ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь уже никто не помешает нам забрать чемодан у старухи.

Вернувшись домой, я был разочарован. Корина не ждала меня с накрытым столом. Ее где-то носило. Я успел выпить несколько рюмок и опустошить полпачки сигарет, когда, наконец, она явилась. Точнее, ворвалась. Ни разу еще я не видел ее такой взволнованной и бледной. Она прошла в комнату, бросила мне на колени газеты и злобно выпалила:

— Не видать нам денег! Полный провал!

Больше я ничего не услышал. Она отошла к окну и застыла, глядя на мигающие рекламы дома напротив. Я раскрыл газету и увидел крупный заголовок: «Судья Кернер ставит точку». Заметка занимала несколько строчек.

«Сегодня днем во дворце правосудия закончился процесс над убийцей Джаспера Харриса Кориной Монс. Прокурор требовал для подсудимой смертной казни за умышленное убийство полицейского. Однако, опытный адвокат Мэриэл, предоставленный обвиняемой муниципалитетом, сумел доказать суду, что Корина Монс действовала в пределах допустимой самозащиты. Харрис завлек девушку в дом обманным путем и пытался изнасиловать, Корина убила его, обороняясь. Она стреляла в насильника, а не защитника закона и справедливости, каким обязан быть полицейский. После недолгого совещания присяжные вынесли вердикт — невиновна. Когда приговор был оглашен, Корина Монс потеряла сознание, ее тут же отправили в ближайшую больницу. На сей раз без конвоя».

Глава 6

1

Проиграли все! Прокурор, Тимоти Рум, я, Корина и даже старуха. Выиграли республиканцы. Они раздули эту историю до небес. Полицейским страшно стало выходить на дежурство. Им плевали в лицо. Мы с Кориной почти не разговаривали. Никто не ожидал такого оборота и не был готов к ответным действиям. Голова пухла от напряжения, но ни одна идея не приходила на ум ни мне, ни Корине. А что здесь придумаешь?!

Наутро Корина подняла меня с постели и потребовала, чтобы я отправился к матери Хэммера и попытался изменить условия договора. Я брыкался как мог, но, в конце концов, сдался и без всякого энтузиазма поплелся в логово к старухе. Встретила она меня не лучшим образом.

— Я ждала вас, Ной. Нас постигла неудача. Освобождение Корины лишает вас наследства Вика.

Что-то в этом роде я и предполагал услышать.

— После того, что я сделал? А вы знаете, что мне пришлось убить человека?! Зря думаете, что сделала это Корина! Как, по вашему, мне удалось ее подставить? Я сам рисковал попасть в лапы легавых. Или все это не в счет?!

— Понимаю, Вы торопились заполучить деньги и не продумали операцию должным образом. У этой дряни осталась лазейка и она ею воспользовалась. Если уж ей удалось провести Вика, то, согласитесь, трудно себе представить Корину Монс на электрическом стуле лишь потому, что она угодила в капкан. Она из любой ловушки найдет выход и нашла его. Второй раз эту женщину не подловить.

— Сами понимаете. Вот и остается ее пристрелить и решить таким образом все проблемы.

— Слишком просто. За такую услугу больше пяти тысяч не платят.

— Черт подери! А то, что сделано? Не в счет?!

— Меня не интересуете вы — взвизгнула старуха. — Меня волнует Корина Moнс! Баба отделалась легким испугом благодаря вашим стараниям. Немного беспокойства в условиях тюремной камеры. А ей полагается смертная казнь, так считал мой сын и так считаю я.

Меня обуяла злость.

— Казни не будет! Эту стерву не подловишь, вы сами это сказали. Не могу понять, чего вы добиваетесь? В конце концов, я плюну на всю эту историю и копошитесь сами. Доживайте последние дни на мешке с деньгами. Только для вас это бумажки, не больше, они не заменят вам рук, ног и сил. А Вик Хэммер останется не отомщенным… Как вы не поймете, что нельзя слепо придерживаться завещания вашего сына! Он мертв, а жизнь идет вперед, и она нам диктует, а не мы ей. Никто не может предвидеть всего, Корине везет больше, чем нам. Кто знает ее следующий шаг? Возьмет и упорхнет в Европу. Ищи потом ветра в поле! Чтобы отомстить за Вика, девчонку надо убить! Она уже поняла, что за ней идет охота, стоит ей выйти из больницы и все… Днем с огнем не найдешь. Только смерть остановит ее. Убить обычным способом, без всяких ритуалов, электрических стульев, газовых камер, виселиц и прочих приспособлений. Нож палача уже пощекотал ей горло, и она надолго запомнит урон! Хватит пугать ее, пора привести приговор Вика в исполнение! Знай он обо всем, пришел бы к тому же…

Всю свою речь я выдержал на одном дыхании, и к финалу взмок. Старуха молчала, задумчиво глядя в камин. Я высказал все, добавить нечего, порох кончился. Мне оставалось только ждать, Я смотрел на каменное морщинистое лицо старухи и думал: потеря сына — большое горе, но нельзя же любой бред, даже самого дорогого тебе человека, воспринимать как приказ, не подлежащий обсуждению… Вдруг мне стало смешно. Именно этим я и занимаюсь добрую половину своего отпуска. Мне захотелось плюнуть на все и уйти. В конце концов, я не нищий и проживу без миллионов! Но я не ушел. Я даже не сделал попытки уйти.

— Я согласна с вами, Ной, — ее голос хрипел, как старый граммофон. — Мы поступим так: я сама убью эту гадюку. Приведите ее сюда и дайте мне пистолет. Я хочу видеть ее глаза перед тем, как отправлю ее в ад.

— После чего вы назовете номер шифра?

— Да.

— Могу я вам верить, как себе?

— Можете. Как только Корина Монс получит пулю в лоб, вы заберете деньги.

— Тогда без Корины Монс я здесь не появлюсь.

Как ни странно, разговор с мамашей Бигнер придал мне энергии. Пора заканчивать эту грязную историю. Мне надоели безумства и страсти обеих баб — молодой и старой. Единственным моим желанием было освободиться от них и вернуться к нормальному существованию. Корине я не нужен. Она бросит меня, как только получит деньги, не надо быть провидцем, чтобы предсказать именно такой ход событий.

Вызволить Лоту из больницы задача несложная. В этом деле я могу обойтись и без Корины. Ей не обязательно докладывать о нашем новом соглашении с мамашей Бигнер. Проверну всю операцию один, получу деньги, а потом решу, какую долю выделить Корине. Хватит быть мальчиком на побегушках! Настало время поставить сообщницу на колени и передать ей обязанности слуги!

Вернувшись домой, я застал странную картину. Корина валялась на кровати, задрав ноги на стену, и напевала мелодию из репертуара Гленна Миллера. На полу стояла бутылка с остатками виски.

— Тебе весело? — спросил я с порога.

— Угу, мне весело. Хочешь повеселиться? Прочти заметку в газете. Она там… на столе.

Мурлыканье продолжалось. Я вернулся в гостиную и склонился над развернутой «Санди Таймс».

«Не так часто правосудие ошибается и выпускает преступников на волю, а невинных сажает за решетку, но события, имевшие место сегодняшней ночью, доказывают, что суд может иметь просчеты в своей работе. Этот просчет лишил жизни еще одного невинного человека. Погибла сестра милосердия Инга Клейн. Девушка несла дежурство в госпитале Св. Елены, куда после суда доставили Корину Монс. Около двух часов ночи Корине стало плохо и она потребовала сделать ей успокаивающий укол. Как только просьба была выполнена, Монс набросилась на медсестру и впилась зубами в горло. Хватка „больной“ оказалась железной. Кровожадная хищница порвала Инге яремную вену, и та умерла от потери крови. К сожалению, помощь опоздала; когда в палату ворвались санитары, убийца с окровавленным ртом пребывала под сильным воздействием наркотика. Медсестра лежала возле ее ног с застывшим лицом. Монс вновь арестована и отправлена за решетку. Капитан Рум заявил, что не ошибается, в отличие от суда, и не допускает ошибок. На данный момент у него имеется материал, который поставит многих работников прокуратуры в тупик. Будем надеяться, что Корина Монс получит по заслугам и кровожадные маньяки перестанут разгуливать на свободе, приводя в трепет население».

Моя затея сорвалась. Лота двинулась рассудком. Трезво оценить обстановку я был не в состоянии. Теперь Тим выложит все свои карты. Он своего шанса не упустит.

19
{"b":"28642","o":1}