ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я взглянул на сержанта. Он стоял, облокотясь на стену, со сложенными на груди руками мясника.

— Но мою машину угнали еще днем. Я вернулся домой на такси. Ваши ребята видели это.

Капитан чиркнул по мне взглядом.

— Не лгите, Дэйтлон. Не знаю, зачем и почему, но вас пасут агенты ФБР. Один из них выследил вас вечером. Слышал выстрел, вызвал нас и дал ваш адрес. Этот свидетель стоит десятерых других.

— Глупости. Если он следил за мной, то позвонил бы вам по другому поводу. Он следил за моей машиной, которую угнали днем…

— Вы заявили об этом?

— Не успел.

— Сейчас ночь. Машину, как вы говорите, угнали днем. Почему вы до сих пор не заявили?

— Я был занят. Вышел — машины нет.

— Чем же вы были так заняты?

— Больше я ничего не скажу. Вызовите моего адвоката. Без него я разговаривать не намерен. Сами говорите, дело нешуточное.

— Это ваше право. Но нам-то адвокат не нужен. Мы можем обойтись и без него. Существует немало средств заставить разговориться упрямого парня. И никакой адвокат не поможет.

— Мой поможет. Если он посоветует, я расскажу вам, где я был.

— Он что, всемогущий?

— Он — Чарльз Мекли.

С минуту в кабинете стояла полная тишина. Затем Фэллоу вернулся к столу, бросил в пепельницу окурок и пристально посмотрел на меня.

— Откуда у вас деньги? Нанять Мекли…

— Мы с ним просто старые приятели.

— Да? Что вы говорите, — он усмехнулся. — Ну, и как он поживает?

— Все еще в силах дать пинок в зад кому потребуется, — бодро сказал я. — У него чертовски длинная нога и тяжелый ботинок.

Капитан фыркнул так, что бумаги, лежавшие на столе, зашелестели, как листья в лесу.

— Отведи его в камеру. Я сейчас свяжусь с его адвокатом, — гаркнул Фэллоу сержанту.

Джос провел меня в подвал и запер в камере. Придвинув табурет, он сел у решетки, сложив свои ручищи на груди, и не спускал с меня глаз.

— Ну вот, опять как дома! — воскликнул я.

— Теперь уже надолго, парень.

— Кто это вам сказал? Ваш мизинец?

— Стена. Здесь говорят стены. Говорят голосами людей, прошедшие через это помещение на пути в ад.

— А я еще при жизни собираюсь устроить себе рай. Вы не пытались? Все очень просто. Надо набрать кучу денег и послать всех к черту.

Он выпучил на меня свои спичечные головки и с минуту раздумывал. Этот процесс причинял ему явные мучения.

Я сел на табурет и начал насвистывать «Одиночество».

Прошло не менее двух часов, прежде чем за нами пришли, и сержант отвел меня в тот же убогий кабинет.

Мекли сидел на стуле, закинув ногу на ногу. Он выглядел так, словно одно рукопожатие с ним стоит тысячу долларов. Капитан сидел за столом и грыз карандаш. Я встал у стола и посмотрел на Мекли.

— Положение серьезное, Крис. Убили человека, и ты под подозрением. Есть свидетель, который видел твою машину на месте преступления. Тебе необходимо оправдаться. Ты должен сказать правду. Другого выхода нет. — Его голос гудел, как сытый шмель.

— Хорошо, раз ты так считаешь, я скажу, — так же как и он, я решил общаться с ним на «ты», чем весьма его удивил, но он быстро пришел в себя. — Правда, я не хотел быть виновным в закрытии одного заведения, но, видать, ничего не поделаешь. На Беркет-авеню, 735 есть одно местечко, подпольное, конечно. Весь вечер я провел в нем с рыжей Мэри. Хозяйка там — старая сводня, но я не знаю ее имя. Железная лестница со двора. Три коротких звонка.

Фэллоу все это записал.

— О'кей, Дэйтлон. Мы проверим ваше алиби, а пока вам придется еще немного подождать здесь, — миролюбиво проговорил капитан, надевая шляпу.

Меня опять вернули в камеру. На этот раз ждать пришлось недолго. Работали ребята оперативно, ничего не скажешь. Сержант вернул меня в кабинет.

Мекли уже не было. У стены стояло четыре стула, на трех из которых сидели мужчины моего возраста. Меня усадили на свободный. Сержант велел привести девицу.

Мэри осветила своим присутствием затхлую каморку. Она действительно стоила того, чтобы с ней провести время. Держалась независимо и вызывающе.

— Кто из мужчин знаком вам? — спросил капитан, брезгливо морщась.

— Разве я запоминаю их? Мне не за это платят. Она откинула копну рыжих волос и посмотрела в нашу сторону. Увидев меня, улыбнулась.

— Вот этого я запомнила, — она указала на меня пальцем. — И то только потому, что мы недавно расстались.

— Как его зовут?

— Он назвался Крисом, но они обычно врут.

— Когда он ушел?

— Часа три назад. Весь вечер не отставал. Соскучился, наверное, по девочкам. А у меня есть что потрогать…

— Ладно, ладно, выйди.

Мэри фыркнула и, покачивая бедрами, выплыла из кабинета. Трое парней вышли в другую дверь.

— Вот что, Дэйтлон. Сейчас я отпущу вас, но это еще не значит, что с вас сняли подозрение…

— Понимаю. Я не должен покидать город до конца следствия.

— Вот именно.

— Не беспокойтесь, кэп. Меня никто нигде не ждет. Я не собираюсь сматываться.

— За вами и так приглядывают джи-мены. Это не мое дело, но вы у них под колпаком.

— Их работа значительно проще вашей. Белые воротнички не очень-то перетруждаются. Удачи, капитан!

Я вышел из кабинета и спустился на первый этаж. Пестрая толпа проституток, кто в чем, теснилась у дверей дежурного. Многие из них были только в чулках. Очевидно, притон брали с налета и не дали им очухаться. Старухи среди них не было.

Выйдя на улицу, я увидел у обочины сверкающий «кадиллак» Мекли. Он сам сидел за рулем. Я обошел машину и сел рядом. Он был спокоен, непроницаем и заперт на все замки.

— Я отвезу вас домой. Машина плавно тронулась с места.

— Мне надо съезжать с квартиры и как можно быстрее.

— Сейчас нельзя. Это вызовет подозрения. Вы висите на волоске…

— Дело не в этом. В квартире напротив живет Кросгроф Брайтон, отец настоящего Брайтона. Он был у меня и пытался заставить меня «петь». Завтра я должен выложить ему тысячу.

Мекли полоснул меня взглядом.

— Как он узнал о вас?

— Наверное, привратник слишком болтлив.

— Хорошо, со стариком мы договоримся. Это пустяки. Важнее всего вам не вызывать подозрений и сидеть тихо. Вы и так слишком буйно начали встречать свободу. Почему вы скрывали, что жена Дагера ваша любовница?

— Я не знал, что она его жена. Мы познакомились значительно раньше.

— Вы многое успели за две недели, Крис. Даже раскрутить и тут же завалить дело на сто тысяч.

— Дагера убил Луки.

— Он выполнял свой долг и спасал вашу жизнь. Мне очень жаль, но больше у меня нет для вас работы. Последнее, что я сделал, это вытащил вас сегодня из петли.

— Вам не стоит расстраиваться. Вас это должно вполне устраивать. Ведь Дагер был единственным соперником в ваших планах на осень. Теперь его нет. В любом случае вы в выигрыше.

Он опять окатил меня взглядом с иголками.

— Вам известно о выборах? -А разве это секрет?

— Нет. Но эш» не имело отношения к нашему делу. Вас в нем интересовали деньги.,. Не так ли?

— Вы правы. Но мне казалось странным, что они интересовали вас. Теперь стало ясно, зачем вы взялись за эту аферу.

— Так или иначе, в этой афере были заинтересованы все действующие лица Свой куш вы упустили по собственной глупости. Запомните: женщины — погибель в любом стоящем деле.

— Надеюсь, мне не понадобится ваш совет.

— Напрасно… Вы еще молоды. Уверяю, вы еще вспомните мои слова.

«Кадиллак» подкатил к моему дому.

— Отдохните недельку, — заключил Мекли. — Как шумиха уляжется, можете съезжать. За квартиру уплачено намного вперед, так что не беспокойтесь на этот счет, а про соседа забудьте.

Я вышел из машины и направился к подъезду. Мекли еще раз окликнул меня.

— Если у вас возникнут осложнения с полицией, звоните сразу же, помогу.

— Благодарю вас.

Машина набрала скорость и скрылась за поворотом. Футах в двухстах от дома стол серый «плимут». Мой старый знакомый! Надо же! Но с чего эти ребята взяли, что копы выпустят меня? Странно! И зачем им машины, когда у меня ее нет, и они наверняка знают об этом. Черт! Даже скучно стало. Такая активная и любопытная завязка, а теперь руку приложить не к чему.

36
{"b":"28641","o":1}