ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она упала в кресло. Нащупала пальцем предохранитель. В голове ее крутились обрывки ненужных воспоминаний.

Однажды они с Пауком… они пошли в парк… был прекрасный весенний день… светило солнышко… он учил ее стрелять по пустым банкам… Боже, зачем эта чушь лезет ей в голову?

Шаги все приближались.

— Стой, буду стрелять! — тихо проговорила она, и пистолет опасно дрогнул в ее руках. Но не от страха, а от напряжения.

Она увидела перекошенное лицо с бешено сверкающими глазами. Еще недавно она находила это лицо приятным, целовала его и даже строила кое-какие далеко идущие планы…

Но теперь оно казалось ей просто отвратительным!

— Надюша! Что ты! — остановившись, воскликнул он хрипловатым голосом, стараясь придать ему ласковое звучание. В его голове вертелась одна мысль: значит, это она. Это она совершила хитроумную аферу с кассетами! Она обвела его вокруг пальца!

А он считал, что она недостаточно умна, чтобы разыграть такую комбинацию… Усилием воли он смягчил голос и даже заставил себя улыбнуться.

— Ну у тебя и шутки… Ну ты даешь, Надюша! — И сделал осторожный шаг вперед.

— Стой на месте! — Ее голос требовательно окреп.

— Неужели ты выстрелишь? Ха-ха! Да ведь ты же не умеешь стрелять! — натужно рассмеялся он и сделал еще один микроскопический шаг. — Ну, брось дурить, что за шутки!

— Это не шутки.

— Ладно, давай договоримся по-хорошему. Ну, может быть, я перегнул палку, и ты испугалась… Ты же испугалась, да? Моя бедненькая рыжая киска! Мой маленький рыженький котенок испугался… Ты же знаешь, я никогда и ни за что не причинил бы тебе вреда… Давай договоримся: ты отдашь мне пистолет, а я за это позволю тебе вернуться домой, в Москву. Хочешь? Сядешь в вертолет — и ту-ту. — Он заговорил с ней сюсюкая, точно с маленьким ребенком. И протянул вперед руку.

— Нет, ты отпустишь всех, — промолвила она, упрямо мотнув головой, — а потом поговорим.

— Ну, зачем это тебе? — натужно улыбнулся он. — Ведь ты получишь то, чего так хотела. Ты получишь свободу. Одна из всех!

И он сделал еще один шаг вперед.

— Стой!

Он бросился на нее, пытаясь выбить из рук пистолет, и, пока его тело, точно в замедленной съемке, летело в прыжке, она успела нажать курок…

* * *

После долгого полета над сверкающим от солнца морем, сверху похожим на расплавленный металл, плещущийся в чаше далеких берегов, вертолет приблизился к земле. Сверху остров выглядел пустынным и необитаемым. Кузовлев отметил про себя, что сейчас он выглядит гораздо более запущенным, чем в последний раз, когда он был здесь с архитектором Дино Чентурой. Еще бы, ведь шесть месяцев прошло… Целых шесть месяцев!

Вертолет неуверенно завис над площадкой, опускаясь.

Тео ждал, что сейчас, в эту секунду из всех щелей посыпятся люди с автоматами. Может быть, он еще успеет в последнюю секунду взмыть в небо? Но вокруг не было ни одной души… никого… Шасси осторожно коснулось горизонтальной поверхности.

— Вымерли все, что ли, — пробормотал Кузовлев, спрыгивая на землю.

Его не ждут здесь, но у него есть долг, и он свой долг выполнит!

Он только предупредит Хозяина, что со дня на день представители Интерпола явятся сюда с ордером на арест. Возможно, он сам захочет убраться отсюда. Тогда его долг — помочь шефу.

— Подождешь меня здесь! — буркнул он трясущемуся от страха летчику и вытащил ключ из приборной доски.

Этот трусоватый парень может удрать, оставив его. Бдительно оглядываясь, он вошел в распахнутые стеклянные двери, выходившие на вертолетную площадку.

Рыжеволосая девушка, сидевшая перед мониторами, обернулась на шум и произнесла как ни в чем не бывало:

— Привет! Вы к кому?

Она ничуть не удивилась. Такое впечатление, что подобные визиты наносились сюда каждый день.

— Мне нужно видеть… — замялся Кузовлев, — вашего Хозяина!

— А, Игоря Георгиевича… — кивнула девушка. — А зачем?

— По делу, — буркнул в ответ неожиданный гость. Его не оставляло странное ощущение, будто он находится в приемной обыкновенного офиса, куда ему преграждает путь чересчур ответственная секретарша.

— Я сейчас спрошу, примет ли он вас. Подождите здесь, — рыжая тряхнула огненными волосами и направилась вниз по лестнице, бодро цокая каблучками.

Кузовлев тяжело опустился в массивное кожаное кресло и огляделся по сторонам. В комнате было все по-прежнему, все так, как много месяцев назад.

Минут через пять рыжая вернулась:

— К сожалению, он не может вас принять.

— Но мне нужно его видеть! — настаивал Кузовлев. — Я отсюда не уеду, пока не поговорю с ним.

— Но он не может вас принять, он немного нездоров!

— Что с ним? — Кузовлев насторожился.

— О, ничего страшного! — счастливо улыбнулась секретарша. — Он перекупался в море, и его немного знобит.

— Я не уеду, пока не поговорю с ним, — заупрямился старый служака.

— Хорошо, я попытаюсь что-нибудь сделать… — рыжеволосая поморщилась, но вышла, звонко постукивая каблучками.

Вскоре она вернулась и доброжелательно предложила:

— Пройдемте со мной.

Они шли длинными коридорами, и Кузовлев по пути оглядывался по сторонам, стараясь заметить малейшие признаки подвоха. Но подвоха не было.

— Он здесь, — проговорила рыжеволосая, останавливаясь возле комнаты. — Вас устроит, если вы поговорите с ним через дверь?

— Вполне! — усмехнулся Кузовлев. Голос своего Хозяина он узнает непременно, им не обмануть его!

Рыжая приотворила дверь, телом заслоняя вход в комнату.

— Михалыч, ты? — послышался из-за створки болезненный голос, в котором Кузовлев без труда узнал голос своего Хозяина. Он поразился его слабости — видно, тому действительно было нехорошо. — Ты зачем приехал?

— Нам нужно поговорить без свидетелей… — Кузовлев не решался выложить все при рыжеволосой.

— Говори, у меня нет секретов от Наденьки… — Кузовлев бросил неприязненный взгляд на девушку, сохранявшую на лице невозмутимо-равнодушное выражение.

— Они… Они уже вышли на след. И через несколько дней будут здесь.

Вам надо на время скрыться! — Молчание за дверью.

— Я на вертолете, к вечеру мы будем в Швейцарии.

113
{"b":"28621","o":1}