ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я одарил его широченной улыбкой.

— Разумеется, мистер Дагер, с удовольствием. Его улыбка была еще шире.

Мы пошли в здание клуба На первом этаже помещался уютный прохладный бар, за стойкой которого работал бармен с длинными соломенными волосами и водянистыми глазами неопределенного цвета. Увидев Дагера, он засиял, как зеркальный зайчик на стене. Мне показалось, что он готов был вылезти из собственной шкуры от желания угодить.

— Наш виски, Билли, — прогрохотал Дагер на весь зал. — И побольше льда.

— Будет исполнено, сэр!

Мы сели за небольшой столик у окна. Заказ был выполнен незамедлительно. Отпив приличный глоток, Дагер взглянул на меня пристальным сверлящим взглядом, и мне показалось, что он увидел и мой тощий бумажник в кармане, и родинку на левом плече, и никотин, осевший на легких.

— Чем вы занимаетесь, Ник? Вы позволите вас так называть?

— Разумеется, мистер Дагер…

— Зовите меня Тэд. Так короче.

— Хорошо, Тэд. Я врач.

Сказав это, я протянул ему визитную карточку. Его рука со стаканом зависла в воздухе. Секунду он не двигался, затем взял карточку и внимательно прочел.

— Это очень интересно, Ник. Я отношусь с большим уважением к вашей профессии. Вы для меня открытие: прекрасный игрок в гольф да еще и врач. Я даже завидую вам. Мне, к сожалению, приходится заниматься чужими бумагами и обивать пороги судов. Долгое время я был адвокатом, а теперь стал судьей. Считаю свою профессию крайне скучной, но она приносит немалые доходы.

— Мне всегда казалось, что юристы довольны своим занятием.

— Увы, это не всегда так. Послушайте, Ник, у меня есть идея. В субботу я хочу пригласить вас на обед. Не откажите, буду рад видеть вас у себя. Мой повар — очень толковый малый, думаю, вам понравится его кухня.

— Не вижу оснований отказываться, Тэд. Ваша идея мне по душе.

— О'кей. — Он достал свою визитную карточку и подал мне. — Здесь мой адрес. Жду вас к шести часам. С большим удовольствием увижу вас вновь.

— Я буду ровно в шесть.

В город я вернулся около пяти часов и сразу же поехал в свои хоромы Викторианской эпохи. Но дойти до квартиры мне так и не удалось.

Швейцар встретил меня с конвертом.

— Мистер Брайтон, это просили передать вам, как только вы появитесь.

Я взял конверти вскрыл его. Внутри лежала записка, написанная рукой Джерри:

«Жду тебя в баре „Лотос“ на Роллинг-драйв».

Моя мечта принять душ и поваляться в постели не осуществилась. Тяжело вздохнув, я вернулся к машине.

Серебристый «форд» скучал в ста ярдах по другую сторону улицы. Эх, ребята, не видать вам со мной покоя!

Бар «Лотос» был крошечный, в нем с трудом уместились пять столиков и стойка в углу.

Я застал Джерри с чашкой кофе в руке за столом у окна. Заказав себе пива, я присоединился к нему.

— Ну, как дела? Познакомились?

— Конечно.

— Расскажи поподробнее.

— Все очень просто: я отучил его черпать клюшкой землю. Это кончилось тем, что он пригласил меня в субботу на обед.

— Ты настоящий виртуоз, Крис. И все же основной фактор успеха то, что Брайтон — врач. Поздравляю!

— Тебе не откажешь в сообразительности.

— Это один из моих недостатков.

Я выпил холодное пиво и поставил стакан на стол.

— Сейчас нам предстоит прокатиться по городу, а потом отправиться к Чарли. Он ждет нас. Полагаю, введет тебя в курс дела. — Тон Джерри был серьезен.

— Пора бы. Я не люблю играть по слуху.

— Сожалею, старина. Мы только исполнители, за это нам платят. Решения принимают другие.

4

— Нам придется немного подождать, — сказал Джерри, когда я припарковался к высокому кирпичному дому на Тридцать седьмой авеню. — Из подъезда дома, что напротив нас, выйдет женщина. Ты должен хорошо запомнить эту зверюшку. Она часть нашей работы.

Я кивнул. Мы закурили и сидели молча, откинувшись на спинки сидений.

Я бесцельно разглядывал прохожих и думал о том, как бы побыстрее вернуться в свои апартаменты и хорошенько отдохнуть.

К тому времени, когда Джерри дернул меня за рукав, я успел выкурить две сигареты и извести полкоробки спичек.

— Смотри, вон она! — Он ткнул пальцем в подъезд напротив.

Девушка вышла из дома и направилась в нашу сторону. Она шла не торопясь, и я хорошо ее разглядел. Блондинка, чуть выше среднего роста, с приятной, миловидной мордашкой, такие обычно рисуют на конфетных обертках или на коробках для духов. Ее походка была воздушной, она парила в воздухе, а не шла, слабый ветерок раздувал ее платье из черного шелка.

— Ее зовут Дэзи Раин, — спустил меня с облаков голос Джерри. — Эта женщина принесет нам пятьдесят тысяч.

Девушка скрылась за углом.

— Деньгами от нее не пахнет, — сказал я, включая двигатель.

Джерри назвал мне адрес Чарльза Мекли. Его дом находился в пригороде, и дорога заняла немало времени.

Белый двухэтажный особняк в колониальном стиле среди эвкалиптовых деревьев выглядел одиноко. Во всем облике дома было не меньше достоинства, чем у вдовствующей герцогини.

Дверь открыла служанка и провела нас в гостиную второго этажа. Гостиная размером с танцкласс была увешана картинами импрессионистов. Зеленый ковер, на который мы ступили, был такой мягкий и пушистый, словно его стригли косилкой, как газон. Нам указали на глубокие кожаные кресла и предложили подождать.

Служанка исчезла за массивной резной дверью. Ждать пришлось недолго, вскоре она вынырнула из кабинета и звонко произнесла:

— Мистер Мекли просит зайти Джерри Уэйна. Джерри встал, похлопал меня по плечу и скрылся за тяжелыми створками дверей. Я остался в одиночестве и, чтобы как-то скоротать время, начал вытаптывать ковер, разглядывая картины. Я пялил глаза на пейзаж, написанный в пастельных тонах, когда услышал за своей спиной женский голос:

— Вам нравится? Это Сислей.

Голос я узнал сразу же. Низкий, грудной, с легкой певучестью. Это его я услышал вчера, когда звонил адвокату. Она была красива по самым строгим меркам: высокая шатенка с большими миндалевидными глазами и кожей чуть смуглее обычного. Отличала ее и элегантно-непринужденная манера держаться, манера, которую я никак не мог забыть впоследствии. Уголки ее губ неизменно складывались в едва заметную улыбку, а глаза смотрели на вас с едва заметным вызовом. На ней было вишневое платье свободного покроя. Мне показалось, что, если эту девушку одеть в мешковину, она бы украсила и ее.

— Сислей? — переспросил я. — Настоящий?

— Здесь нет копий. Брат собирает только подлинники.

Она улыбнулась.

— Вы сестра адвоката Мекли, если я правильно вас понял?

— Совершенно верно. А вы его новый клиент?

— Что-то в этом роде. — У меня чуть не сорвалось с языка: сообщник. — Крис Дэйтлон.

— Тэй Морган, — ответила она, разглядывая мое лицо.

Я не знал, куда деваться: было такое ощущение, будто на лоб мне уселась пчела. В этой женщине была скрытая сила, совершенно мне непонятная. Она держала меня, как магнит иголку.

Я подошел к следующей картине, только бы не смотреть на нее.

— А это кто? — спросил я, ничего перед собой не видя, кроме яркого пятна.

— Ранний Дега. Вы любите живопись?

— Не уверен, — ответил я, собираясь с духом, — мне не приходилось сталкиваться с искусством. Я бумажный червь.

— У меня сложилось о вас иное впечатление. Она стояла совсем рядом, и я впитывал аромат ее духов.

— Какое же? — спросил я, делая вид, что изучаю картину.

— Мне кажется, вы деятельный и энергичный человек. У вас очень живое лицо, и, вероятно, вы не очень хороший игрок в покер. И потом, у вас сильная фигура, не такая, как у малоподвижных людей.

Она довольно легко меня раскусила, и я почувствовал себя как король, надевший то самое новое платье.

— Вы ясновидящая или гадалка? — Я повернулся к ней лицом. Смотреть на раннего Дега было уже неприлично.

— Нет. Я не ясновидящая и даже не гадалка. Просто мне приходится часто сталкиваться с разными людьми по делам, и я привыкла замечать детали.

21
{"b":"28641","o":1}