ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К сожалению, тут в наш первоначальный план были внесены существенные коррективы. Этому, очевидно, способствовали события, которые начали набирать обороты неделю назад. Я получил послание от Гиша, что с докладом придется повременить. Он объяснил это тем, что произошла утечка информации и он вынужден законсервировать всю работу. Мои попытки связаться с ним ни к чему не привели. Краткое объявление в газете о внезапном заболевании мэра оградили его от внешнего мира. Я оказался в полной растерянности, не зна я, что предпринять. Идти к нему напрямую значило подставить мэра под удар. Связь Гиша с окружным судьей бесспорно подтолкнет преступников к определенным действиям. Один неверный шаг — и все может полететь в тартарары. И тут на меня вышел Ник Майло. Встре ча с ним состоялась на борту теплохода «Вирджиния», и была так законспирирована, будто происходила во время войны во вражеском тылу. Майло показался мне честным и бескомпромиссным человеком! Он дал мне понять, что мэр пока отказался от своей затеи, поско льку находится под пристальным наблюдением. Сам же Майло действовал по собственной инициативе и не ставил мэра в известность о нашей встрече, при этом он продолжал утверждать, что мэр твердо решил порвать с «синдикатом», и сделает все, чтобы покончить с ним. Ник Майло выразил сомнение, что Гишу удастся сделать это безболезненно или вообще удастся. Синдикат уничтожит мэра при его малейшей попытке выйти из игры. По мнению Майло, Гиш не в состоянии вести дальнейшую борьбу, он деморализован и находится в со стоянии транса. А значит, если дойдет до суда, он не сможет выступать в качестве свидетеля обвинения. На эту роль Майло предложил себя. В случае успеха предприятия мэр, как считает Майло, подтвердит свою причастность к работе над докладом. Но для этого Г иш должен быть уверен в безопасности этой акции для себя и своих близких, а также в том, что виновные получат по заслугам.

Надо сказать, меня чрезвычайно удивила позиция мэра. Мне казалось, что он готов на любые издержки ради успеха им самим спланированных действий. Не берусь сейчас давать какой-либо определенной оценки поведению Гиша, поскольку не знаю всех обстоятельств. Т ем более что Майло, похоже, решил довести дело до конца. Он передал мне фотокопию доклада. Его план таков: я знакомлюсь с документами и готовлю заседание большого жюри. Как только с моей стороны все будет подготовлено, Майло передаст мне оригиналы докуме нтов. Он считал, что оригиналы должны исчезнуть из сейфа Гиша в последний момент — чтобы главари преступной группировки уже не смогли предпринять каких-либо контрмер. Я хорошо изучил переданные мне материалы. Их содержание заставляет усомниться в том, чт о мы живем в цивилизованном государстве, где существуют законы, порядок и честь. Не буду вдаваться в подробности. Но мой вывод, хотя юридически не строг, но однозначен: в борьбе с подобным злом нет запрещенных приемов, кроме тех, разумеется, к которым пр ибегли эти подонки.

Я, возможно, несколько поторопил события — два дня назад собрал комитет из лучших юристов нашего округа и ознакомил их с докладом. Решение принято единогласно.

На понедельник назначено заседание большого жюри. Главарям «синдиката», как они называют прест упную банду, повестки для явки в суд вручат в воскресенье вечером.

У них не хватит времени на подготовку версий со своими адвокатами. Впрочем, адвокаты им не помогли бы, даже если бы у них было время. Слишком много винтиков в этой машине, одним взмахом р уки ее не остановить. Веря в силу своей власти, они рискнут выйти на поле брани, но мы готовы к встрече с ними и уверены в победе…

Однако я, кажется, увлекся. Прошу меня извинить. Сейчас мы подошли к главному и самому неприятному моменту нашего разгово ра, если вообще термин «приятный» к нему применим.

Вчера, около часа ночи, мне позвонил Ник Майло. Он сказал, что обстоятельства изменились, и если он не переправит оригинал доклада этой же ночью, то мы его лишимся. Чтобы не подвергать доклад риску уничтожеиия, поскольку не исключено, что Майло на крючке, он попросил назвать имя человека, которому я всецело доверяю. Таким человеком был Генри Фарб. Майло знал его и согласился со мной. Он при нял решение разбить доклад на главы, а их пять, в послать его с курьерами к Фарбу. Если кто-то не довезет своей части, то ее можно будет восстановить, но этим уменьшался риск потери всего документа. Я не знаю, кем были его курьеры. Мне известно лишь то, что Майло выдвинул идею использовать противников мэра из числа республиканцев, готовых на крайние меры, чтобы лишить нынешнюю администрацию политического влияния. В этом решении есть доля авантюризма, не лишенная однако, логики. Но он уже договорился с конкретными людьми, и они готовы принять участие в операции. Майло заготовил шесть конвертов: пять с докладом и шестой с документами, подтверждающими обвинения. Сам Майло готов прибыть в суд в понедельник и выступить в качестве главного свидетеля обвинен ия. Он же и зачитает доклад перед жюри. На этом мы и порешили. Я созвонился с Фарбом и мы договорились, что Генри будет ждать курьеров в своем офисе с семи утра. Как только все шесть конвертов попадут к нему в руки, он тут же явится ко мне. Около четырех часов Майло позвонил. Он сообщил,, что пять курьеров с докладами выехали по назначению.

Шестой по непонятным причинам не явился и пакет с документами все еще находится у него, Майло. Как только и он будет отправлен, мы вновь созвонимся. Это все. Все чт о я знаю. Больше Ник Майло не позвонил. Какова судьба главного конверта, мне неизвестно. Сам звонить ему я не рискую. Благодаря вам. мистер Элжер, и вам, мисс Лайн, у меня в руках два конверта из шести. Мы также знаем, что один из курьеров, Питер Харвей, погиб. Он был активистом республиканской партии, очень перспективным политиком, и выполнил бы задание до конца, не настигни его смерть. Второй конверт, попавший сюда при самоотверженной настойчивости мисс Лайн был доверен изначально Бобу Келли, личному шоферу Ника Майло, его я несколько раз видел. Майло не сомневался в преданности этого человека. Обстоятельства его гибели нам, увы, тоже известны. И, наконец, смерть Генри Фарба. Смерть загадочная. Он ведь не был курьером и не выезжал из дома Майло! Зна чит, «синдикату» каким-то образом стало известно о планах секретаря Гиша, и они приняли меры. Эти люди готовы на все, это очевидно. Что же случилось с остальными курьерами? На часах полдень, а мы в полном неведении. Вы должны понять, мистер Элжер, что во йна началась и что промедление смерти подобно. Иначе нам не избежать новых жертв.

А я, увы, бессилен, что либо изменить.

— Единственное ваше преимущество, мистер Клейн, в том, что преступники размахивают палками в темноте, — после долгого молчания произнес Элжер. — Они не знают истнного противника, и пока вы не вышлете повестки в суд, знать не будут. Но это лишь предположе ние. Насколько изменилась ситуация в последние сутки, нам неизвестно. Вы приоткрыли завесу, но по сути не дали мне никаких фактов или зацепок. Напрашивается наивный и очень простой вопрос: почему вы до сих пор не обратились в полицию? Один человек, даже с помощью судейского жюри, не может вести борьбу с целой армией преступников!

— Ответ так же прост, как и вопрос: шеф криминальной полиции Фил Караден один из тех, кто значится в злополучном списке. Он давно куплен «синдикатом», он их марионетка. Рассчитывать на Карадена, как на защитника закона, бессмысленно.

— Не вся полиция такова. Вы помните лейтенанта Твитта, о котором я вам рассказал? Сто процентов, что этот человек не агент мафии. Как и многие другие его коллеги.

Судья поморщился. Он не понимал, чем продиктовано видимое нежелание детектива ввязываться в драку. Когда людям предлагают та;гие деньги, они обычно ведут себя совершенно иначе.

— Приходится повториться: пока Караден руководит управлением, мы не можем обращаться в полицию. Помимо того, что все станет известно противнику, Караден умышленно заведет расследование в тупик. Его, конечно, можно отстранить от работы. Такие полномочия даны мэру. Но Гиш, как видите, — по крайней мере сейчас, — явно дистанцировался от меня и моих коллег, он по какой-то причине испугался открытой борьбы. Карадена может освободить от работы суд. Но для этого его следует вызвать на большое жюри или на конф ликтную комиссию и предъявить обвинения, не позволяющие Карадену занимать свою должность. У меня таких обвинений нет пока нет пакета с оригиналом документов. С какой стороны ни рассматривай эту сторону дела, на принятие решения по Карадену требуется вре мя. А его у меня нет.

14
{"b":"28640","o":1}