ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты же сказал, что Лота молчит…

— Я имею в виду ее сообщника. Мне осталось протянуть руку, и он в капкане.

Пиво застряло у меня в горле.

— Ты его нашел?

— Нащупал, так скажем. Найден «шевроле». Хозяин где-то рядом.

— Он бросил машину на улице?

— Если бы он так поступил, то я снял бы перед ним шляпу. К ногам Линды привязан груз, чтобы труп не всплыл. Грузом служил домкрат, на котором сохранилось клеймо гаража, дающего машины напрокат. В гараже я и нашел «шевроле». Мне повезло дважды. Когда машину сдают, то проверяют ее комплектность. Приемщика на месте не оказалось, и авто вынужден был принять бухгалтер. С бедолаги высчитали стоимость троса и домкрата, так что он отлично запомнил типа, из-за которого пострадал. Он утверждает, что сдатчик машины торопился в аэропорт, имея на руках билет до Вашингтона. Сейчас мои ребята занимаются этим делом. И еще: наш дилетант подарил нам отличный отпечаток своего большого пальца правой руки.

— Он наследил в доме Линды?

— И да, и нет. Все предметы безукоризненно вытерты, но об одном он забыл. Его интересовал куш, который получит Лота с этого дела. Свежий след оставлен на страховом полисе Линды Бовер.

Этот удар пришелся ниже пояса. Я больше не мог продолжать разговор, кровь ударила в лицо.

К столику подошел официант и попросил капитана подойти к телефону. Тим взглянул на часы и заспешил. — Черт! Засиделся я с тобой. Он встал, хлопнул меня по плечу и направился к стойке. Я остался один в полной растерянности. Стараясь, хоть как-то себя успокоить, я начал рассуждать так: тот бухгалтер опознать меня не сможет. Моя физиономия не принадлежала мне — загримированное месиво. Даже киоскер меня не узнал. Теперь отпечаток пальца! В полицейских досье моих отпечатков нет. Я не подвергался арестам и не привлекался к суду. Никто не станет делать с моих рук слепки. Тим блуждал по темному лесу, а я наблюдал за ним с дерева. Человек не станет задирать голову вверх, если шарит глазами по земле, спотыкаясь на каждом шагу. До конца процесса осталось не так много времени, Тим уже упустил шанс выгородить Джаспера. Сроки поджали его со всех сторон, а после вынесения приговора в этом уже не будет смысла, дело отправят в архив. Но если Тим завяз в трясине, то его коллеги из страховой компании могут испортить мне всю обедню. Я вспомнил о страховом агенте, за которого себя выдавал. Порывшись в карманах плаща, мне удалось найти визитную карточку Барри Стронга. Отлично! Если он меня помнит, то из него удастся выудить что-то.

Я прочел адрес «Феблесити» и отправился на поиски Стронга.

4

Он встретил меня приветливо и, к моему удивлению, все помнил, как я помог ему застраховать бейсбольную команду. Теперь он стал заместителем начальника отдела претензий и исков и заимел собственный кабинет. Мне крупно повезло. Именно такие вопросы и решал их отдел. Я тут же соврал, что перешел работать в отдел происшествий и пишу серию статей о преступности в Калифорнии. Могу и его имя упомянуть в газете, если он сумеет мне помочь. Стронг просиял и тут же предложил мне шотландского виски. Из сейфа на стол перекочевала коробка дорогих сигар. Я понял, что Стронга можно распотрошить на информацию.

— Что тебя интересует?

— В данный момент не «что», а «кто». Линда Бовер. Женщина, чей труп выловили из канала. Нет сомнений, что ее убили перед тем, как сбросить в воду. Из достоверных источников известно: Линда ваша клиентка. Как и кому вы выплатите страховую премию?

— Твоей оперативности можно позавидовать. Я всегда считал тебя деловым парнем.

— Стараюсь.

Барри разлил виски по стаканам и один придвинул ко мне, из второго мелкими глоточками начал отхлебывать сам. Мой вопрос его смутил и он не знал, как на него отвечать.

— Надеюсь, ты не выпустишь синицу из клетки? — спросил он, глядя на широкий узел моего галстука.

— О чем ты?

— Пока мы ведем расследование, никто не должен знать об этом. Нам ни к чему отпугивать клиентов.

— Не беспокойся. Мой материал увидит свет в ряду аналогичных других, а это не сегодняшний день. Вы успеете закончить десяток подобных дел.

— Это хорошо. Сейчас мы находимся на стадии разработки и ведем расследование по собственной инициативе. Нам еще никто не предъявлял иска к оплате страхового полиса.

— А кто это должен сделать?

— Наследник. Нам известно, что страховую премию должна получить Шарлота Вейт. Очевидно, она не в курсе, что ее тетка убита. Как только она узнает об этом, то потребует деньги.

— И вы ей выплатите премию?

— В полисе есть пункты, по которым она вправе получить страховку. Один из пунктов предусматривает насильственную смерть. Пока у нас нет оснований арестовывать страховой договор и мы обязаны удовлетворить иск.

— Что значит: арестовать договор?

— Ну, например, человек застраховал свою жизнь от насильственной смерти, а умер от болезни. Если полис не предусматривает такого исхода, деньги не выплачиваются.

— Что вам известно о наследнице?

— Очень мало. Наш человек побывал в тех местах, где живет мисс Вейт, разумеется, он не собирался извещать ее о смерти родственницы. Обычная разведка. Ему не удалось ее найти. Удалось лишь выяснить, что мисс Вейт тяжело больна, лежала в больнице и, по мнению врачей, жить ей осталось недолго. Не так давно она выписалась из клиники, но домой не вернулась. С тех пор ее никто не видел.

— Возможно, она поехала отдыхать.

— Не исключено.

— Ну, а если она умрет, кто получит деньги?

— Ее сын. Но мальчику девять лет и деньгами будет распоряжаться опекун. Эту роль может взять на себя банк, если ребенок сирота, но у него жива бабка, мать Шарлоты.

— В любом случае, деньги будут выплачены?

— Это наш долг.

Он широко улыбнулся, показывая мне полный набор ровных зубов. Я понял, что до сути им не добраться.

— И все же вы ведете следствие. С какой целью?

— Пятьдесят тысяч — сумма не маленькая. Смерть Линды для всех загадка. Мы должны быть уверены, что смерть нашей клиентки наступила без помощи Лоты.

— Стоп! Вот мы и дошли до главного. Значит, есть подозрение, что наследница замешана…

— Я этого не говорил, Ной. Не лови меня на слове. Мы обязаны проверять подобные случаи.

— Ну, а если замешана?

— Денег ей не видать. Если получатель страховой премии в корыстных целях, то есть в целях получения денег, наносит вред здоровью нашего клиента и мы доказываем это, то полис теряет свою юридическую силу, взносы арестовываются, а результаты расследования передаются в суд. Причем с бывшего наследника взимается плата за проведенную нами работу.

— Ты хочешь сказать, что бедняга, которого вы упрячете за решетку, должен вам за это заплатить?

— Сам виноват!

— Какой вред имеется в виду? Убийство?

— Убийство, медленное отравление, привлечение третьего лица.

— Наемного убийцу?

— Именно.

— У вас все продумано.

— Мы имеем дело с большими деньгами.

Я выпил предложенное виски.

— Вы можете не успеть закончить расследование до того, как вам предъявят иск к оплате.

— Не исключено. Мы обязаны в течение двух недель выплатить деньги, но это не означает, что следствие прекращено.

— А если иск не предъявят?

— Мы обязаны известить получателя по истечении месяца со дня смерти нашего клиента, но не позже.

— Все, что ты мне рассказал, Барри, невероятно интересно. Желаю вам удачи.

Мы простились, долго пожимая друг другу руки. Я ушел из «Феблесити» в приподнятом настроении. Из моих бесед с Тимом и Барри, я сделал любопытный вывод — Лота не такая простушка, какой казалась, Не знаю, кто убил ее мужа, она сама или наемник, но Линду ей удалось убрать, не стукнув пальцем о палец. Мало того, что ей обещали за ее собственную смерть пятьсот тысяч долларов, целое состояние, она еще получит пятьдесят тысяч от собственной жертвы. Ее можно понять. Лота идет на смерть, получив от Корины лишь обещание. Кто может дать ей гарантию, что мы ее не надуем?! Людям, способным на убийство, доверять нельзя. Тут она права. Страховка гарантирует ей деньги. Но, с другой стороны, никакие силы не заставят ее признаться, что она Лота Вейт, и умрет женщина по имени Корина Монс.

18
{"b":"28642","o":1}