ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы проверим его связь с убитой, – сказал Вудворд. – Это не трудно. Но если Стайгер не убивал ее, то зачем ему понадобилось уничтожать все следы? Где орудие убийства? Почему он прихватил с собой портфель? Что в нем было? И наконец нам известно, что Стайгер вошел в квартиру вместе с жертвой, а ушел, когда та была мертва. Как он допустил, чтобы в его присутствии совершили убийство, да еще убрали за собой улики? Он сделал это сам. Надо учесть и то, что когда Стайгер заметал следы, он еще не знал, что потерял бумажник и что наткнется в подъезде на свидетелей. Представьте себе на секунду, что Стайгер не выронил бумажник с правами и никого не встретил в подъезде. Убийца вылизал квартиру и исчез. Он действовал продуманно. Что касается причин для убийства, то их у пьяных рождается великое множество. Не то ответили – и на тебе, получай нож между ребер. Возможно, Стайгер и сам причину не вспомнит.

– Вы можете доказать, что Стайгер был садистом? – спросил Рэнард. – На теле женщины шесть ножевых ран. Такое может сделать либо маньяк, либо человек, ненавидящий Дэбору Катлер. Стайгера не причислишь ни к тем ни к другим.

Глаза прокурора бегали с одного на другого, он не мог понять, кто какую идею выдвигает. Наконец терпение его лопнуло и он решил вмешаться.

– Секунду, господа. Какие тут могут быть диспуты? Извините, дорогой коллега, – он обратился к своему помощнику. – Вы что же, на стороне Стайгера?

– Нет, сэр. Я на стороне закона и справедливости. У меня нет никаких доказательств, следствие только начинается. Но я хочу разобраться в деталях. В данном случае, если бы лейтенант Вудворд стоял на стороне Стайгера, то я был бы против него. Не имеет значения, кто из нас прев, но мы должны рассматривать любые варианты, а не слепо мчаться напролом, подобно гончим псам. Так до истины не докопаешься.

«Сосунок, – подумал Вудворд. – Эти университеты только дурь в башку вбивают. Что он смыслит в преступниках?»

– Меня интересует только один вопрос, – заявил он. – Где сейчас Стайгер? Как только я его решу, парень сядет за решетку, Потом разбирайтесь сами – виновен, невиновен. Так оно и есть, я гончий пес. Ищейка. Меня тонкости не интересуют. Убийство налицо. С двух часов ночи до восьми часов утра в квартире Дэби Катлер находился один человек – Мел Стайгер. Они вошли в квартиру вдвоем, вышел из нее один Стайгер, а женщина осталась внутри исколотая ножом. Какие могут быть еще домыслы или факты. Если в квартире был третий, то почему его никто не видел? Почему опытный коп позволил кому-то убить свою подружку и отпустил убийцу, а потом начал за ним убирать мусор? Извини, Рэнард, но ты несешь чепуху. Мы не за партой сидим, а работаем. Эксперименты здесь неуместны.

– Хочу заметить, лейтенант Вудворд, – тихо заговорил побледневший Рэнард, – что следствие веду я. Я уважаю ваш опыт и послужной список, но вам придется выполнять те задачи, которые перед вами поставят.

– Умоляю, господа, – закрутился в кресле прокурор, – Только без эмоций. В таком деле нужна слаженность. Лейтенант Вудворд неоднократно выручал нас. Мы ему очень признательны. Прошу вас, коллега, не давите на него. Согласитесь, что восемьдесят пять процентов правоты на стороне лейтенанта. Мне звонил губернатор штата и просил подключить к делу полицию. Дело деликатное, надо постараться и побыстрее закрыть его. Ради Бога, не стоит ссориться. Сделаем так. Вечером соберемся здесь, в моем кабинете. В восемь часов. До этого времени лейтенант займется поисками подозреваемого, – прокурор приоткрыл папку и взглянул на первый лист, – подозреваемого Мела Стайгера. А вы, уважаемый коллега, разрабатывайте свою версию. Каждый будет занят своим делом и никто никому не станет мешать и указывать.

– Отличная идея, сэр, – гаркнул Вудворд и встал. – Если не возражаете, я приступаю к работе. Время дорого.

– Разумеется, лейтенант. Вудворд пожал руку окружному прокурору и забыл о руке его помощника. Через минуту он сидел в своей машине и произносил разного рода слова, которые не выдерживает бумага, поэтому мы не будем их приводить.

3

В отличие от Вудворда Эрику Рэнарду приходилось показывать свое удостоверение каждому, прежде чем задать самый безобидный вопрос. Слишком молод. слишком розовощек и толст, слишком неуклюж. Ну кто, скажите на милость, станет разговаривать с таким типом или воспринимать его вопросы всерьез. Таких людей не находилось. Однако удостоверение окружной прокуратуры имело магическое воздействие. Приходилось, что называется, снимать шляпу.

Беседа с Дарком, барменом из забегаловки, в которую заходил каждое утро Стайгер, носила вольный характер. Дарк боялся и уважал представителей закона. Если эти представители кем-то интересовались, то неспроста.

– Я вам прямо скажу, сэр. Конечно же, Мел Стайгер человек паршивый. Я бы его на порог не пустил, но мы живем в свободной стране и запретить ему ходить в мой бар я не могу. Он живет напротив. Каждое утро приходит пить пиво и забирает свои газеты.

– Какие газеты он читает?

– "Новости Запада", утренний и вечерний выпуски. Паршивая газетенка с малым тиражом, но другие Мел и в руки не берет.

– Давно он здесь живет?

– Семь лет. Когда его вышвырнула жена, он снял квартиру над магазином и поселился вон в том доме, – жирный палец указал в каком именно.

– Вышвырнула?

– Ну как вам сказать. Она заявила ему, что он бесперспективный. Кому интересно жить с полицейским, который в течение десяти лет ходит в сержантах и это ему нравится. С утра до ночи на работе и кроме работы никаких интересов. Понятие «карьера» у человека отсутствует. Женщине приходилось работать и она зарабатывала больше мужа. Молодая, интересная… Что еще сказать? Она права.

– Когда Стайгер переехал в этот район, он еще служил в полиции?

– Да. Но он стал зашибать. Год прошел, смотрю, появляется в форме постового. Какое уж тут продвижение.

– А характер?

– Дикарь. Как напьется, так драки учиняет. Правда, ребята цепляют его иногда, а Мел тут же по зубам.

– Вы видели у него нож?

– Нож? – бармен отпрянул. – Боже упаси! Нет, ножа я у него не видел. Неужто зарезал кого-нибудь? Черт! Я всегда говорил, что он плохо кончит!

– Когда вы его видели в последний раз?

– Сегодня утром. Около девяти. Пришел с опозданием. Выпил пиво, забрал свои газеты и ушел домой. Так из дома и не выходил.

– Откуда вы знаете?

– Вон его подъезд. Из окна видно. У меня не так много посетителей днем. В окно смотрю большую часть времени.

– Не подскажете, где еще бывает Стайгер?

– В баре Грега Дорсета. Линкольн-стрит, 9.

– О'кей. Не стоит тиражировать наш разговор. Забудьте о том, что я был у вас.

– Вас понял, сэр.

Рэнард вышел из бара. Дарк наблюдал, как толстяк пересек улицу и зашел в подъезд. Как только помощник прокурора скрылся из вида, Дарк стукнул кулаком по стенке. Посетители встрепенулись и уставились на хозяина забегаловки.

– Я так и знал, что Мел кого-нибудь зарежет!

К стойке направилась кучка любопытных.

Осмотр дома, двора и улицы ничего не дал Рэнарду. Он решил посетить еще одного знакомого Стайгера и вплотную заняться убитой. Лучше всего начать с другого конца. Ведь Стайгер начал бы именно с него.

Грег Дорсет выглядел умудренным мэтром. Днем его бар пустовал и Грег принял непрошенного гостя в подсобном помещении, а не в зале. Он усадил помощника окружного прокурора в кресло и предложил ему дорогого бренди, но тот отказался. «Молодой еще, – подумал Дорсет, – старые зубры от полиции не только бы выпили, но и с собой прихватили, забыв при этом заплатить. Но и этот желторотик скоро освоится.»

– Чем могу быть полезен, сэр?

– Вы знаете Мела Стайгера?

– Да, сэр.

– Он был у вас вчера?

– Совершенно верно. Небывалый случай – принес долг.

– Много?

– Не очень. Тридцать долларов. У меня для постоянных клиентов открытый счет. Они расплачиваются один раз в месяц. Мел часто задерживает, но платит.

5
{"b":"28639","o":1}