ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну как?

— Что — как? Рум объявит, что убийца — Шарлота Вейт.

Корина наморщила свой маленький носик и фыркнула.

— Зачем? Этот вопрос его не трогает. Сейчас в суде закопошатся и быстренько пересмотрят приговор. Никто не даст Руму начать все с начала. Не такая уж он важная шишка, чтобы с ним считались. Вот увидишь, через неделю Лота сядет в железное кресло. Молодец, девчонка! Она выполнила свое обязательство.

На сей раз ее пророчество не сбылось. Сообщение, прозвучавшее по радио, поставило окончательную жирную точку на «деле Корины Монс»:

«По настоянию адвоката Корины Монс, мистера Мэриэла, был созван консилиум врачей-психиаторов штата Калифорния. Для участия в работе был также приглашен светило науки из Нью-Йорка профессор Ланг. Коллегия врачей провела тщательную экспертизу состояния психики обвиняемой и дала заключение, что женщина-убийца невменяема. Диагноз: маниакальная шизофрения в тяжелой форме. На этом основании суд вынес постановление: изолировать Корину Монс от общества, поместив ее в психиатрическую лечебницу тюремного типа со строгим режимом — пожизненно…»

2

— Это конец! — загробным голосом произнесла моя напарница.

Я был с ней не согласен. У нас оставался еще один шанс. Но как его реализовать? Мне это было явно не по плечу. Здесь моя роль вновь понижалась до привычного уровня — уровня слепого исполнителя. Я вновь терял инициативу и становился марионеткой. Только Корина могла, с ее дерзкой, рисковой натурой и холодным рассудком, принять нужное решение.

— Осталась все же возможность получить деньги, — промямлил я. — Для этого надо похитить Лоту и доставить к старухе.

Я рассказал Корине о нашей последней встрече и о новых условиях мамаши Бигнер.

Корина ничего не ответила. Пауза длилась все утро. Затем она оделась и перед тем как уйти, спросила:

— Сколько у тебя денег?

— На счету в банке около восьми тысяч. И еще немного в доме. Это все.

Исполненная неподдельного презрения, она круто повернулась и ушла. Я не слышал и не видел ее трое суток. Всякое приходило мне на ум, но что я мог сделать? Без этой женщины мне не обойтись. Если она не явится, то придется проститься мечтой о грандиозном богатстве.

Корина позвонила на третьи сутки, около девяти вечера. По ее властному нетерпеливому тону я понял, что она возбуждена. Весь разговор состоял из нескольких фраз. Я получил приказ немедленно явиться к Крылатому мосту… Спустя полчаса мне удалось добраться до места встречи, где меня ожидал старый «форд». За рулем сидел мужчина, рядом Корина с сигаретой в руке. Я вышел из машины и пересел в «форд».

— Этого человека зовут Хьюго-Рэгли, — сказала не оборачиваясь, Корина.

Толстяк повернул ко мне голову, которая едва не касалась крыши. Мясистая, изрытая оспинами, красная физиономия с заплывшими жиром глазками, и носом, по которому не раз били ковшом экскаватора. Не вид не больше пятидесяти. Только с талантами Корины можно отыскать подобное ископаемое. Я кивнул ему головой и перевел взгляд на Корину.

— Этот человек работает в морге тюремной больницы, где содержат нашу малютку. Он может помочь вызволить ее из-за решетки. План несложен, но требует аккуратности, точности и слаженности. Детали мы уже обсудили, сейчас Хьюго посвятит тебя в него.

Я взглянул на Хьюго. Его пухлые потрескавшиеся губы зашевелились, издавая глухие хриплые звуки. Он говорил медленно, растягивая слова, будто сомневался, что я понимаю по-английски.

— В нашей богадельне людишки мрут по десятку на день. Не все выдерживают курортных условий, так что без работы мы не сидим. Вот только платят за этот труд — не разживешься. Приходится выкручиваться. Но смекалистый человек из любого дела вышибет деньгу!…

— К чему это вступление? — нетерпеливо спросил я. Меня тошнило от его физиономии, и я начал разглядывать свои ногти.

Он пропустил мой вопрос мимо ушей и продолжал как заведенный:

— Прежде всего, мы стрижем купоны с родственников умерших заключенных. Им приходится платить за все. Чаевые, разумеется. Грим, положение в гроб и другие мелочи. Так везде. Но основной доход мы получаем с осужденных, как это не покажется вам странным. Дело в том, что родня, посещая своих несчастных, не жалеет для них денег. Их можно при желании незаметно передать. Так вот, эти деньги мы перекачиваем в свой карман, доставляя психам товар, которого им не хватает. Сигареты, виски, марихуану и прочую требуху. Родственники не могут принести с собой ничего подобного. Перед свиданием их обыскивают.

— А вас не обыскивают, и вы тащите наркотики в тюрьму без помех?

— Уловка, которой мы пользуемся, себя полностью оправдала. Благодаря нашим хитростям вам можно помочь. Когда умирает заключенный, мы в этот же день сообщаем об этом родственникам. Они заказывают гроб, и кто-то из них приезжает за покойником. Согласно правилам они должны опознать усопшего. Наше дело упаковать труп и сдать родным. Те вывозят его с территории и отправляют на кладбище. Обычная процедура, на ней много не заработаешь. Вот мы и решили часть забот похоронного бюро взять на себя. Одна контора сколачивает для нашей обители гробы. Бюро предоставляет родственникам лишь катафалк. Всех это устраивает. Ребятам, которые мастерят для нас ящики, мы платим по двойному тарифу за гробы с двойным дном, В нижней половине гроба мы и перевозим нужный нам груз. Когда машина проезжает пропускной пункт, охрана, проверяя ящики, ничего не находит.

— Минутку, — не выдержал я. — На кой черт вы все это мне рассказываете? Меня не интересует ваша кухня. И потом… Вы меня совсем не знаете…

Физиономия Хьюго расплылась в улыбке. Заплывшие глазки вовсе пропали, но оголились желтые лошадиные зубы.

— Напрасно вы так, сэр. Мы делаем общее дело.

— Кто это — мы?

— Имейте терпение. Когда гроб с покойником вывозят из тюрьмы, второе дно пустует. Мы только ввозим товар. Если эта идея вас вдохновляет, то мы можем ее обсудить. С очередным трупом уедет ваш человек. Лучше часок потомиться в гробу с покойником, чем всю жизнь за решеткой.

— Идея блестящая. Только можно было истолковать ее короче.

— О’кей! Будем считать, что стороны пришли к общему знаменателю, — прохрипел хозяин морга.

— Что от меня требуется?

— Активность. Как только умрет очередной заключенный, я вам тут же сообщу. Вы наймете катафалк и приедете за трупом в качестве ближайшего родственника. К вашему прибытию все будет готово. Забирайте гроб и до свидания…

— Как я докажу охране, что я родственник? У меня же потребуют документы!

— Несомненно. Иначе вас не пропустят на территорию тюрьмы. Это ваша проблема. Меня касается только та часть работы, которая будет выполнена на территории. И за эту операцию я хочу получить пять косых.

— Пять тысяч?!

— A y вас что, есть другой способ вырвать своего человека из клетки? Я-то считаю, что прошу смехотворно мало.

— Мы согласны! — твердо произнесла Корина. Она курила сигарету за сигаретой.

— Какова степень риска? — поинтересовался я.

— Ну, что сказать. Охранники подозрительны, дело свое знают, особенно осторожным и внимательным надо быть при выезде. Что не так — крышка, но и рискую не меньше я. Вывести заключенного из камеры, сопроводить его в подвал и замуровать в гробу — не так это просто. Существует внутренняя охрана, санитары, любой точный расчет может полететь вверх тормашками при малейшей случайности. А предвидеть все невозможно. Так что судите сами, какова степень риска.

Я хотел было открыть рот, но Корина опередила меня.

— Нас все устраивает. Жди меня дома, я скоро буду, — бросила она мне.

Поздно ночью мы обсуждали детали. Корина вновь поражала меня своей выдумкой, фантазией, помноженными на железную логику. Она напоминала шахматиста, игравшего партию за двоих. Но ничья ее не устраивала. Только победа. Она почти уверила меня, что все пройдет идеально. Она даже дала мне возможность в ту ночь почувствовать себя победителем и совершенно не сопротивлялась, когда я повалил ее на ковер и сорвал с нее платье…

20
{"b":"28642","o":1}