ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он работает?

– Трудно назвать это работой. Время от времени ему предлагают работу. «Сейф-депозит». Денежное хранилище. Когда они перевозят крупные суммы, то нанимают проверенных лиц для сопровождения. Мел бывший полицейский. Они его знают, он как-то, лет десять назад, отличился. Накрыл грабителей в этой конторе и с тех пор он у них вроде как почетный гость. Но работа не постоянная. Два, три дня в месяц. Платят неплохо, но нерегулярно.

– Вчера он был трезвым?

– Когда пришел, на ногах держался твердо. Потом угостил своих ребят, которые угощали его, круговая порука, и ушел уже на взводе.

– В котором часу?

– Около восьми.

– Куда?

– Трудно сказать. Когда у Мела появляются деньги, он становится непредсказуемым. С ним что-нибудь случилось?

– Не знаю. Мы его ищем по одному делу, возможно, он смог бы нам помочь.

– Навряд ли. В это время дня он уже нагрузился. Я же говорю вам, что у Мела появились деньги. Дней пять не просохнет.

– Спасибо за помощь.

– Не за что. Вы больше похожи на школьного учителя, чем на помощника окружного прокурора. Ничего плохого в этом нет. У каждого свои представления.

– К сожалению, мистер Дорсет, у нас часто создаются совершенно неправильные представления о людях, а мы возводим их в ранг аксиомы.

– Может быть, все-таки выпьете рюмочку? Отличный бурбон!

Глава III

Бег с препятствиями

1

Я делал одно окрытие за другим. Метрдотеля «Прометея» я нашел дома, получив адрес у портье. Вытащив беднягу из ванны и настроив его таким образом против себя, я учинил допрос. У меня не было прав врываться в чужой дом и вряд ли тому найдется оправдание, но другого выхода не существовало.

– Что вы себе позволяете?! – визжал хозяин дома, завернутый в промокшую простыню.

– Тебя зовут Патрик Фрост. Не так ли?

– И что из этого?! Мое имя не имеет значения, вы нарушаете закон о неприкосновенности…

– Заткнись! Я только и занимаюсь тем, что нарушаю законы. Я знаю твое имя и твой адрес, ты обо мне ничего не знаешь. Если не выполнишь мою просьбу, то тебе станет страшно жить дальше.

Фрост открыл рот, но тут же закрыл его вновь. Фокус удался, парень обмяк и беспомощно рухнул в кресло.

– Что вам от меня нужно? Денег у меня нет…

– Не трещи, как ржавая тачка. Мне нужны свидетельские показания и ты мне выложишь в подробностях все, что видел вчера вечером.

– О Боже! Так вы легавый?

– Не угадал. Не теряй времени, простудишься.

– Что вас интересует?

– Та компания, с которой я вчера был. Про террасу можешь не вспоминать.

– Так вы притворились пьяным?

– Так надо. Говори о людях. Мне нужна ясная картина, но со стороны.

– Что я могу сказать? Вели вы себя безобразно. Сначала приставали к бармену. Он отказался вам наливать выпивку, затем сели за столик к одной парочке и потребовали от молодого человека, чтобы он заказал вам выпивку. Вываливали деньги на стол.

– Он заказал?

– Да. Вы мешали их уединению и они ушли. Наш охранник попытался вас выставить. Вы сделали вид, что подчиняетесь требованию, но попросили проводить вас в туалетную комнату. Там вы его ударили. Он упал и треснулся головой о раковину…

– Вы это видели?

– Нет. Когда он очнулся, то рассказал об этом.

– Меня уже не было в ресторане?

– Из туалета вы вернулись в зал и тут же ввязались еще в одну историю. Одна подвыпившая женщина устроила небольшой скандал. Ее муж влепил ей пощечину. Вам именно этого не доставало. Вы тут же вмешались и избили его. Женщина пришла в восторг, но оказалась трезвее вас и сообразила, что лучше поскорее убраться из ресторана и не доводить дело до полиции.

– Итак, мы ушли вдвоем?

– Да.

– В котором часу это произошло?

– Около одиннадцати, может быть позже.

– Кто еще, кроме мужа, был в ком пании женщины, с которой я ушел?

– Еще одна пара.

– О'кей. Вернемся на исходную пози цию. За столиком сидели две пары, мир но беседовали, одна из женщин хватил лишку и полезла в амбицию. Муж реши ее усмирить и врезал оплеуху. Тут в зал вошел рыцарь и вступился за несчастную. В знак благодарности оскорбленная дам уводит рыцаря с собой.

– Примерно так.

– В общих чертах картина понятна. Теперь о частностях. Как звали ту даму?

– Не знаю.

– Характер мой тебе известен. Не крути. Если ты знаешь, что кавалер приходится дамочке мужем, то знаешь, кто они.

– Что вам даст ее имя?

– Не знаю. Но могу сказать о тебе. С синяками метров к работе не допускают. Хочешь остаться на улице?

– Ладно. Тайны тут никакой нет. Я читаю светскую хронику. Ее зовут Дэби Катер, она актриса. Ее мужа зовут Даг Коттон. Он тоже снимается в кино. Подругу зовут Ирен Тэмпл. Кавалера Ирен я не наю. Возможно, он их антрепренер. Вел себя деликатно. Ирен не замужем.

– Как выглядел антрепренер?

– Красивый парень, смахивает на сутенера, Я так и подумал бы, если бы не знал, что он сидит с актрисами.

– Во что был одет? Какой рост, глаза?

– Костюм тройка. Высокий, стройный эрюнет с проседью, небольшой шрам над правой бровью. Цвет глаз не помню.

– Часто встречаешь Дэби Катлер?

– Раза два в неделю. Каждый раз напивается, Что-то у нее не так. Раньше была нормальной женщиной. Очень эффектная дама, но в последнее время скурвилась.

– Хорошее словечко подобрал. Сопровождающие одни и те же или она предпочитает разнообразие?

– Антрепренер появлялся не раз, Ирен также приходила с ней, а кавалеры у Дэби менялись постоянно.

– Кто чаще других ее сопровождает?

– Не знаю. В памяти не откладывается.

– Можно сделать вывод, что Дэби Катлер ваша постоянная посетительница. Если она прикладывается к бутылке, то у неe должно быть есть еще пара мест, где она отсвечивает. Что скажешь?

– Наверняка. Но я не знаю.

– Пошевели извилинами. Ты опытный метр. У вас слишком роскошная забегаловка, в такую каждый день ходить не станешь. Куда может заглядывать женщина такого класса, где быстро нальют и не будут смотреть вслед, кривя рожу?

– Бар «Катамаран». Высокого класса заведение. Местные богатей любят туда забегать.

– О'кей, Пат. Ты хороший парень, но советую тебе забыть обо мне.

Покидая дом метрдотеля я не знал, что он злопамятный и вовсе не собирается меня забывать. Когда я садился в машину, он смотрел в окно. В тот момент мне и в голову не приходило придавать значение такой мелочи. Многие навыки я растерял за последние годы. Лет пять назад я вел бы себя по-другому и начал бы с другого, В башке стоял винный дурман и соображал я плохо, действуя в основном по интуиции. Если она у меня была, то подводила на каждом шагу. Грубейшей ошибкой было то, что я уничтожил все следы преступления. Лучше об этом не думать. Как вспомню сегодняшнее утро, так руки опускаются и хочется повеситься или напиться. Но чтобы не отнимать у себя время, я решил не отнимать хлеб у палача.

Бар «Катамаран» находится неподалеку от дома Дэби Катлер и выглядит пристойной забегаловкой, работающей круглосуточно. Когда я вошел в зал, мне показалось, что я уже бывал здесь. Пути Господни неисповедимы. Полумрак, мягкие кресла, уютные столики с настольными лампами, дым столбом и десятка полтора посетителей. С пустыми карманами здесь делать нечего, а у меня и цента в подкладке не завалялось.

Я подошел к стойке и подозвал бармена.

– Что желаете?

Услужливый, чистенький, он блестел и сверкал, как золотой луидор на солнце. Я наклонился к нему и тихо сказал:

– Извини, приятель. Вчера я перебрал и забыл здесь свою записную книжку.

Бармен очень серьезно отнесся к моему заявлению и сочувственно произнес:

– Ночная смена ушла. Мы заступили в девять утра, но мне никто ничего не передавал.

– Жаль. Извини.

Я сделал два шага к выходу, но бармен меня окликнул.

– Извините, мистер. Тут в подсобке спит швейцар. Он иногда остается с ночной смены. Возможно, ему передали.

6
{"b":"28639","o":1}