ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

9

Первый телефонный звонок раздался в тот момент, когда я выходил из ванной. Я снял трубку.

— Это вы, Крис?

— Да.

— Говорит Росс. Я уже звонил вам.

— Какие новости?

— Ваша подопечная уехала полтора часа тому назад. У нее, помимо прекрасной внешности, прекрасное здоровье. Мы выдали ей медицинское заключение. Карточку я оставил у себя, когда понадобится, возьмете. Могу добавить только, что у нее одна единственная особая примета: небольшой шрам в два дюйма после удаления аппендикса. Я отметил это в личной карточке.

— О'кей, Джим. Я позвоню, когда появится необходимость.

— Договорились. Передайте привет Мекли и скажите ему, что мы квиты.

— Непременно.

Я положил трубку. Маленькая лужица образовалась у моих ног. Я бегом вернулся в ванную, обтерся полотенцем, побрился, накинул халат и вернулся в гостиную. Самое время немного выпить. Плеснув в стакан немного виски, я бухнулся в кресло и закурил.

Второй звонок не дал мне спокойно посидеть. Звонил Бэн. Он сообщил, что женщина из больницы проехала в центр, где к ней подсел высокий седой мужчина лет сорока пяти. Они доехали до здания страховой компании «Нешил Файделити» и зашли туда. Я сказал Бэну, что он свободен.

Почем Дагер так торопится со страховкой? Значит, Маршалл совсем плоха. Мне показалось, что настало время поговорить с Мекли. Я подошел к телефону и набрал номер.

— Вилла «Жемчужина». Добрый день.

— Соедините меня с Мекли.

— Кто спрашивает мистера?…

— Крис Дэйтлон.

— Минуточку.

— Хэддл, — услышал я сухой голос Мекли.

— Говорит Дэйтлон. У меня новости.

— Излагайте.

— Ваш сценарий несколько изменился. На сей раз Дагер поступил хитрее. Дэзи Райн прошла комиссию под своим именем и под своим именем в данный момент оформляет страховой полис. Думаю, тысяч на сто, не меньше. Правда, на этот раз расплачиваться придется компании «Нэшил Файделити», а не «Дженерал Лайабелити», где был застрахован Форман.

— Но каким образом они получат страховку? Дэзи здорова и не собирается умирать.

В голосе Мекли послышались нотки тревоги.

— Загадка не очень сложная, если знать всю кухню оформления документации и учитывать беспечность и доверчивость многих олухов.

— Объясните толком!

— Дагер не хочет больше рисковать и втравливать в аферу посторонних лиц. Он уже обжегся на этом. Марион Маршалл умрет месяца через два, а то и раньше. Дагер вызовет лечащего врача Маршалл, которого он ей и нанимал. И тот, зная все ее болезни, не будет настаивать на вскрытии. Он подпишет свидетельство о смерти, не задумываясь. А когда доктор уйдет, Дагер в свидетельство впишет имя Дэзи Райн, а не Марион Маршалл.

— Но врач может… А впрочем, не будет же он сомневаться в Дагере. Ему и в голову не придет… Все правильно!

— Таким образом, похоронное бюро закопает в землю Марион Маршалл, а на могильной плите выбьют имя Дэзи Райн. Дагер получит страховку без риска, а очаровательная Дэзи — свою долю. Затем она изменит имя и на какое-то время превратится в Марион Маршалл. Потом выйдет замуж и станет называться вообще неизвестно как.

— Прекрасно, мистер Дэйтлон. Вы сделали отличные выводы. Мне, профессионалу, даже в голову такое не пришло бы. Ждите дальнейших инструкций через Джерри.

Он положил трубку, я последовал его примеру и направился к бару. Звонок в дверь заставил меня изменить маршрут на полпути к цели. Открыв дверь, я был несколько шокирован, увидев на пороге Кросгрофа, моего соседа по площадке. Он смотрел на меня через свои линзы и улыбался. Под ногами, виляя хвостом, вертелся его шпиц.

— Простите за беспокойство, мистер Брайтон, если можно, я зайду к вам на минутку.

Растерявшись, я пропустил это странное существо в квартиру. Собачка вбежала вслед за ним. Старик уверенно, как к себе, прошел в гостиную и, недолго думая, плюхнулся в мое кресло. Шпиц прыгнул ему на колени. Оба существа внимательно смотрели на меня.

Я присел на край кушетки.

— У меня мало времени, — сказал я растерянно. — Я собираюсь в ванную, а потом ухожу.

— Интересно. Мне показалось, что вы недавно вышли из ванной. У вас еще мокрые волосы.

— Я обильно потею. Говорите, что вам надо? Он погладил пса и мечтательно произнес:

— Я очень одинокий и бедный человек. Мне всегда не хватает денег. Я нуждаюсь…

— Здесь не благотворительное общество. Обратитесь в «Армию спасения» или к своему сыну.

— Не будьте таким жестоким, мистер Брайтон, впрочем, было бы интересно узнать ваше настоящее имя. Это очень интересно, а?

— Я вспомнил, что при знакомстве назвался Николсом.

— Что вы хотите этим сказать?

— То, что вы проживаете под именем Николса Брайтона. Это я выяснил у швейцара. Но тут есть маленькая закавычка: дело в том, что Николc Брайтон — мой сын. Я говорил вам, что у меня есть сын. Он действительно жил здесь, потом уехал. Вероятно, вы воспользовались его старыми визитными карточками и выдаете себя за врача. А это очень опасно, мистер аферист!

— Вот оно что! Значит, вы явились меня шантажировать?

— Боже упаси! Я просто хотел попросить у вас немного денег. Я очень нуждаюсь, а у таких людей, как вы, обычно водятся зелененькие. Да, крошка?

Он опять погладил свою собачонку, а та в ответ лизнула его крючковатый нос.

— Послушайте, Кросгроф, ваши очки не приспособлены к тому, чтобы видеть жизнь в розовом свете.

— Интересно.

— Не думаю. Вы ни черта не получите.

— Очевидно, крошка, нам придется прогуляться до полицейского управления и поговорить там о наших жильцах. Возможно, некоторыми из них уже давно интересуются.

Он гладил пса, не глядя в мою сторону. Я понял, что этому старому прохвосту надо дать немного, чтобы временно закрыть ему пасть. Позже я решу, что с ним делать.

— Я могу предложить вам сто долларов, — сказало я твердо.

— Спасибо, я уже завтракал.

— У меня всего двести. Сколько же вы хотите?

— Двести сейчас и тысячу через два дня.

— Вы знаете, откуда берутся несчастные люди?

— Интересно.

— Их отцы были такие же, как вы.

— Я не слишком нравлюсь вам, верно?

— А кому вы можете нравиться? Единственный человек, кто вас любил, была, очевидно, ваша мать. Бедная женщина, мне жаль ее.

Я вынул из кармана две сотни и швырнул их ему. Он, как вратарь, поймал деньги в воздухе и тут же сунул за пазуху. Хорошо еще, что не съел. Собачка гавкнула и побежала к двери. Кросгроф встал.

— Итак, я зайду через два дня, мистер аферист! — голос его звучал злорадно и жестко. Ну просто приговор!

Узкий рот сжался, как туго затянутый кисет. Он проковылял к выходу, я услышал, как хлопнула дверь. Удар в три балла. У меня желваки заходили от злости и негодования. Мерзавец!

Опять затрещал телефон. Я схватил трубку и рявкнул:

— Говорите, черт побери!

— Крис! Крис, это ты? Ты слышишь меня? Это Веда.

В секунду я обо всем забыл. Ком встал в горле, и я не сразу нашел в себе силы ответить.

— Ты позвонила? Значит, ты помнишь меня…

— Крис, милый! Я так хочу тебя видеть. После нашей последней встречи я не нахожу себе места. Я не могу…

— Где я тебя увижу?

— Тэд уехал. Его не будет два дня, но он должен звонить, и я не могу уйти из дому… Если бы ты смог приехать ко мне…

— Жди! Я лечу!

— Жду, милый!

Еще минутку я стоял, как оглушенный, с телефонной трубкой в руках и переваривал это событие. Веда любит меня. Она ждет. Все остальное не имеет значения.

Я бросился одеваться. Автоматически накинул на себя что-то, и в этот момент опять позвонили в дверь. Открыв ее, я увидел перед собой Луки. Его, очевидно, насторожил мой вид.

— Что-нибудь случилось?

— Да, случилось. Где машина?

— В гараже.

— Мы едем к Дагеру. Ты помнишь адрес его виллы?

— Конечно.

Мы вошли в кабину лифта, и я нажал кнопку «гараж». Только теперь я заметил на нем элегантный костюм и, что удивительно, пропали его щетинистые усы.

32
{"b":"28641","o":1}