ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пожизненно! — уточнил Гурьянов и голосом подчеркнул значение сказанного:

— Учти, пожизненно!

Губы Ларисы, бледные от стершейся помады, нехотя шевельнулись.

— А если вдруг с ним что-нибудь случится?

— Хороший вопрос. — Ему с полуслова стало ясно, куда она клонит. — Можно указать в условиях договора, что в этом случае обязанность выплаты содержания переходит к наследникам его состояния.

— А кто наследники?

— Их пока нет.

— Но они появятся когда-нибудь! — мрачно заметила Лариса. — И еще не факт, что они захотят выполнить волю покойного!

— Ты права! — Щекой он прижался к ее душистым волосам.

— Я требую не так много! — Голос Ларисы обиженно зазвенел, а ноздри гневно расширились. — Он должен передать мне какое-нибудь предприятие, которое даст стабильный доход независимо от внешних обстоятельств, будь то его банкротство или произвол наследников. Скажи ему, что это последнее мое условие.

Или он сделает то, чего хочу я, или…

Она замолчала, задумчиво опустив длинные, загнутые кверху ресницы.

И нежно промурлыкала, по-кошачьи прижавшись щекой к его плечу и одной рукой обнимая его за шею:

— Или я заберу у него все! Абсолютно все! И превращу его жизнь в ад. — Уголки ее красивых, правильной формы губ приподнялись в лукавой усмешке.

Михаил понял ее даже не с полуслова, а с полувзгляда и испугался.

— Даже не думай об этом! В последнее время охрану еще больше усилили.

— Нет, я не буду палить в него из пистолета, — заливисто рассмеялась она. — Есть сотня других способов!

— Дурочка! — Он нежно провел рукой по изгибу ее тела, простыня скользнула вниз, обнажая холеную упругую кожу, покрытую, точно золотистой пудрой, ровным загаром, удивительным в конце зимы. — Это слишком опасно. К тому же он что-то замышляет. Я еще не понял, что именно. До меня дошли сведения, что дан приказ тайно избавиться от ликвидных активов.

— Что все это значит? — Вертикальная морщинка прорезала ее гладкий лоб.

— Это значит: он обращает все свои капиталы в деньги и вывозит их за границу. Опасный признак!

— Собирается драпать? — Ее глаза удивленно-испуганно округлились. Она растерянно прошептала:

— Что же мне делать?

— Не беспокойся. — Гурьянов успокаивающе улыбнулся. — Пока волноваться не о чем. Скорее всего это просто подготовка к грядущим переменам в правительстве. Нынче ветер дует совсем в другую сторону, вот он и подчищает тылы. Он никуда не сбежит, у него важный заказ.

— Что за заказ? — Глаза Ларисы еще сохраняли тревожно-обеспокоенное выражение.

— Точно не знаю. Вроде бы кто-то на самом верху желает обеспечить себе комфортное будущее. Его попросили курировать строительство особняка где-то в южных странах. Это будет второй Форт-Нокс на необитаемом острове. Понимаешь, после нашумевшей истории с Пиночетом ни один президент не будет чувствовать себя спокойно на нейтральной земле.

Лариса задумалась, накручивая на палец прядь своих пшеничных волос, выбившихся из гладкой прически.

— Пожалуй, на этом можно будет сыграть. Президент и все такое… — Она откинулась да подушку, взгляд ее неожиданно принял стальной оттенок, бесцельно бродя по потолку. — Представь аршинные заголовки в газетах:

«Президент строит замок за рубежом!» На этом можно неплохо заработать!

— Шантаж? — понял он и удивленно дернул бровью.

— Точно! Что может быть лучше старого доброго шантажа! Предлагаю следующую программу действий. Ты соберешь необходимые данные, снимешь копии документов. А потом, когда все будет готово, я выложу карты ему на стол: или — или! Или он делает то, что нужно мне, или материал направляется в СМИ.

Репортеры ухватятся руками и ногами, найдется тема и для обсуждения в прокуратуре… Пожалуй, он не отделается от меня свечным заводиком в Самаре!

— Неплохо придумано, — сдержанно одобрил Гурьянов. — Только не понимаю я, зачем это нужно мне?

И он с деланным спокойствием спустил ноги с кровати и принялся одеваться. Лариса повисла у него на шее, точно кошка.

— Ведь я без тебя не смогу сделать это, — опаляя его щеку горячим дыханием, зашептала она, — а вместе мы — сила. Что если мы заключим договор?

Полученные деньги пополам, фифти-фифти?

Он задумался, и его лицо побледнело. Он тянул паузу, перед тем как сказать свое решительное торжествующее «да».

— Надо обговорить детали, — нехотя согласился он. — Мы оба рискуем слишком многим.

Ему с самого начала не нравилась эта затея…

* * *

Со сцены Алена сразу заметила человека, о котором думала в последнее время.

Как часто, ежась под одеялом на одинокой постели, она вспоминала ту мимолетную встречу. Ей казалось, что она влюбилась в него с первого взгляда.

Влюбилась, как глупая девчонка, принимающая обыкновенное увлечение за ту самую единственную любовь. Ей казалось, что страдания ее так сильны, что еще немного — и сердце треснет по швам, как платье, из которого давно уже выросла.

Но один за другим шли дни, надежда на встречу становилась все более призрачной. Телефон молчал, к ней заходил лишь хозяин квартиры, являвшийся за квартплатой, да подружки из шоу забегали на тихие девичники. Принц на белом коне не спешил показываться на горизонте.

Алена бесконечно плавала в сладостных грезах. «Ты так не похожа на всех этих охотниц за деньгами, — говорит он. — Ты необыкновенная!» — «Да, — отвечает она. — Но лишь мое израненное сердце знает, как дорого стоило мне отличие от других!» — «Я хочу идти рука об руку с тобой по жизни! — говорит он, целуя ее тонкую руку с длинными, покрытыми темным лаком ногтями. — Будь моей женой!» И тогда она прильнет к нему своими пухлыми губами (эта пухлость обошлась Алене недешево: сто долларов за накачку биополимерным гелем в косметическом салоне), и они рука об руку пойдут в счастливое будущее…

Тот вечер в клубе… Она заметила его сразу, как только вышла на сцену. «Он пришел! — ритмично пульсировало в голове. — Он пришел посмотреть на меня! Он меня помнит!»

Она на одном дыхании отыграла сценку. Ее даже не смущала веселая компания за сдвинутыми столиками, ведущая себя вызывающе шумно.

15
{"b":"28621","o":1}