ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если он выполняет чье-то Задание, я это узнаю. Дайте мне три дня. Если ошибусь ~ сам приведу Элжера в управление. А вообще-то частный сыщик не станет лезть в политику, у него и без того забот хватает.

— Твоя самоуверенность меня просто бесит!

— Я никогда вас не подводил, шеф. Дайте мне три дня и я положу на ваш стол полный отчет.

— Не отчет, а Элжера!

— Если он виновен.

— Это суд решит, а не ты.

— Я убежден, что сегодня настоящие убийцы смеются над нами. Но когда они узнают, что мы не клюнули на их приманку, они вновь подставят Элжера, чтобы доказать какой убийца гуляет на свободе. Я хочу поймать их с поличным.

— Предъявишь мне этого парня через три дня. Я лично переломаю ему ребра. А не представишь, подставляй свои.

— О'кей, сэр. Только не ставьте мне палки в колеса раньше времени.

— Убирайся к черту!

Не успел лейтенант выйти, как на столе затрещал телефон.

— Караден у аппарата, — рявкнул капитан, обрызгав трубку слюной.

— Сэр. Если вас интересует некий Элжер, то готов сообщить вам, что в эти мимуты он в офисе адвоката Фарба.

Последовали короткие гудки.

Капитан тихо опустил трубку. Лучше не затевать игр с политиками, они сами между собой разберутся. А Элжер должен получить свое.

— Три дня! Палки в колеса! Черта с два! Нажав кнопку селектора, Караден завопил:

— Две машины на выезд, сам еду! Схватив с вешалки шляпу, он толкнул ногой дверь и выскочил из кабинета.

6

Элжеру надоело исполнять обязанности секретаря. Битый час ему приходилось отваживать посетителей, отвечать на телефонные звонки и дергаться при появлении каждого нового посетителя. В конце концов, ничего страшного не произойд ет, если он напомнит Фарбу о своем существовании. Элжер постучал в дверь и вошел.

— Извините, но я…

Генри Фарб в нелепой позе сидел за столом с простреленной головой. Тут же, на ковре, возле стола, лежала секретарша. Пуля угодила ей в сердце. По краям пулевого отверстия белая ткань блузки, залитая кровью, обгорела. Стреляли в упор. Элжер сразу же опред елил: использовали оружие двадцать второго калибра, обеспечивающее точность лишь с близкого расстояния. Сейф, ящики стола, полки с папками, — все было перерыто. Сквозняк поднял с пола разбросанные бумаги и начал ворошить их, как осенние листья. Трудно бы ло поверить, что весь этот кавардак устроил один человек. Одного Элжер видел, это точно, иначе щеголь со шрамом на губе вызвал бы полицию, а не смылся с кривой ухмылкой.

Какой же он идиот! Даже ребенок догадался бы, что за массивной дверью кабинета творится что-то неладное. Да, видать совсем изработался… Элжер прошел к столу и дотронулся до руки убитого. Она. была еще теплой. Телефон валялся на полу, трубка лежала у не го на коленях, из нее все еще доносилась короткие гудки. Детектив достал из кармана платок, поднял аппарат и набрал номер коммутатора.

Ему ответил певучий женский голос.

— Простите, мисс, — хрипловато начал Элжер. — Что-то случилось с телефоном. Подскажите, пожалуйста, номер абонента, с которым прервалась связь.

— Секундочку, сэр. Секундочка длилась вечность.

— Вы слушаете? Последняя связь была с абонентом Эшби 17.35. Кинг-Роуз.

— Благодарю.

Элжер положил трубку на рычаг и отыскал на столе записную книжку. Пролистав ее, он нашел нужный телефон. Номер принадлежал окружному судье Роберту Клейну человеку, известному в Лос-Анджелесе не меньше, чем президент страны. Элжер взял записную книжку и положил ее в свой карман.

С улицы донеслось знакомое завывание. Он подскочил к открытому окну и увидел, как из-за угла Двадцать второй авеню выскочили две патрульные машины. Три минуты, больше у него в запасе не было. Дважды в сутки не везет.

Когда он повернулся к двери, то увидел, что она открыта, а на пороге буквально застыла миловидная светловолосая девушка, уставившаяся с ужасом на Генри Фабра и его секретаршу. Так она и до завтра простоит, подумал Элжер, только лишнего свидетеля ему сейч ас и не до ставало. В два прыжка он достиг двери, схватил замерший манекен за руку и поволок к выходу. Как только они достигли лестничной клетки, манекен ожил и оглушительно завизжал. Элжеру потребовалось немало усилий, чтобы зажать ей рот Девчонка начала брыкаться, ее острые каблуки впились в его колени. Хрупкое белокурое создание обладало, оказывается, недюжинной силой.

Внизу хлопнула дверь подъезда, послышались громкие мужские голоса и топот увесистых полицейских башмаков. Элжер сватил девушку за талию, не отрывая при этом ладони от ее рта и ринулся наверх. Перепрыгивая через две — три ступени, он быстро промахнул три зтажа и уперся в чердачную дверь. Он резко толкнул дверь ногой и очутился в душной темноте. Девчонка больше не сопротивлялась. Значит, в отключке. Не отдала бы концы, молил бога Элжер, выбираясь через слуховое окно на плоскую раскаленную крышу.

Полиции понадобится пять — семь минут на осмотр офиса Фарба и на принятие решения проверить чердак, Нe так много, но все же кое-что. Минута ушлa на разведку.

Прыгать с седьмого этажа с живым грузом на плече — не лучший вариант. Ближайшее окно дома, примы кавшего к крыше, примерно на высоте семи — восьми футов.

Пыльное, грязное, без единой форточки. Вряд ли это окно жилого помещения.

Элжер снял живой груз со своего плеча и прислонил бесчувственное тело к кирпичной стене. Не дай бог, придет в себя, и тогда ее визг услышат на атлантическом побережье. С третьей попытки ему удалось зацепиться за карниз окна. Собрав все силы, он подтянулс я на руках. Гладкая рама не имела ручек, карниз был слишком узок.

Выход оставался один. Элжер с силой ударил годовой по стеклу. Обошлось без порезов — спасла шляпа. Впервые эта неотъемлемая часть его туалета принесла пользу своему хозяину. Осколки стекла посыпались внутрь. Элжер перехватил рукой раму, поставил на карниз колено и без особого труда проник в помещение. Осмотревшись он определил, что находится в гимнастическом зале, которым не пользовались почитай со времен потопа. Пыль, паутина, плесень н а стенах. При беглом осмотре он обнаружил то, что требовалось — прочный трос. Элжер привязал один его конец к раме и спрыгнул вниз на крышу. Обвязав девушку тросом, он вновь забрался наверх и затащил ее в помещение; при этом она даже не пикнула. Сильный шок погрузил девушку в глубокий обморок. Уло жив безвольное тело на борцовский ковер, Элжер вернулся к лазейке. Он понимал: как только полицейские обнаружат.разбитое окно, им все станет ясно. К счастью, один из листов фанеры, валяющихся в углу, почти точно совпадал с размером рамы. Пришлось сильно постараться, чтобы вклинить его в проем. На всякий случай Элжер завалил окно хламом. Словом, пока ему чертовски везло.

Единственная дверь бывшего спортзала была заперта снаружи. Если попытаться ее выбить, то только с одного удара. Шум равноценен провалу: ребята из управления быстро не разойдутся, а убийство есть убийство.

Пока он ломал себе голову и прикидывал варианты, девушка очнулась. Слабый стон и всхлипывание Элжер услышал с другого конца зала и тут же бросился к своей вынужденной спутнице. Она продолжала неподвижно лежать с закрытыми глазами и лишь тяжелое дыхание с видетельствовало, что сознание возвращается.

Лицо бледное, без единой кровинки, на вид лет семнадцать или восемнадцать. Элжер уже и не помнил, каким он был в этом возрасте.

Пушистые ресницы дрогнули и девушка открыла глаза. На Элжера уставились огромные синие блюдца. В них еще не было жизни. Ни испуга, ни радости, ни отчаяния.

Постепенно взгляд этого милого существа приобретал осмысленное выражение, и Элжер каждую секунду б ыл готов зажать ей рот ладонью. Но крика и визга не последовало. Она хлопнула пару раз ресницами и очень тихо, сдавленным голосом спросила:

— Вы кто?

— Я друг. Я хочу помочь вам.

— Где я?

Трудный вопрос. Элжер не ждал его и не знал, как ответить. Только бы не напугать.

5
{"b":"28640","o":1}