ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вам очень хочется показать свою значительность, капитан. Каждая килька для вас улов.

— Моя значительность только что оценена в пять процентов. Не забывайте об этом.

— Ну, хорошо, не будем ссориться. Вы еще не в отставке и нам обоим наверняка предстоит немало забот и неприятностей, — в топе администратора явно зазвучали нотки примирения.

— С вами опасно сотрудничать, Дитрих, вы не видите дальше собственного носа.

На этот раз Дитриху не позволил, ответить стук у дверь. Более деликатный сержант принес более страшную новость.

— Горничная зашла в номер, где скрывался Крот. Там такое!…

— Что еще? — рявкнул Караден.

— Два трупа с перерезанными глотками. Караден вскочил. У Дитриха отвисла челюсть. Ну и день сегодня! Чернее не бывает.

Сэм Лоусхол, дежурный портье, уже знал о случившемся в 2010 номере и ничуть не расстроился. На престиж отеля ему было наплевать, то что погибли люди — тоже его не волновало. Единственное, что беспокоило Лоусхола — станет ли полиция его допрашивать. И есл и станет, то какие вопросы будут задавать. Если копы допустят промах, то он сможет неплохо заработать. Есть такая возможность. Но если полиция окажется начеку — ничего не получишь. Портье облокотился о стойку и начал прикидывать варианты.

Спустя некоторое время из лифта вышел шеф полиции в сопровождении своих костоломов и Югмена. Лоусхол напрягся. Сейчас многое решалось и он мог повернуть дело так, как ему выгодно, но при условии, что капитан не выложит на стол жетон. Обычную железку с но мером. Была обычной, а теперь стоила хороших денег.

Караден и Югмен подошли-таки к стойке с ключами, черт бы их побрал! Лоусхол изобразил страдальческую мину и начал копаться в регистрационном журнале.

Бас Карадена отдался эхом во всем огромном вестибюле.

— Когда он приехал?

— Сегодня утром, сэр. В шесть утра. Так рано, что я его хорошо запомнил.

— Ты зарегистрировал его?

— Конечно, сэр. Он назвался Мауэром из Детройта. Но я узнал его. Это Брюс Хотчер. Человек известный — на прошлых выборах баллотировался от республиканцев. Я внимательно читаю газеты и хорошо…

— Чушь какая-то. Кто к нему приходил?

— Никто, сэр. Девчонку он подцепил в баре и просил его не беспокоить. Им никто не интересовался Караден покосился на Югмена.

— Узнай в бюро обслуживания, не разговаривал ли он с кем нибудь по телефону, что заказывал в номер — короче, все подробности.

— Конечно, капитан. Я свою работу знаю.

— Знал бы, не вышвырнули бы из полиции. Старайся. А то и это место потеряешь.

Удар ниже пояса. Да, действительно, его Югмена, выгнали из полиции за взятки. Но он что, был один такой? Просто надо было на ком-то отыграться. Караден время от времени обязательно выставляет кого-то на улицу, «за просчеты в работы». А сам весь в подачка х. Хапуга, каких мало, но ради показухи любого в порошок сотрет. К тому же Югмен слишком часто совал нос в дела начальства, а таких не любят в этом городе и в этом управлении. Бывший коп сжал челюсти. Терпеть не мог, когда ему давили на мозоли. И кто?!

— Через час приедешь в управление и обо всем доложишь. Адрес еще не забыл, надеюсь, — Караден никогда не упускал случая оскорбить более слабого на людях.

Весьма довольный собой, капитан направился к выходу. Югмен с нескрываемой ненавистью смотрел ему вслед. Зато Лоусхол проводил капитана благодарным взглядом: слава Богу, капитана, видать, не очень заинтересовало происшествие на двадцатом этаже. А значит, можно дать волю собственной фантазии. Югмен, кстати, мог бы быть полезен. Он туповат, а главное — не побежит в полицию с докладом. Надо его, пожалуй, взять себе в компаньоны.

— Послушай, Том, у меня есть отличная идейка. Как ты смотришь на то, чтобы заработать несколько сотен?

Югмен лениво повернулся к портье и уложил тяжелые локти на стойку.

— За что ты хочешь мне заплатить, Сэм?

— За ту работу, которую предложил тебе капитан. Только результат следует профильтровать. Карадену не обязательно знать все подробности.

— Не темни, парень. Выкладывай, что у тебя там.

— Мы оба в деле. Если ты выполнишь свою часть работы, то получишь кругленькую сумму.

— Я могу посадить тебя на одну ладонь, а второй прихлопнуть. Сокрытие улик от полиции пахнет тюрьмой. Я не дешевка, Сэм.

— Не заводись, а слушай. Я могу позвонить капитану и сказать, что забыл упомянуть об одной детали. Но тогда мы оба останемся с носом. Покойнику без разницы, но почему Караден должен иметь то, чего не заслуживает?

— Если мне твоя идея не понравится, то к капитану поедешь со мной вместе. И тебе будет уже не до звонков. Учти, за безопасность в отеле отвечаю я.

— Дай досказать. Еще ничего не знаешь, а уже готов на меня всех собак вешать. Слушай: тип, которого ухлопали, кое-что оставил у меня на хранение. Ты знаешь что толстосумы часто оставляют в моем сейфе ценности и документы, а взамен выдают им жетоны. Этот Хотчер из 2010 номера оставил у меня портфель. Как я понял, его жетон копы не нашли. И наче они потребовали бы вещи. Если ты обнаружишь жетон тридцать процентов от содержимого портфеля — твои.

Югмен внимательно выслушал Лоусхола и выдвинул контрпредложение.

— Пятьдесят.

— Том! Имей совесть. Я несу ответственность…

— Ты слышал, что я сказал?

— Ладно. Ты прав. Так будет справедливо.

— Что в портфеле? Только не говори, что не знаешь.

— Я и не говорю. Я должен проверять содержимое. А вдруг мне подсунут на хранение взрывчатку, например, или наркотики? Короче, в портфеле какие-то бумаги, конверт и пять кусков наличными.

— Ничего себе! Мне около года надо потеть в этой душегубке, чтобы получить половину. Скажи, Сэм, а тебе не приходило в голову, что если жетон не нашла полиция, его выкрал убийца?

— Не думаю. Для него это рискованно. А вдруг я хорошо помню тех, кто сдает свои вещи на хранение? Так что, когда трупы вывезут, загляни в номер. Порыскай. Жетон мне кажется, должен быть там.

— Его там нет.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю. — Югмен сунул руку в карман и достал медный кружок с дыркой. В центре было выдавлено число 447.

— Легавые не обратили не него внимания. Он висел на связке ключей, ключи торчали в двери. Я сумел его снять без особых трудностей. Полиция не знает, что за железка болтается на кольце с ключами. Если бы ты не согласился на половину, я бы сдал тебя копам. А так — наши шансы равны.

Соглашение, как бы скрепленное примиряющим жестом Лоусхола, состоялось к большому удовлетворению обеих сторон. Ведь не всем же в этот день должно было не везти!

4

Элжер в точности выполнил инструкции судьи. Они оставили машину на соседней улице. Джуди вела себя возбужденно, постоянно озиралась, шарахалась от прохожих заглядывала в подворотни.

— Послушай, девушка, — не выдержал Элжер. — Хочешь привлечь к свой персоне всеобщее внимание? Тогда тебе это очень хорошо удается.

— Но судья предупредил: будьте осторожны! А если за его домом следят?

— Тогда они прекратят слежку и все остальное время посвятят тебе. И вообще, посиди-ка лучше в машине. Я и один справлюсь.

— Нет! Мне доверили доставить конверт, и я его доставлю.

— Так и быть. Только перестань дергаться. Он взял девушку за руку, перевел через улицу и они прошли в узкий переулок.

— Вот дом Роберта Клейна, — Элжер кивнул на белый трехэтажный особняк под покатой черепичной крышей.

— Неплохо устроился.

Сквозь зелень сада можно было разглядеть множество балконов, изящных колонн, открытых лоджий. Забор из витых чугунных прутьев защищал хозяев от вторжения извне.

— Такая ограда стоит дороже дома, — с видом знатока произнесла Джуди. — А перемахнуть ее ничего не стоит.

— Кто пойдет на это? Прежде чем лезть через забор, выясняют имя хозяина и что у него есть в доме. Мне кажется, имя Роберта Клейна надежнее любой ограды.

Позади калитки стоял человек в светлом костюме и шляпе с необъятными нолями. Элжер вплотную подошел к забору и окликнул охранника.

12
{"b":"28640","o":1}