ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, да, понимаю. Мистер Дагер очень богатый человек. И уважаемый. Он завоевал славу честного и бескомпромиссного юриста, и у нас нет никаких сомнений на этот счет.

Я встал.

— Очень признателен вам, мистер Болди, что вы уделили мне столько времени и рассеяли мои сомнения.

Он сказал, что мой визит доставил ему удовольствие. Однако я видел, что большее удовольствие доставит ему мой уход.

Когда я взялся за ручку двери, он спросил:

— А вы застраховали свою жизнь, мистер Дэйтлон?

— Нет. Я хочу еще немного пожить. Всего наилучшего!

День уже начал угасать. Я добрался до своей машины, сел на разогретое солнцем сиденье и с жадностью закурил. Так я просидел не шелохнувшись минут тридцать.

В общих чертах мне все было ясно, но, чтобы раскрутить весь клубок, потребуется куча времени, которым я не располагаю. В конечном счете я решил, что с меня хватит и того, что есть.

Включив двигатель, я направился в город, проехал по Сансет-бульвару. Движение на этой магистрали было оживленным. Молодые люди в пестрых «фордах» пролетали по дороге, чуть ли не задевая друг друга крыльями, и все-таки каким-то чудом ухитрялись избежать столкновения. Усталые мужчины в замызганных «паккардах» и «бьюиках» только хмурились при этом и крепче сжимали руль, спеша домой, где их ждал обед, вечер с чтением спортивной страницы в газете, завывание радио, вопли капризных детей и болтовня глупых жен. Я проезжал мимо ярких неоновых реклам, мимо закусочных, мимо кинотеатров на открытом воздухе, мимо сияющих баров с душными кухнями. По дороге грохотали огромные, тяжелые грузовики. Они останавливались у светофоров, и их гудение было похоже на ворчание львов в зоопарке.

Я решил подумать о своем желудке и остановился у кафе. Зайдя внутрь, я нашел это заведение вполне уютным, сел за столик и попросил принести мне что-нибудь на вкус официанта. Он предложил «филе по-нью-йоркски». Я не возражал. Выяснив у него, где находится телефон, я отправился в хорошо замаскированную за кадкой с пальмой телефонную кабину.

Трубку сняла женщина с приятным грудным голосом. Я попросил подозвать к аппарату мистера Мекли.

— Слушаю вас, — раздался сухой мужской голос. Я никогда не видел этого человека, но, судя по интонации, это был чрезвычайно важный и чопорный тип.

— С вами говорит Дэйтлон. Утром, точнее днем, мне был передан пакет, чтобы я с ним разобрался.

— И что же? — голос оставался бесстрастным.

— Вам не следовало подбрасывать мне подсказки. Вы, очевидно, недооценили меня.

— Что вы имеете в виду?

— Вторую фотографию. Фальшивого Формана.

— Говорите. Я слушаю, — в его голосе появились нотки заинтересованности.

— Все очень просто. Есть двое. Мужчина и женщина. Они хотят заполучить кучу денег. Напрягают свою фантазию и в результате находят смертельно больного старика. Женщина каким-то образом входит к нему в доверие, старик женится на ней. Женщина передает документы мужа сообщнику. Тот едет в Пасадину, проходит медицинскую комиссию по его документам и получает заключение о том, что Гарри Форман здоров, как бык. Жена Формана уговаривает старика застраховать свою жизнь. Форман, который без ума от своей молодой супруги, готов на все ради ее каприза. Страховая компания, ничего не подозревая, выдает полис на сто тысяч долларов обреченному на смерть человеку. Через несколько месяцев старик умирает. Эксперты подтверждают, что он умер естественной смертью, и вдова получает страховую премию. Она свободна, богата, счастлива. Сообщники делят добычу. Абзац.

Возможное дополнение: они женятся, объединяют капитал, мадам меняет фамилию, молодожены сматываются на другой конец континента и плодят кучу будущих аферистов. Осталась не ясна роль адвоката.

С минуту трубка молчала, затем голосом Мекли процедила:

— Я готов иметь с вами дело, Дэйтлон. Инструкции получите через Джерри Уэйна.

После этих слов послышались короткие сигналы отбоя. Положив трубку на рычаг, я отправился к столику набивать желудок порцией или двумя «филе по нью-йоркски». Через четверть часа я расплатился и задержался у стойки бара, чтобы залить пивом съеденное филе. Почему по нью-йоркски? Скорее, «по-детройтски» или где там еще производят гайки и болты.

Я вышел на вечерний воздух, который никто пока еще не ухитрился приобрести в собственность. Хотя многие, вероятно, пытались.

Мой белоснежный «бентли» послушно и не спеша двигался вдоль берега Справа бескрайний океан шаркал волной по гальке, как уборщица, идущая домой после работы. Не было луны и никакого постороннего шума — только шорох прибоя. Не было даже запаха — резкого солоноватого запаха моря. Калифорнийский океан. Калифорния — штат универмаг. Есть все, что душе угодно, а, в общем-то, если разобраться, ничего нет.

Я очень устал, да и настроение хуже некуда. Хотелось только одного — рухнуть в постель и забыться.

3

Мне не пришлось включать свет, он горел, освещая полуубогое помещение. Ноги Джерри красовались на столе, а вращающееся кресло было опасно наклонено на сорок пять градусов. Перед ним на полу стояла бутылка виски, купленная мною еще утром, добрая половина которой пульсировала вместе с кровью в его жилах.

— Привет, сыщик! Я тут у тебя немного похозяйничал, ты уж извини. Торчу здесь битых три часа, аж копчик затек, не говоря уже о всем прочем.

— Убирайся к черту, мне надо спать, — огрызнулся я, скидывая пиджак.

Он внимательно разглядывал мое лицо, будто на нем, как на карте, можно было определить весь мой маршрут за сегодняшний день.

— Для начала нам придется кое-что обсудить, Крис. Выпить хочешь?

— Вы очень добры, сэр.

Я скинул ботинки и упал в кресло напротив.

Он разлил виски в стаканы и один из них с дозой, способной свалить слона, пододвинул мне. Я не протестовал: было очень приятно почувствовать себя разомлевшим как от ласкового, нежаркого солнечного тепла.

— Так что же ты хочешь обсудить?

Я поудобнее устроился в кресле и расслабил узел галстука.

Он сделал глоток, и его стакан опустел.

— Чарльз остался доволен твоим расследованием. — Впервые оправдываю чьи-то надежды.

— Я в тебе не сомневался, теперь и он не сомневается. Мы подключены к делу.

— Может быть, мне не мешает узнать, в чем оно заключается?

— Тебе это объяснит сам Мекли, когда сочтет нужным. Завтра много хлопот, пора начинать зарабатывать деньги. Но давай по порядку. Ты умеешь играть в гольф?

— Конечно. Я был лучшим игроком в университете.

— О'кей. Это очень важно. Тебе предстоит познакомиться с одним человеком. Лучший вариант знакомства — партия в гольф.

— С чего ты взял, что этот «один человек» захочет со мной знакомиться? Это раз. И почему ты решил, что он будет со мной играть в гольф?

— А ему больше не с кем будет играть. Все продумано. Каждую среду в двенадцать часов он приезжает в гольф-клуб на встречу со своим партнером. Завтра среда. Ты приедешь немного раньше и займешь его площадку. Будешь тренироваться один. Он наверняка тебя увидит.

— И что из этого?

Я допил напиток и поставил стакан на стол.

— Его напарник не приедет. Это уж моя забота. У него что-нибудь случится по дороге с машиной. Дальше карты в твои руки. Ты представишься ему как Ник Брайтон. Работаешь в центральной больнице Пасифик-Сити.

— Но это сказки для спящих стоя. Такую ложь просто проверить, не говоря уже…

— Пусть проверяет, — перебил меня Джерри. — Ник Брайтон не вымышленное лицо, он действительно заведует терапией в Пасифик-Сити. Просто сейчас Брайтон в отпуске.

Джерри достал из кармана пачку визитных карточек и положил их на стол.

— Ты так и скажешь ему, мол, я в отпуске. А это карточки Брайтона. Будешь их совать в нос кому не попадя.

— Кто же мой партнер?

— Его зовут Тэд Дагер.

Это имя я уже где-то слышал.

— Кто он?

— Окружной судья. Очень крупный кит.

Я вспомнил. Мне говорил о нем Джек Болди сегодня днем в страховой компании. Дело стало понемногу проясняться.

19
{"b":"28641","o":1}