ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я его не знаю, – наконец процедил он.

На моем лице, вероятно, очень хорошо отразилось сомнение.

– Почти не знаю. Когда ему нужно, он приезжает сюда или домой мне звонит.

– И о чем вы беседуете?

– Вам что, все мои дела рассказать? – спросил он угрюмо. – Тогда уж лучше сразу стукните на меня ментам за это...

– Хорошо, – покладисто согласился я, – все не надо. Давай про Латынина.

– Про Латынина... – повторил он. – Месяца три назад или чуть поменьше звонит он мне домой, я как раз выходной был. Говорит, повидаться надо. И назначает стрелку у телеграфа, под глобусом...

– Кто звонит-то? – спросил я.

– В каком смысле?

– Ну, как его зовут, знакомого твоего? Горелов посмотрел на меня сумрачно:

– Слушай, отдай счет по-хорошему, нос к носу – и разбежались. Ты меня не знаешь, я тебя не знаю. Плачу две кати, а?

Я молча его изучал.

– Три!

– А пятьсот дашь? – спросил я.

– Дам! – быстро сказал он. – Сейчас у ребят в момент соберу.

Я покачал головой:

– Почему ж ты его так боишься?

– Раз боюсь, значит, надо, – ответил он. – Так пошло?

– Не пошло. Я ж сказал тебе: все между нами. Он мне нужен, а как я его нашел – пусть гадает.

– Да не нужен он тебе! – взорвался вдруг Горелов. – Наживешь приключений на свою...

– Ты меня не жалей, – сказал я. – О себе лучше думай. Давай рассказывай.

– Ну гляди. Только не жалуйся потом, что я тебя не предупреждал. Зовут его Марат.

– В Центре крутится?

– Центровой. Но – сурьезный товарищ. В общем, встретились мы. Посадил он меня в машину, и поехали мы куда-то на Колхозную, в переулки, встали там напротив какой-то школы. Сейчас, говорит, покажу тебе парня, запомни его, потом познакомься с ним как хочешь и сделай так, чтоб он пристроился к делу. Подкинуть, значит, ему чего-нибудь сфарцевать или другую какую работенку, главное, чтоб нетрудную и денежную. И вообще, говорит, подружись с ним, а все расходы, говорит, принимаю на себя.

– А что у него за машина?

– У кого?

– Кончай придуриваться! – рассердился я. – Не у мальчика же!

– “Жигули”, синяя, “трешка”, кажется.

– Номер?

– Да что ж я, чокнутый, номера запоминать?!

– Слушай, Горелов, – сказал я мягко, – пойми наконец, чем скорее я его найду, тем скорее ты получишь счет. Ну, подумай.

Он действительно задумался:

– Кажется, три семерки там есть, но точно не помню.

– Так, хорошо. Что было дальше?

– Дальше я их свел. Познакомил, в общем...

– Когда это было?

– С месяц, наверное.

– А как ты это обставил?

– Как велели, так и обставил. Позвал мальчишку обедать в пиццерию напротив, а Марат туда зашел, будто бы случайно. Ну я и говорю вашему Латынину: вот, говорю, настоящий деловой человек, хочешь, познакомлю? И все: с тех пор ни того, ни другого ни разу не видал.

На этот раз было похоже, что Горелов не врет.

– Верю, – сказал я поощрительно. – А теперь опиши мне его. Как выглядит, в чем ходит.

Горелов в задумчивости почесал подбородок:

– Росту в нем примерно метр восемьдесят, волосы черные, очки такие затемненные. Что еще-то?

– Как одет?

– Да по-разному. Что у него, по-вашему, одни штаны, что ли? Я его последний раз видел – только снег стаял, а сейчас лето на дворе.

– Сколько ему лет?

– На вид – к сорока. А так – не знаю...

Я понял, что больше мне из него ничего не выжать. Пора уходить. Но напоследок я все-таки спросил:

– Кстати, а что было в этом чемоданчике? С которым ты его посылал?

– Ни черта. Пара пустых бутылок, тряпье какое-то. И адрес я ему давал то тещи моей, то тетки.

– И еще: почем, говоришь, были джинсы?

Он криво ухмыльнулся:

– У одного кента брал оптом по сто тридцать.

– А Марату говорил, что сто пятьдесят?

Горелов прямо вскинулся:

– Вы откуда знаете?

– Ладно, – успокоил я его, поднимаясь, – меня это не касается.

– Отдайте счет, – снова стал упрашивать он. – Всю правду ведь рассказал...

– Обождешь, – жестко сказал я. – А пока можешь получить с меня. Минус шесть восемьдесят...

По-моему, когда я отсчитывал ему деньги, он смотрел на меня, как на полного психа. Мы все-таки жили с ним в совершенно разных измерениях.

Феликс и Лика ждали меня в машине.

– Поехали ко мне, – предложил Феликс. Поздно вечером, проводив Лику до метро, мы возвращались по пустынным улицам домой, и Громов спросил меня:

– А тебе не кажется, что ты сейчас лезешь не совсем в свое дело? Если это шайка, пускай ее ловит уголовный розыск.

– Нет, – ответил я твердо, – не кажется. Сухову я, конечно, все передам, но вот задачи у нас с ним разные. Понимаешь, Латынин дружил с Кригером, а это для меня характеристика. Я тоже дружил с Кригером. И старик перед смертью попросил меня помочь вытащить парня. Пускай Сухов ловит шайку, если она, конечно, существует, а я буду искать Латынина. Я не верю, что он имеет отношение к убийству, по крайней мере прямое, но я не знаю, насколько он уже увяз в этом деле. Зато я знаю, чего хотел от меня Кригер: чтобы я не дал увязнуть еще больше. И я обещал ему, что он может на меня положиться.

– Хорошо, – сказал Феликс. – Тогда по-другому спрошу. А ты, часом, не боишься?

– Боюсь, – честно ответил я.

15

Свой следующий рабочий день я начал с того, что дозвонился Сухову и рассказал ему про официанта. Он реагировал как-то вяло. Поблагодарил, но сказал:

– Побаловался, и хватит. Давай кончай свою самодеятельность.

– Какую самодеятельность?! – возмутился я. – Это моя работа, мне, между прочим, за нее деньги платят!

– Не забивай мне баки, – ответил Сухов, – за то, чтобы ловить жуликов, деньги платят мне. А тебе платят за то, чтобы ты потом описывал, как я их ловлю.

Я обиделся:

– Пожалуйста, могу больше ничего тебе не сообщать.

– А вот это зря, – сказал он. – Не лезь в бутылку, мы ж с тобой одно дело делаем, в конце концов. Я тебе вот что предлагаю: ты ищешь Латынина и ищи. Найдешь – спасибо. А вот Марата оставь, пожалуйста, мне, я сам им займусь.

– Это почему же? – спросил я ревниво.

– Да потому, что ты можешь там напортачить и еще влипнуть во что-нибудь. Ну скажи, найдешь ты его, что будешь делать?

– Ну-у... – задумался я.

– Вот именно “ну-у”, – передразнил меня Сухов. – Я чувствую, этого Марата, как того официанта, на кривой козе не объедешь. А спугнуть можно. Если ты уже не спугнул, – добавил он.

Да, резон в его словах был. Но мне не хотелось так просто сдаваться.

– Как же я буду искать Латынина без Марата, если все на нем завязано?

– Обещаю, – сказал Сухов, – что узнаю, расскажу. Договорились?

– Договорились, – согласился я с сожалением. – Кстати, нашли вы потом что-нибудь в квартире?

– Нашли. Два автомата и ящик с гранатами.

– Понятно, – сказал я. – Вот, значит, какой у нас будет обмен информацией.

– Чудак человек, – засмеялся Сухов, – сравнил кой-чего с кое-чем. Разве ж я могу тебе все рассказывать? Ничего мы там не нашли. Хоть и сидели до самой ночи.

Потом я сел и стал думать, как мне найти Витю Жильцова. Мосгорсправка вряд ли поможет. Про него мне было известно только, что он учится в школе где-то в новом районе. В Москве тысяча с лишним школ, и больше половины из них наверняка находится именно в новых районах. Неужели звонить по справочнику в каждую из них? А вдруг еще среди старшеклассников окажется не один Витя Жильцов? Сколько времени у меня уйдет на проверку?

Я снял трубку и позвонил Воропаевой. Мне хотелось знать, не существует ли каких-нибудь сводных списков учащихся хотя бы по районам? Оказалось, таких списков нет.

– А вы попробуйте позвонить по секторам учета райкомов комсомола, – сказала Светлана Николаевна. – Он ведь наверняка комсомолец, этот Жильцов. В Москве, не считая Зеленограда, тридцать один район, вычтите отсюда центральные, и вам останется совсем не так много работы.

14
{"b":"28633","o":1}