ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Первые две недели свеженькие насосы работали очень даже неплохо, исправно качая то, что должны были качать. А потом они начинали ломаться один за другим. Цена у них оказалась западной, а качество традиционно советским. На возмущение покупателей Ольга Витальевна хладнокровно отвечала:

— А что вы хотите? Экспериментальная продукция. Конечно, есть небольшие недоработки. Учтем непременно в следующей модели. А пока оплатите ремонт, я пришлю специалистов.

Директор возмущенно орал в трубку откуда-нибудь из Нового Уренгоя, что он обратится в суд, на что Ольга Витальевна невозмутимо парировала:

— Мы увеличим сумму «отката» еще на три процента…

И директор сразу же захлопывал рот, изрыгавший проклятия, а предприятие, уже потратившееся на приобретение, доставку и монтаж чудо-техники, было вынуждено теперь платить за ее ремонт. И все были довольны: Ольга Витальевна клала в карман кругленькую сумму, а директор опростоволосившегося предприятия покупал новую машину.

Параллельно производству бешеными темпами велась разработка нового чуда техники, «ССН-2». С периодичностью раз в несколько недель центральная пресса разражалась восторженными статьями о новой разработке, объявленной чудом техники, после внедрения которой западные аналоги останутся позади. Желающим увидеть процесс проектирования предлагалось осмотреть комнату, в которой возле компьютеров сидели несколько инженеров и сосредоточенно пялились в экраны с напряжением кошки, следящей за мышкой, которая вот-вот должна появиться из норки. Это должно было означать форсированную разработку нового проекта.

Под многообещающий проект уже были получены деньги и разработана схема инвестиций. Ольга Витальевна наконец смогла себе позволить кое-что и для души: ее семья из двухкомнатной хрущевки перебралась в пятикомнатные хоромы в хорошем районе, а новый водитель директора при появлении своей патронессы угодливо распахивал дверцу элегантного асфальтового «мерседеса». Дети Ольги Витальевны учились в закрытых школах, где лучшие западные преподаватели обучали их основам надувательства и воровства, именуемых бизнесом.

Итак, жизнь ее текла молоком и медом. Ольга Витальевна уже лелеяла новую мечту: завоевание насосной промышленности всего мира. В мечтах она уже видела себя всемогущественным магнатом, вершащим судьбы транснациональных корпораций, и предвкушала власть и славу, которые принесет ей новая завоеванная вершина. И, конечно же, деньги…

Она не знала, что на пути ее нового замысла уже встал один человек.

Но сначала она встала на его пути…

* * *

По мере приближения к узкой горловине, через которую в центр города вливался поток машин, автомобильная пробка все более уплотнялась. Набрав скорость на периферийных улицах, машины, неохотно тормозили, притирались боками, дышали друг другу в спины, пыхтя, как загнанные мустанги. Сверкавший полированными боками «мере», распугивая автомобильную мелочевку вроде видавших виды «Жигулей», вырвался в левый ряд и, мигая фарами, мощно шел напролом.

Разделительная полоса между встречными потоками была пуста, только далеко впереди маячила черная куртка мотоциклиста на аппарате, в очертаниях которого угадывались благородные приметы «Ямахи». По всем приметам обладатель «рисовой ракеты» принадлежал неформальному движению фанатов мотоезды, так называемых байкеров.

В вечных московских пробках мотоциклисты имеют неоспоримое преимущество над автолюбителями, жертвами собственной респектабельности.

Водители часами парятся в раскаленных жестянках и завидуют мобильным и вертким байкерам лютой завистью. В час пик мотоциклы по Москве не ездят, а просачиваются. Срывая зеркала заднего вида, они пробираются в зазоры между легковушками, несутся по обочинам, распугивая робких пешеходов. Они вылетают на встречную полосу, вызывая скрежет зубовный и матюги водителей, жмущих педаль тормоза, заметив «этих отморозков», от одного вида которых в крови выделяется адреналин.

Вот такой безбашенный мотоциклист маячил впереди на разделительной полосе, не желая пропускать вперед «мерс» с мигалкой.

— Развелось их! — ворчливо заметил Володя, водитель «мерса», утапливая в пол педаль газа и угрожающе прижимаясь передним бампером к обнаглевшему байкеру, чья куртка надувалась пузырем за плечами, а видавшие виды брезентовые штаны выдавали человека, знающего, каково это тормозить собственными коленями на скорости сто двадцать километров в час.

— И как их гаишники на дороги выпускают! — ворчливо заметил пассажир «мерса» и неодобрительно покачал головой.

Володя помигал дальним светом мотоциклисту, что означало требование уступить дорогу. Но упрямец не желал подчиняться.

— Говорят, сам Лужков приказал гаишникам байкеров не трогать, — раздраженно заметил шофер. — Но думаю, это враки. Просто они все датые ездят, без прав и документов, поймают одного такого — на оформление битый час уйдет. А сколько за этот час мимо гаишника шестисотых «меринов» проедет? На многие тысячи! Представьте, стоит такой бородатый дядя в клепаной коже и гундосит перед инспектором в окладистую бороду. Смешно!

В это время на встречной полосе образовался небольшой просвет между машинами, и «мерс», противно взвизгнув сиреной, резко ушел на обгон, крылом притирая мотоциклиста. Байкер от неожиданности дернул руль вправо и едва не пошел юзом на большой скорости, грозя попасть под колеса пыхтящего рядом грузовика. Драгоценные секунды борьбы за право обладания дорогой были им безвозвратно утеряны, и соперник уже встал впереди, загородив дорогу. Теперь мотоцикл почти упирался передним колесом в выхлопную трубу автомобиля.

— Щас мы его поучим вежливости! — сквозь зубы пробормотал шофер и резко нажал на тормоз.

Мотоциклист чуть не клюнул передним колесом багажник, тормозя, двухколесную машину вновь повело на проезжей части.

— Не будет наглеть, — со смешком произнес шофер и, готовясь обогнуть Триумфальную арку, возле которой заканчивалась разделительная полоса и начинался сплошной газон, плавно перестроился в правый ряд. Мотоциклист, казалось, безнадежно отстал.

34
{"b":"28621","o":1}