ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Два лучше, чем один. Во время дежурства необходимо связаться с прокурором, он доверяет ему в наверняка подскажет, как быть с яхтой. Караден вмешаться не успеет. Твитт не знал, а Элжер не успел предупредить его, что документы должны попасть в руки Клейна до десяти утра.

Нат Беннет очень испугался, когда к его камере подвели здорового, обросшего щетиной, малого. Его вполне устраивало одиночество. К тому же Крот вообще опасался высокорослых.

Решетка заскрипела и с лязгом открылась.

— К тебе сосед, Крот. Не возражаешь? Вдвоем веселей.

С Элжера сняли наручники и задвинули решетку на место. Ключ повернулся трижды. Охранники загоготали, наблюдая как Беннет жмется к стене.

— Кем же ты так напуган, приятель? — спросил Элжер, растирая запястья.

— Я… Я ничего не боюсь. Люблю одиночество… Привычка.

— Значит, часто били.

— Почему часто? Нет, просто…

— Не суетись. Мне плевать на твои проблемы: Иногда полезно загреметь в камеру. Есть возможность подумать, осмыслить просчеты.

— Я двадцать лет в общей сложности осмысливаю просчеты и все равно возвращаюсь сюда, — пробурчал Крот.

Элжер сел на табурет, достал сигареты и закурил.

— Значит, чего-то не додумал. Тугодум. Большой недостаток для твоей профессии.

— Откуда ты знаешь о моей профессии?

— По рукам вижу. Посиди еще немного, подумай.

— "Немного" — это пять лет, самое меньшее. Когда выйду, мне будет пятьдесят семь. В таком возрасте уходят на покой, а я даже сбережений не сколотил.

— Тухлое дело. Как тебя зовут?

— Крот. Нат Беннет.

— Рад познакомиться… Тигр. Дэн Элжер.

— Тигр? Не слышал о таком — Зато на востоке меня хорошо помнят. Но это мелочи. Неплохой зоопарк. Звери есть, клетка есть. Публики не хватает.

— Шутник. Вот придет дрессировщик — тут же язык прикусишь. Как Караден стаканчика два опорожнит, так его в подвал тянет, ладошки почесать. Видел его лапищу?

— Ничего, Наша камера последняя. Пока очередь дойдет, он устанет.

— Оптимист. Капитан-машина, он не устает.

— Чем ты ему так насолил? На тебя посмотришь — слезы наворачиваются. Тебе слабо и муху обидеть.

— Мух я не трогал, зато стальные ящики когда-то как банку с сардинами вскрывал. Когда постарел, стал открывать номера в отелях. Прибыли мало, зато силы сохранил.

— Сейфы вскрывал? И много сил на это уходит?

— Еще бы. Напряжение, слух, пальцы. После каждого ящика необходим месячный отпуск. Тонкая, деликатная работа. Высокого мастерства требует. Обо мне вся страна говорила. Слышал, как обчистили офис Форда?

— Что-то припоминаю. До войны еще!

— Да. В тридцать восьмом. Один, без подручных, за час сработал и откупорил «Фредерика».

— Кого?

— Компания швейцарская. Лучшие сейфы в мире. «Фредерик-Монтер-депозит». Сорок тысяч баксов унес. Одна стерва заложила. Мне вечно с бабами не везло.

Для них все — деньги, побрякушки, пляж на Гавайях, а они? Если в деле женщина, считай, крышка.

— До некоторых пор я мог бы с тобой согласиться. Скажи-ка, Нат, а ты слышал про «Кок-бокс»?

— Ты тоже по этой части?

— Нет. Но сегодня наткнулся на такой ящик. Мне сказали, что его откупорить невозможно.

— Чепуха! «Кок-бокс» в подметки «Фредери-ку» не годится. Есть в нем свои хитрости, но принцип стандартный. Мне попадались такие. Однажды из тюрьмы вызволили на сутки, чтобы я откупорил «Кок-бокс». Один толстосум-маразматик потерял бумажку с кодом. На кой черт тратить целое состояние на железо если не можешь запомнить комбинацию. Он таскал ее в записной книжке. Идиот! Любой мог прочитать — и вперед.

— И откупорил?

— За полчаса, в виде поощрения меня сводили в ночной бордель и перевели в хорошую камеру. Но так везет раз в жизни.

— Взамен на свободу откроешь такой ящик? У Крота отвисла челюсть.

— Ну, это шутка. К примеру. Вдруг повезет. Вообще я человек везучий. Точнее, на пятьдесят процентов. Судьба любит играть со мной. Даст по морде, затем погладит по головке. Врежет в челюсть и водички поднесет. В последний раз я получил от нее оплеуху и попал сюда. Вот сижу жду, когда пуховую подушку принесут.

Глухой, словно сдавленный, голос произнес: «Принесли. Можешь получить».

Арестованные повернулись к двери.

4

Резкая воздушная волна сорвала Джуди с места, как пушинку и прокатила по скользкому металлу футов на десять назад, пока она не уцепилась за боковую решетку. С большим трудом ей удавалось сопротивляться зловонному горячему вихрю. Так повторялось нескол ько раз и Джуди определила приблизительный интервал — вентиляция автоматически включалась каждые пять, семь минут и работала минуты три. Отвратный, вонючий поток ураганной силы. Как только вихрь затихал, Джуди начинала свой путь заново. Размеры трубы не позволяли встать, сесть, развернуться, можно было только ползти. И Джуди ползла. Вдоль коридора на расстоянии примерно десять ярдов друг от друга тянулись окошки, затянутые мелкой сеткой, благодаря которым в трубу проникал яркий свет позволяющий ориенти роваться в извилистой шахте.

Эти окошки выходили в кабинеты управлении у самого потолка. Чтобы увидеть происходящее внутри, приходилось поднимать голову, но Джуди не интересовала будничная жизнь полиции, ее беспокоил красный «Понтиак», и ничто больше.

Пересечения внутри трубы напоминали улицы и переулки необычного города, Джуди держалась правой стороны, по ее расчетам гараж находился этажом ниже.

Колодец, ведущий на первый этаж, ей пока еще не попался, она миновала уже два раструба, уходящие вверх. В какой-то момент ей показалось, что она заблудилась, успокаивало то, что здание не очень большое и если держаться принятого курса, то дорога обязательно выведет ее к гаражу.

Наконец она наткнулась на колодец, уходящий вниз. Из стальной обшивки торчали скобы, выполняющие роль лестницы. Джуди спустила ноги и дотянулась до верхней скобы. Крюк зацепил подол и едва не порвал платье, которое стало для нее не просто платьем. Девушк а запомнила, как смотрел на нее Элжер, когда она впервые появилась в этом наряде.

Крюк с веревкой мешал движениям, но бросить снаряжение она не могла, С помощью веревки придется спускаться в гараж, и потом — первый же порыв ветра прокатит крюк по стальной обшивке с таким грохотом, что поднимет на ноги все управление.

Джуди спустилась вниз и, крепко ухватив скобу, переждала очередной порыв урагана. Нижний коридор не отличался от верхнего, разница была лишь в освещении, окошки встречались чаще, но свет от них был более тусклым.

Джуди упорно шла вперед, скользя по гладкой поверхности, цель приближалась, она не сомневалась в этом. Любопытство заставило ее заглянуть в одно из окон.

Вместо просторного кабинета она увидела узкую мрачную камеру. Люди, сидящие здесь, разговаривали на том же языке, что и полицейские — отборной бранью лишь темы казались разнообразнее. Продвигаясь дальше, она вдруг услышала что-то очень знакомое. Смешанное чувство испуга и радости заставило ее сердце сжаться. Джуди приподнялась и заглянула в окно.

В камере на табуретах сидели двое — маленький толстячок, болтающий короткими ножками, не касаясь пола, и крепкий парень с сигаретой в руках. Он выглядел так, как если бы принимал гостя в апартаментах лучшего отеля. Его ни с кем не спутаешь. В данную мину ту он читал сокамернику лекцию о превратностях судьбы.

Джуди осмотрела решетку. Она не думала о том, как Дэн попал в тюрьму. Она решала, как его вытащить из нее. Решетка на отдушине крепилась на щеколдах снять ее со стороны камеры невозможно, но из шахты — пара пустяков. Джуди при помощи все того же крюка, отодвинула проржавевшие крепежи и отодрала раму с сеткой.

Это произошло в тот момент, когда Элжер поставил точку после: «Вот сижу жду, когда пуховую подушку принесут».

— Принесли, можешь получить, — вполголоса сказала Джуди.

Мужчины одновременно повернули головы к двери. На их удивление, она не раскрылась. Первым лицо в квадрате под потолком увидел Крот. Едва не свалившись на пол, он испуганно прошептал:

58
{"b":"28640","o":1}