ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы в нем уверены! – На прощание я крепко тряхнула его узкую руку с розовыми, какими-то дамскими ногтями. – Ваш гонорар за участие в процессе мы обговорим позднее… Вы же знаете, мы никогда не скупимся!

– Да-да, конечно… До встречи!

Автомобиль тронулся, и кирпичный, мрачно-средневековый особняк скрылся в вечереющей мгле, будто провалился в омут.

Из машины звонить боссу с отчетом я не стала. Имеющий уши да услышит, а шофер хоть и преданный член Организации, но все же его низшее, ненадежное звено. Одним словом – категория D…

Набрала номер нужного отдела, назвала свою фамилию и произнесла:

– Буду через час. Мне нужен свободный сотрудник и доступ к базе данных.

Подобный звонок офицера по особым поручениям обязателен к исполнению, даже если он, паче чаяния, раздастся в четыре утра (бывало и такое). И хотя уже смеркалось, окна информационного отдела ожидающе светились на втором этаже.

Шофера я отпустила. Доберусь на такси.

– Что вы, Марина Леонидовна! – запротестовал Володя. – Я подожду вас.

– Езжай домой. – Это звучало как приказ.

И он уехал. Уехал к своей семье, к жене и ребенку, в свой убогий, куцый быт, бесконечно унылый, бесконечно однообразный, как туристическая поездка по пустыне, где резиновую бесконечность времени и однообразие пейзажа скрашивают лишь изредка возникающие фантомы: миражи дворцов, пальм, брызгающих влагой фонтанов у кромки горизонта…

Коротко стриженная девушка в очках, смущенно удушая в кулачке скулодробящий зевок, торопливо поднялась навстречу.

– Меня интересуют вот эти двое. – Я выложила на стол листок с крупно написанными фамилиями. – Что у вас есть на них в базе?

Легкие пальцы с острыми ноготками, обрадованные работой, вспорхнули над клавишами.

– Только общие сведения… Сергачев проходит у нас по общему разделу, а Коркин – в разделе «Анти».

В разделе «Анти» содержатся компрометирующие сведения о людях, когда-либо причинивших вред Организации, либо намеревавшихся причинить таковой, либо выражавших негативное отношение к идеям нашего духовного отца Дэна Гобарда. В разделе «Анти» Коркин у нас проходит под номером один. Даже начальник налоговой инспекции района, где находится офис Центра, не доставил нам столько неприятных хлопот, сколько этот тщедушный человечек в толстых роговых очках и стоптанных рыжих ботинках из «Детского мира».

Зашуршала бумага, медленно выползая из принтера… Я бегло пробежала текст. Негусто! «Профессор богословия, известный религиовед… Работы… Изданные книги… Контакты… Семейное положение…» Интересно, куда смотрит наше Информационное управление? Моровая язва современности, противник номер один нашей Организации, судя по отчету, представляется эдаким бескрылым ангелочком в очках, буквоедом, чахнущим над книгами. А где, скажите на милость, внебрачные связи? Где подкуп, взятки, растраты, где личные пристрастия? Ну, хоть что-нибудь!

– Ничего! – огорченно выдохнула девушка. Она была действительно расстроена тем, что не смогла мне помочь.

Сведения о Сергачеве были также неубедительны. Разве что вот это: «Средствами массовой информации обвинялся в получении денег на лоббирование в Думе интересов неофициальных религиозных конфессий для приобретения налоговых льгот». Эти данные можно пустить в дело, если депутат все же откажется сотрудничать. Впрочем, он согласится. Просто небольшая мера предосторожности…

В тусклом сумеречном безмолвии пистолетными выстрелами прозвучали гулкие шаги. Я была абсолютно одна в огромном пустом здании. Если не считать охраны.

Вошла в кабинет – и растерянно застыла на пороге. Что делать? Ехать домой или заварить крепкий кофе и остаться здесь до утра, готовясь к совещанию? Лучше бы последнее – дабы не тратить время на дорогу туда и обратно. Эх, сесть бы сейчас за письменный стол и погрузиться с головой в работу… Тем более, что после смены часовых поясов спать мне совершенно не хочется.

Однако я вспомнила, что надо сменить блузку, помыться и, наконец, поесть, и вызвала такси. Взяла несколько книг с полочки, связала их в стопку, положила папку с текущими делами в сейф.

Заперла кабинет, сдала ключи охране.

– Вы здесь работаете? – Моложавый таксист кивнул на золотую с черным табличку у входа в офис – «Гуманитарный Центр имени Гобарда».

– Я всего лишь секретарша. – Пришлось включить для него улыбку, хотя после полуночи ответственный за лицевую маскировку тумблер в моей голове уже отказывался работать.

– Слушайте, про ваших коллег столько болтают! Вот я вчера в газете прочитал…

– Ну, еще бы, – насмешливо протянула я, – конечно, вы не сомневаетесь, что мы питаемся кровью младенцев, насилуем девственниц, а стариков сталкиваем со скалы в бушующее море?

– Пожалуй, нет… – Он скосил на меня опасливый взгляд, наткнулся на сияющую улыбку и смущенно добавил: – Конечно нет… Но про вас такое пишут…

– Мы просто помогаем людям стать самими собой, – мягко произнесла я. – Мы просто помогаем людям…

Расплачиваясь, я сунула ему в руку визитку.

– Если будет трудно, приходите…

Конечно, он не придет. Сегодня не придет, не придет и завтра, и послезавтра… Но когда-нибудь, когда ему станет невмоготу, когда покажется, что жизнь навсегда повернулась к нему своей темной стороной, что все лучшее уже позади, он достанет ее, вспомнит и придет к нам – растерзанный, недоумевающий, жалкий…

Тогда мы сделаем из него сильного, уверенного в себе человека, твердо шагающего к намеченной цели…

Идущего к солнцу за мелодичной дудочкой неведомого проводника…

Без надежды вернуться обратно…

5
{"b":"28620","o":1}