ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она посмотрела на меня с тревогой.

— Вы уверены, что это хорошая идея? Он может быть опасным человеком…

Я засмеялся.

— Нет, не беспокойтесь. Скоро поворот. Идите прямо. Если я задержусь, надеюсь, вы найдете дорогу в отель.

— Постараюсь… — сказала она неуверенно, — но будьте осторожны!

— Пустяки!

Мы повернули за угол, и я мягко подтолкнул ее вперед.

— Давайте, — шепнул я ей на ухо, — и громче стучите.

Она бросила на меня быстрый взгляд и пошла дальше. Ее каблучки ритмично стучали по мостовой. Я прижался к стене и стал ждать. Наконец, послышались легкие шаги. За углом они замедлились, затем наступила тишина. Я не шевелился. Послышался слабый шум, и громадная, длинная тень появилась на тротуаре прямо передо мной. Я смотрел на нее, как на призрак. Мне показалось, что пот, который струился у меня по спине, сразу стал холодным.

Человек был совсем рядом. Свет луны падал таким образом, что я отчетливо видел его тень. Тень казалась карикатурной, невероятных размеров, с громадными плечами, крохотной головой, а брюки напоминали паруса. Тень не шевелилась. Возможно, преследователь опасался засады и затаился. Стук каблуков Веды был уже еле слышен. Воздух и тот замер, и в этом чудилось что-то зловещее.

Вдруг над моей головой раздался резкий, почти истеричный смех. Я посмотрел вверх. На четвертом этаже напротив горело одно-единственное окно. Внезапно подул ветер и всколыхнул занавески. Потом смех стал приглушенным, напоминающим стон.

Я снова посмотрел на тротуар. Тень исчезла. Вновь полная тишина. Выглянув из-за угла на улицу, я убедился, что она пуста. Ни с того ни с сего на меня напал смех. Стоя посреди мостовой, я по-идиотски гоготал. Еще три-четыре такие ночи на этой долгожданной свободе, и кандидат в сумасшедший дом полностью готов.

Оглядев последний раз улицу и еще раз убедившись, что на ней никого нет, я поспешил за Ведой. Она ждала меня у третьего перекрестка и, увидев, что я приближаюсь, устремилась навстречу.

— Ну?

Меня тронуло то волнение, с каким она произнесло это «ну».

— Никого, кроме кошки, — ответил я, засмеявшись. Не успели мы сделать и двух шагов, как у нее соскочила туфелька. Она протянула мне руку и, нагнувшись, стала ее поправлять. Я поддержал ее за локоть. Тонкий аромат духов, роскошь ниспадающих волнами волос, вся ее необычайная привлекательность вызывали во мне неподдельных восторг. Такого со мной не было с юных лет.

Выпрямившись, она оказалась совсем рядом.

— Я так волновалась за вас.

— Напрасно.

Я обнял ее. Веда немного отстранилась. Мне показалось, что пощечины не будет, даже если я поцелую ее, но все же не решился.

— Но я была уверена, что за нами следят.

Я не ответил. Остановил проезжавшее такси, назвал адрес отеля, и мы сели в машину.

Войдя в гостиницу, я сразу же заметил шпика, сидящего с газетой на своем постоянном месте. Значит, следили за мной не копы! Это на мгновение меня озадачило, но моя голова настолько была занята другим, что я тут же обо всем забыл.

Мы прошли через холл к бюро. Администратор пробормотал нам «добрый вечер», мы взяли ключи и поднялись наверх.

— Вы зайдете? — спросил я. — У меня еще осталось немного виски. Надеюсь, мама не будет осуждать вас за то, что вы пьете с незнакомыми мужчинами.

Она немного подумала, потом кивнула.

Я приготовил напитки и подал ей бокал. Она сделала маленький глоток и подошла к открытому окну. Я не мог ничего с собой поделать и как послушный пес устремился следом за ней. Веда уперлась руками в подоконник и разглядывала ночное небо — черное оархатное покрывало, разорванное острыми звездами и холодным лезвием месяца… Моя рука потянулась к выключателю, и свет погас. Вероятно, она этого не заметила, так как смотрела в окно, стоя спиной ко мне. Я подошел сзади и взял ее за плечи. Веда повернулась и оказалась в моих объятиях. Когда она сомкнула свои дивные руки у меня за спиной, я закрыл глаза и поплыл куда-то в сказочном сне.

6

Я проснулся около одиннадцати. Веды рядом не было. Ушла, не разбудив меня и ничего не сказав! Я выбежал в коридор и рванулся к ней, но ее дверь была заперта. Постучал — ответа не последовало. Как побитый, я вернулся к себе и рухнул в кресло у окна. День наступал лениво, как бы нехотя. Он был из тех, когда лица людей становятся похожими на нервно сжатые кулаки, и достаточно пустяка, чтобы началась свара. Мне необходимо было как-то успокоить себя, и я решил пройтись до ближайшего бара. В конце концов, Веда приехала сюда продавать женские лифчики, а не валяться по пляжам. Просто человек занят своим бизнесом. Это мне делать нечего, а другие должны зарабатывать себе на жизнь. Ведь не каждый может подкрепить свои желания достаточным золотым запасом.

Накинув пиджак, я спустился вниз. Дежурный, тот самый каменный идол, дремал за столом, и не было смысла выяснять у него, где женщина из пятьдесят четвертого номера. Сменщик моего шпика, увидев меня, прикрылся газетой. Очевидно, более остроумный метод слежки был им неведом.

Дождь и туман нависли над городом, как бы сливаясь с моим внутренним состоянием. Мой костюм для этой погоды был мало приспособлен, но я не мог ничего изменить и, подняв воротник, шагнул в сырую пелену. Долго разгуливать не пришлось, благо, подвернулся с виду симпатичный бар. Крохотное помещение на десять столиков, у стойки несколько табуретов, на которых сидели мимоходом забежавшие посетители, потягивая сомнительного цвета пиво. Я заказал джин, взял рюмку и сел в углу лицом к двери.

Так я просидел минут пятнадцать, успев за это время сменить пять пустых на пять полных рюмок. Когда я принялся за шестую, дверь бара распахнулась, как от урагана, и на пороге появилась гора. От такого зрелища невозможно было оторваться. Горой был человек-гигант. Рост его превышал семь футов. Плечи широченные, как двери амбара, на них болтался поношенный серый в черную клетку пиджак, которым можно было бы накрыть стадо овец. По его обезображенному лицу не били, наверное, только ковшом экскаватора.

Вразвалку он подошел к стойке и, облокотясь на нее засаленными рукавами, обратился к бармену:

— Ну что, Джо? Ты сделал, что обещал? Зычный рык был вполне под стать его внешности.

— Нет, Вилли. Он не хочет тебя брать, — с трудом выговорил бармен. — Он говорит, что пьяниц у него и без тебя хватает.

— Но ты сказал ему, что у меня нет ни цента, а нужно что-то жрать?

Дя о с безразличием пожал плечами.

— Сукин сын! Я проучу его…

— Не кипятись, Вилли. Так ты ничего не добьешься. Он в хороших отношениях с копами. Только наживешь себе кучу неприятностей. Выпей немного и успокойся. Я постараюсь найти для тебя что-нибудь. Потерпи.

Бармен достал с полки запыленную бутылку вина и подал ее гиганту. Тот взял со стойки дешевую компенсацию и устроился через столик от меня. Все, что ему оставалось, — это упражняться в поднятии стакана.

Эта сценка меня немного отвлекла, но стоило ей завершиться, и мысли тут же снова устремились к Веде.

Я не заметил, как возле меня оказался бармен, он склонился надо мной и тихо спросил:

— Простите, мистер, ваше имя Дэйтлон?

— Почему вы так решили?

— Дело в том, что я знаю всех посетителей, кроме вас. Звонит какой-то джентльмен, уверяет, что в моем баре сидит Крис Дэйтлон, настоятельно просит подозвать вас к телефону. Этот человек очень нетерпелив.

О'кей, сейчас подойду.

Бармен проводил меня к телефону у стойки.

— Алло, кто хочет говорить со мной?

— Мистер Дэйтлон?

— Допустим, что так.

— Я ваш доброжелатель и хочу предостеречь вас, — голос был глухим, будто кто-то прикрыл платком микрофон, — за вами следят, и я знаю кто.

— И что же дальше?

— Я хотел бы с вами поговорить.

— Это несложно. Приходите сюда, и мы поговорим.

— Нет, это невозможно! Нас не должны видеть вместе. Повторяю, за вами следят. Нам нужно встретиться в другом месте. Выходите через черный ход, он расположен в углу бара, за занавеской. Я жду вас на углу Оксфорд-стрит и Двенадцатой авеню. Это в двух кварталах к западу.

9
{"b":"28641","o":1}