ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты бывала здесь раньше? Твои познания в китайской кухне…

— Да, Крис. Мне приходилось здесь бывать с мужем. У меня защемило сердце.

— Ты замужем?

— Сейчас мы с тобой в тех отношениях, когда надо сказать правду. Я хочу, чтобы ты ее знал.

— Ты пугаешь меня, Веда.

Она сделала небольшой глоток и поставила бокал.

— Да, Крис, я замужем. Я не торгую бельем. Мой муж крупный кит. Его банковский счет исчисляется шестизначной цифрой.

— Прости меня, ты шутишь? Что же тогда ты делаешь в этом отвратительном дешевом отеле? Почему ты…

— Не торопись. Я все объясню тебе. Я приехала сюда одна, и он не знает об этом. Если он начнет меня искать, то, разумеется, не найдет. Ему и в голову не придет, что я могу остановиться в подобной трущобе.

— Ты сбежала от него? Он деспот?

— Вовсе нет. Я приехала для консультации со своим адвокатом. Муж ничего не должен знать. Я хочу оформить развод. Если до него это дойдет, поднимется страшный скандал. Видишь ли, в его карьере развод страшнее бомбы. Он должен быть абсолютно чист. А я не желаю больше притворяться и терпеть постоянные унижения.

— Объясни толком.

— У него есть любовница, причем она живет в нашем доме, и они не скрывают от меня своих отношений. Я перестала чувствовать себя человеком, женщиной… С меня хватит! Вот поэтому я здесь.

Все рушилось. Все мои мечты.

Принесли еду, но я к ней так и не притронулся. Веда немного поковыряла в тарелке и тоже оставила ее. Мы сидели молча. Настроение было отвратительное, и мы ушли. Официант принес счет, прибавив к причитающейся с меня сумме дату: день, месяц и год. Случайно?

Через полчаса мы уже сидели в номере. Прежде чем заговорить, я проглотил солидную порцию виски.

— Веда! Что же мне делать? Теперь я уже не представляю своего существования без тебя. Хотя и понимаю: ты — дама из высших кругов, а я — уголовник…

— Что?!

— Откровенность за откровенность.

Я рассказал ей, что вышел из тюрьмы, где просидел шесть лет за грабеж, но не вдавался в подробности — где, кого и как грабил.

— И вот я встретил женщину, о какой мечтал всю жизнь, но она замужем, и замужем за миллионером.

Веда погасила свет, платье соскользнуло с ее плеч. При свете луны она напоминала совершенное мраморное изваяние. Подойдя ко мне вплотную, она обвила меня руками и шепнула:

— Не надо ни о чем думать. Все будет хорошо… Я проклинал все на свете, когда утром обнаружил короткую записку: «Милый Крис, прости, но я должна уехать. Так надо. Не жалей обо мне. Все будет хорошо! Я люблю тебя! Веда».

Какой же я кретин, болван! Зачем я сказал ей, что сидел в тюрьме? Я бросился вниз. Портье сказал, что она уехала час назад, а дежурный сообщил, что в пятьдесят четвертом номере жила некая миссис Грета Гарднер. Я вспомнил: Веда боялась, что муж может пуститься в поиски и, естественно, зарегистрировалась под чужим именем. Никто из опрошенных мною людей не помнил номера ее машины. Я метался все утро, но поиски оказались безрезультатными. Я о ней ничего не знал. Даже о ее муже, кроме того, что он богатый человек, я тоже ничего не знал. Найти ее невозможно!

После долгого и бесполезного хождения по комнате до меня начала доходить простая мысль: что я, в сущности, собой представляю, чтобы заинтересовать такую женщину, как Веда? Она же не знает, кем я стану через пару лет и что смогу предложить ей. Веда видела меня таким, каким я предстал перед ней — оборвыш без денег плюс уголовник.

В дверь постучали, и, не дожидаясь ответа, в номер вошел высокий парень. Увидев меня, он расплылся в улыбке, обнажив белые мелкие зубы, похожие на зернышки апельсина. Это был Джерри Уэйн. Увлеченный Ведой, я совершенно забыл о нем и о нашей встрече, ради которой меня сюда занесло.

— Хэлло, Крис! Вот он я! Почему ты не прыгаешь от восторга?

Я подарил ему выжатую слабую улыбку.

— Я смотрю, у тебя весело, как при покойнике. Он подошел ко мне и похлопал по плечу.

— Прости, но на меня напала хандра, — выдавил я, — слишком многолюдно, а мы в камере привыкли жить тихо.

— Забудь ту жизнь навсегда. Начинается новая! Да что это с тобой?

— Все о'кей, Джерри, — я постарался казаться веселым.

Он устроился в кресле напротив, осторожно поправив свою фетровую шляпу, которая покоилась у него на затылке и явно не соответствовала сезону.

В движениях он был нетороплив. Честолюбие читалось на его твердом загорелом лице. Мне нравился этот парень с глазами цвета мокрой гранитной набережной, в нем было что-то притягательное. Не отрывая от меня взгляда, он достал сигарету и закурил. Его округлый бицепс натягивал рукав пиджака, когда он сгибал локоть. Этот спектакль стоил внимания.

— Ты, конечно же, влюбился, пока мы не виделись, — в его голосе слышались скептические нотки. — Тебя совершенно нельзя оставлять одного. Ты ведешь себя на свободе, как бык по весне…

— Займись лучше выпивкой и оставь женщин в покое. Я их терплю, пока они есть. Женщины слишком болтливы, а виски — великий немой.

Я старался казаться саркастичным. Шар попал в лузу, и Джерри слегка расслабился, после чего он нацелился на виски и доброй половиной бутылки прополоскал себе горло. Закончив эту несложную процедуру, он резко встал и деловым тоном произнес:

— Нам пора серьезно поговорить, но я голоден, как сто тигров, и посему предлагаю отправиться в один славный кабачок, он здесь неподалеку. Там мы набьем наши барабаны и обсудим все дела.

Я не возражал.

Дорога заняла не больше двадцати минут. Заведение под названием «Тур-Аржант» оказалось действительно неплохим рестораном с уютными кабинетами и французской кухней.

Нас встретил седовласый метрдотель, чопорный, как английский мажордом. Препроводив нас к столику, он предложил меню.

Джерри не стал в него вникать.

— Я полагаю, милейший, следует начать с устриц, продолжить запеченной форелью, жюльеном из фазана и французским салатом, а закончим мы, пожалуй, сыром бри.

— Все будет исполнено, — сказал метр и растворился в лабиринте перегородок.

— Ну, Джерри, начнем. Рассказывай, что тебе удалось за это время сделать.

— Я действительно сделал немало, пока ты увлекался девочками…

— Увлечение женщинами в моем возрасте — отнюдь не пройденный этап. Но, может, ты все же прекратишь тянуть резину?

— Дай мне сначала позаботиться о своей второй натуре, а потом задавай вопросы.

Мне пришлось с ним согласиться.

Некоторое время мы молча курили. Вскоре появились официанты и начали заставлять стол фантастическим количеством снеди. Всем этим можно было накормить слона, умирающего от голода Когда, наконец, эта процедура была закончена, началась новая, не менее трогательная. Тарелки мгновенно пустели. Джерри прекрасно владел техникой поглощения наибольшего количества пищи за кратчайшее время. Конечно, кое-что и мне перепало. Закончив трапезу, он откинулся на спинку кресла и удостоил меня вниманием.

— Ну, старина, начало, кажется, есть!

— Начало? Начало чего?

— Как я и обещал, я встретился с Чарльзом Мекли. Это умнейший человек, деловой, энергичный и знаменитый. Он считается лучшим адвокатом тихоокеанского побережья и…

— Это я уже слышал сотни раз в камере, не будь занудой.

— Короче говоря, он предложил нам прогулку по морю.

— Прогулку? Не понял.

— Чего тут понимать? — Джерри понизил голос и подался вперед. — Надо выйти в море и взять пять тысяч.

— Ты хочешь сказать, что нашел затонувший бриг с золотом в трюмах?

Он иронически ухмыльнулся. Обыкновенный грабеж. Для нас это пустяки, а для Мекли нужное дело.

— Ты хочешь сказать… Да что ты городишь? Какой грабеж? И это тебе предложил адвокат?

— Через два дня с острова Санта-Крус в бухту Карпинтерия поплывет на катере один тип. В его портфеле лежат пять тысяч и конверт с бумагами. Нам нужно изъять у него портфель. Если мы это сделаем, то деньги наши, а конверт отдадим Чарльзу Мекли. За эту услугу он сделает для нас многое, и к тому же у нас будут деньги на первое время… Пока мы…

11
{"b":"28641","o":1}