ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мне стало настолько страшно, что я забыл испугаться.

Сидящий в кресле Лукино был задушен моим полотенцем, узел которого затянул его шею. Лилового цвета лицо, высунутый синий язык распух, а глаза вылезли из орбит. Я добежал до ванной, и меня вырвало. Холодная вода сделала свое дело — мне стало полегче. В окно ворвался звук полицейской сирены. Я подбежал и отодвинул занавеску. Скрипя тормозами, у дома остановились две патрульные машины. Копы вылетели из них, как пробки из шампанского, и бросились в мой подъезд. Это конец! Теперь уже ни один Мекли меня не спасет. Все, что касалось меня и моего будущего, сейчас не трогало мой воспаленный мозг. Волновался я только за Веду. Неужели я так и не смогу ей ничем помочь?! Я кинулся к двери и приподнял крышку почтового ящика,, через щель которого была видна лестничная площадка.

Четыре полицейских во главе с сержантом влетели на этаж, как на крыльях. Один из них уперся в грудь другому и ударом ноги вышиб дверь соседней квартиры. Шпиц выскочил на площадку и залился лаем. Один коп остался на площадке. Я чувствовал, как у меня подкашиваются ноги. Шпиц еще несколько раз гавкнул, подбежал к моей двери и начал царапать ее лапами, его лай стал невыносимым. Он эхом отдавался по всему подъезду.

Полицейский с видом ученого индюка наблюдал за собакой, затем приоткрыл дверь квартиры Кросгрофа и крикнул:

— Сержант! На минутку. Я похолодел.

Из квартиры высунулась физиономия Джоса. Коп указал пальцем на пса. Я отскочил от двери, как ужаленный. Влетев в комнату, я начал метаться из угла в угол. Сработал инстинкт самосохранения, который подсказал мне, что надо делать. Превозмогая отвращение, я схватил Луки и поволок в ванную комнату. В этот момент раздался настойчивый звонок в дверь. Я не мог шевельнуться. Звонок повторился. За ним последовал стук. Мобилизовав всю свою волю, я все же дотащил Луки до ванной и перевалил его через край. В дверь начали барабанить, стены ходили ходуном. У меня не было выбора Я доплелся до двери и распахнул ее. Передо мной стоял во всей красе сержант Джос.

— Что вы тут делаете? — спросил он, не скрывая изумления.

— Заехал в свою квартиру убедиться, что за прошлую ночь она никуда не делась. А что здесь делаете вы? — голос мой подрагивал, но я пытался изобразить, что этому причина— его появление.

Он попер на меня, как бульдозер, и мне пришлось отступить в комнату.

— Я здесь живу, — пояснил я.

Мне казалось, что я слышу скрип колесиков в его черепной коробке.

— Не кажется ли вам странным, Дэйтлон, что вы обязательно мелькаете там, где происходит убийство?

— Убийство? Что, опять кошку задавили у моего подъезда?

Джос стиснул зубы.

— Хорошо, сержант. Объясните, что произошло. Я спал, вы меня поднимаете ночью и толкуете об очередном убийстве…

— Послушай, парень! Прекрати крутить. То твою машину видят возле дома, в котором совершается убийство, а теперь убивают в квартире напротив… Мне все это чертовски не нравится. И думаю, что теперь ты влип.

— Не пугайте, сержант. Вам не удастся навесить на меня чужие заботы. Или вы считаете, что поймали опасного преступника и завтра вашу фотографию напечатают на первой полосе в центральной газете? Ошибаетесь. Ее отрежут. Они точно отмеряют количество публикуемых ужасов.

— Если бы не приказ Фэллоу, ты давно бы пересчитывал остатки зубов в своей пасти, а не хамил бы мне.

— Я у себя дома, и не забывайтесь. Вы не имеете права врываться после одиннадцати часов и учинять мне допрос. У вас ведь нет санкции на арест или обыск? Нет. И проваливайте. Когда пришлете повестку, тогда поговорим. И не думайте, что вам все с рук сойдет.

— Теперь ты меня решил запугать?

Нашей светской беседе помешал вошедший в комнату коп.

— Я нашел нож, сержант, орудие убийства.

— Да? А я думал, он пользовался им вместо зубочистки, — ответил Джос, не оборачиваясь. — Ладно, Дэйтлон, посмотрим, чья возьмет.

— Не стойте и не изображайте из себя рассерженного крокодила. Вас ждет работа.

Он сверкнул глазами, повернулся и направился к выходу. У дверей остановился и ткнул пальцем в грудь стоявшего у порога полицейского.

— Останься здесь, Фрэд. Этот тип не очень-то надежен. Закончим там, и я вернусь сюда Пусть он делает то, что хочет, это его берлога, но он не должен из нее выходить. Понял?

Полицейский кивнул. Джос оглянулся через плечо.

— Кстати. Твою машину нашли на окраине. Разбита вдребезги. Ее отправили в управление на экспертизу. Об этом ты можешь знать.

Он вышел, хлопнув дверью так, что штукатурка посыпалась с потолка. Коп окинул меня презрительным взглядом, который с годами появляется у полицейских, как накипь на чайнике. Затем обошел комнату, ища место, как пес дерево на выгуле.

— Посидите в прихожей и не топчите ковер, — рявкнул я.

Тот зло прищурился, но ничего не ответил, вышел в холл и устроился на табуретке возле зеркала.

Я вздохнул. У меня появилось время на обдумывание ситуации. Не успел я налить себе виски, как запрещал телефон. В один прыжок я достиг аппарата и схватил трубку.

— Алло, Крис? — Да.

— Мекли говорит.

— Слушаю вас, говорите.

— Дела обстоят не лучшим образом. Я поднял на ноги всех, кого мог. Но копы вцепились в Веду не на шутку. Короче говоря, никто не в состоянии помочь.

— Совсем никто? Значит, положение…

Голова полицейского появилась в дверном проеме.

— Вы все предприняли по поводу моей просьбы?

— Все. Есть один человек… Но его уговорить я не смог.

— Почему? Кто он?

— Стив Клинг. Руководитель калифорнийской мафии. Я обращался к нему. Он утверждает,что может все устроить…

— Каким образом?

— Он предложил перехватить Веду во время перевозки, спрятать, а как шумиха утихнет, перебросить ее на самолет в Мексику. Этот человек никогда не пустозвонит. Если он дал слово, значит, так и будет.

— Так в чем же дело, черт побери?!

Коп продолжал стоять в дверях и глазеть на меня.

— В деньгах, Крис. Он требует за эту операцию сорок тысяч. У меня таких денег нет, а без денег он и говорить не будет ни о чем.

— Вы можете с ним соединиться и сказать, что деньги будут?

— Вы бредите?

— Нет. Я серьезен, как никогда.

— Он знает о вас. Звоните ему сами. Сейчас он в Лос-Анджелесе в отеле «Савой» номер 41. Возможно, вы его уломаете… Но учтите, без денег нет смысла затевать разговор… Бросьте вы все это, Крис…

— Что мне ему сказать?

— Ничего. Назовите себя и все. Мы пять минут назад говорили о вас…

— О'кей.

— Крис! Что вы задумали? Вы же нигде не найдете таких денег. Знайте, с Клингом лучше не шутить. На него работает весь штат, и не один. Были бы вы Богом — и то в такой короткий срок не нашли бы требуемую сумму. Веду перевозят завтра вечером. Если Клинг со своими ребятами ее не перехватит по пути, то игра проиграна Из тюрьмы ее уже не вызволишь…

— Спасибо за помощь. Остальное — мое дело. Я бросил трубку.

— Где у вас туалет? — нетерпеливым тоном спросил коп.

Я кивнул ему на ванную. И моментально вспомнил про труп Луки. Меня бросило в жар.

— А вы не боитесь, что я сбегу, пока вы будете делать пи-пи?

— Нет, не боюсь. Тут, что ли?

— Да, проходите.

Я направился к столу. Когда он поровнялся со мной, я схватил бутылку и со всего маху врезал ему по затылку. Он пролетел вперед и воткнулся головой в шкаф, отрикошетил от него и влетел в ванную, отворив дверь сплющенным черепом. Так он и затих под свисающими ногами покойного Луки.

Теперь я уже не ощущал страха, я даже не чувствовал своего тела. В меня вселился какой-то бес и руководил мною. Я допил все, что осталось в стакане, поднял с пола ключ от своей квартиры, который в полете потерял полицейский, затем надел плащ, шляпу и с минуту стоял и смотрел на свое изображение в зеркале. Сейчас я походил на человека, который решил спрыгнуть с небоскреба.

15

Лестничная площадка была пуста. Я опустил крышку почтового ящика и открыл дверь. Самый опасный момент. Тихо выйдя из квартиры, я запер дверь на замок. Теперь ее уже придется вышибать. За дверью напротив раздавались низкие, грубые голоса копов.

39
{"b":"28641","o":1}