть» — так называется этот приём, когда локтем бьют в солнечное сплетение, а костяшками согнутых пальцев — в висок.

Тут же удушающая хватка на шее ослабла. Тим отбросил в сторону сомлевшего братка и огляделся.

Слюни не было. Шкафоподобный качок, похоже, постепенно приходил в себя. Самое время рвать когти.

— Ты со мной?

Девушка кивнула и зачем-то перегнулась через стол к тому месту, где сидел пропавший Слюна.

— Быстро, быстро! — поторопил её Тим. — Давай!

И тут его осенило. Никому и в голову не придёт, что он после такого остался в баре. А раз никто об этом не подумает, надо именно так и поступить.

— Свободные комнаты есть? — шёпотом, чтобы никто, кроме стоявшей рядом Хозяйки, не услышал, спросил он Хозяина, принимая от него свой кейс.

Хозяйка отреагировала быстрее: Тим ощутил, что в его ладонь, лежащую на барной стойке, сунут ключ.

Не оборачиваясь, но слыша, что девушка бежит за ним, Тим бросился в коридор, ведущий к задней двери. И, одновременно, к лестнице на второй этаж — к номерам. На ступеньках он разобрал по цифре, оттиснутой на ключе, какую именно дверь из выходящих к слепой коридор ему следует открыть.

Всё было нормально. Как хозяйка дала ему ключ, никто не должен был заметить. Со стороны всё выглядело так, что они, побежав к заднему выходу, постарались убраться как можно дальше от места драки. Что, понятно, от беглецов и ожидалось. Вот пусть подальше беглецов и ищут.

А что будут искать, Тим не сомневался. Не проходят безнаказанно такие вещи.

Был досадный момент — Тима в баре «На млечном пути» хорошо знали. Слишком многие. Не все из этих многих к нему хорошо относились. Так что, информацию — кто был и куда делся — собрать не представит труда. И рано или поздно его найдут.

Но это будет потом.

Тим вдруг осознал, что он влип более чем серьёзно — и не хочет об этом думать: настолько влекла его звёздная глубина этих глаз.

Кстати, почему звёздная? А чёрт его знает…

Тим не хотел об этом думать. Он не хотел думать ни о чём кроме…

— Как тебя зовут-то хоть?

— Эол.

У Тима аж дыхание спёрло — таким мелодичным был её голос. Таким же мелодичным, как и её имя.

— А тебя?

Она мгновенно освоилась в комнате, и пока Тим запирал дверь, прислушивался — не идёт ли кто-нибудь за ними, — осторожно, чтобы не сильно светиться в окне, осматривал окрестности, прикидывая возможные пути отхода, Эол непринуждённо расположилась на широкой кровати, занимавшей всю середину комнаты, и когда Тим оглянулся на неё, закинула ногу на ногу и провела ладонью по покрывалу, словно разглаживая ей одной видимую складку.

2
{"b":"286181","o":1}