ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я могу дать ответ лишь после просмотра материала… А вот этот сорт привозят прямо из Китая из провинции Хэйлунцзян персонально для меня.

Попробуйте! Чудный вкус достигается небольшим добавлением резаного вишневого листа на этапе сушки чайного сбора…

Гурьянов невнимательно пригубил чашку и, отодвигая ее, произнес:

— Да, пожалуй… Ощущаются глубокие вкусовые оттенки. Это шедевр для истинных ценителей. Но я надеюсь, что и мой шедевр придется вам по вкусу.

Многие телепродюсеры на Западе отрубили бы себе руку, только бы одним глазком взглянуть на предлагаемый материал. Возьмите, например, голландский сериал «Большой брат», тот, где камера подсматривает за десятком обывателей, закрытых в одном помещении. Европейцы без ума от возможности подсмотреть, как дама ходит в туалет, не зная, что за ней наблюдают. За это они готовы выложить очень большие деньги. Очень!

В глазах Главного при упоминании о западных платежеспособных конкурентах появился хищный блеск.

— Но я надеюсь, что право первой ночи все же останется за нашей компанией, — торопливо проговорил он, впервые забыв упомянуть о чае.

Михаил понял, что дело на мази. Оставалось за малым — добыть материал с неприступного острова.

* * *

Он знал, что рано или поздно его прекрасная работа закончится тюрьмой. Он знал! И София говорила ему, и жена… Тео Костаки вновь трясся от страха.

С самого начала он чувствовал, что тут дело нечисто! Говорила ведь жена, мол, откажись, плевать на деньги, и София ему то же самое твердила… О боги! Зачем он не послушался своих женщин? Кто теперь будет кормить его бедных детей, когда Тео посадят в тюрьму?

Холодно поблескивая глазами, человек напротив него выжидательно наблюдал, когда буря эмоций наконец стихнет.

«Господин из полиции! Нет, из Интерпола!» — сразу же решил Тео, когда увидел этого типа. Он выглядел как типичный полицейский из тех, что не берет денег за маленькое послабление по службе. Тео уже прокручивал в голове суммы, которые нужно было предложить полицейскому, но у него язык не поворачивался назвать цифру. О, если бы не этот проклятый переводчик, который с любопытством уставился на него! Неужели переводчику тоже нужно давать деньги? О боги!

Пришлось выложить все как на духу: кто его нанимал, сколько платят, откуда он берет груз и куда доставляет… Пришлось рассказать абсолютно все, хотя и за малую толику сказанного его могли бы отправить на тот свет. Теперь ему точно не жить. А как же дети!.. Его дети от жены и дети от Софии!

— Вы заберете пакет, — потребовал полицейский, грозно поблескивая очками на трясущегося от страха Тео. — И все!

— Нарушить инструкцию! — ужаснулся летчик и протестующе замахал коротенькими смуглыми ручками, покрытыми густым черным волосом. — Упаси Боже!

— Значит, вам придется нарушить инструкцию! — холодно констатировал полицейский, а переводчик многозначительно ухмыльнулся при этих словах. — Если, конечно, вы не хотите…

Конечно, Тео не хотел. Его голова поникла, как цветок без полива, и он только молча кивнул в знак согласия. Внутренне он уже распрощался с жизнью, со своей женой, с любовницей Софией и с детьми — Ластой, Костой, Александриной и со своим любимцем, курчавым Теократисом.

А тот полицейский, стоя в дверях, произнес тоном приказа: "Пакет с острова принесете мне в гостиницу «Лавредика».

Тео полуобморочно закрыл глаза. Мафия немедленно отомстит ему. О боги!..

Глава 8

Потом они стали встречаться каждый день: все вместе обедали, ужинали, ходили купаться, слушали музыку. И каждый раз, когда ее бывший муж спускался из своего бункера, Лариса, то сославшись на головную боль, а то и вовсе без всякого объяснения, незаметно исчезала. Она осторожно пробиралась наверх и запиралась там. У нее была куча дел. Она вела долгие телефонные беседы, просматривала кассеты, отбирала из них те, что поинтереснее. Потом, как ни в чем не бывало, возвращалась к остальным.

Новости, сообщенные Гурьяновым, внушали ей оптимизм.

— Главный согласился, теперь дело за тобой.

— Мне нужно выбрать подходящий момент, — нахмурила лоб Лариса. — Я дам знать, когда все будет готово.

Она самодовольно усмехнулась. В это время монитор показывал ее бывшего мужа, окруженного компанией щебечущих подруг. Он купался в лучах всеобщего внимания, не подозревая о зреющем против него заговоре. Не зная, что уже стал игрушкой в опытных руках.

* * *

Поздно вечером, когда дом затих, готовясь ко сну, Надя прокралась в холл и включила телевизор на нулевой канал. Она сделает то, до чего никто из этих заумных дурочек с высшим образованием вовек не додумается: она его влюбит в себя, а потом заставит выполнять все свои желания. Она не сомневалась в том, что ей это удастся. Зеркало подтверждало ее предположения. Отросшая до плеч рыжая копна волос, золотисто-зеленые глаза, задорно сияющие из-под густых ресниц, белая, как у всех рыжих, кожа, не поддающаяся загару, — есть от чего сойти с ума!

Надя напустила на себя умоляющее выражение и сделала бараньи глаза, которые должны были означать крайнюю степень влюбленности.

— Мне нужно с вами проговорить, — запинаясь проговорила она, демонстрируя смущение, которого отродясь не испытывала.

Он зевнул чуть ли не во весь экран и удивился:

— Что-то случилось?

— Пока нет. — Она умело опустила глаза, и на розоватые щеки легли длинные тени. — Неужели вы ничего не замечаете?

— Может, завтра? Уже поздно.

— Нет, сейчас! — Голос Нади звучал обиженно. — Я не могу больше ждать, я… Я сойду с ума! Я так долго решалась на это, а вы… Нет, я не могу так больше!

На ее ресницах задрожали хрустальные слезы. Внутренне она ликовала — ну надо же, кто бы мог предположить, что у нее талант великой актрисы. И это у нее, Надьки, грозы ночных улиц, у той, что бесстрашно гоняла на мотоцикле, наводя адским ревом ужас на обывателей, а в театре была всего два раза в жизни вместе с классом!

— Ну, хорошо, хорошо… Сейчас я спущусь.

— Буду ждать у себя в комнате! — благодарно улыбнулась Надя и довольная выскользнула в коридор.

96
{"b":"28621","o":1}