ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неожиданно ее веки дрогнули, и гордо посаженная голова повернулась в мою сторону. Я облегченно вздохнул. Ее взгляд впился в меня занозой. Женщина ничуть не испугалась, мое присутствие ее даже не удивило, — будто она ждала меня.

— Вы Ной Ларсен? — тихо спросила хозяйка низким грудным голосом. Я оторопел.

— Да… Ваш сын просил меня зайти к вам. Она взяла с колен газету и взглянула на первую страницу. Я сделал шаг вперед и увидел крупный снимок. Мне и в голову не приходило, что в тюрьме разрешено пользоваться фотоаппаратурой. На фотографии был изображен Хэммер, сидящий на электрическом стуле, а я, только что вошедший в «стакан», стоял с растерянной физиономией дебила. Теперь меня поднимут насмех все, кто меня знает. Ребятам дай только повод, и они сделают из тебя посмешище. Впрочем, я уже сам это сделал.

— В жизни вы выглядите лучше, — сказала женщина, изучая мою физиономию. — Вы поступили правильно, что пришли.

Она кивнула на кушетку, возле которой я стоял. Пришлось сесть.

— Не знаю, почему Вик выбрал вас! Парень вы красивый, представительный и, вероятно, удачливый, а дело, которым предстоит заняться — грязное!

Такое начало меня немного смутило.

— Хочу сказать сразу — я не в курсе событий. Мое знакомство с вашим сыном длилось минуту.

— За минуту можно узнать столько, что придется жалеть об этом всю жизнь, Ной. Я могу вас так называть?

— Конечно, миссис Хэммер.

— Друзья называют меня мамашей Бигнер. Надеюсь, мы станем друзьями. Вик неплохо разбирался в людях — если его выбор пал на вас, то и я обязана вам доверять.

— У вашего сына был слишком скудный выбор. Вы уверены в том, что он хорошо разбирался в людях? Насколько я понял, ошибка именно такого рода привела его к гибели.

// ??? Здесь пропущена одна страница //

— В тот момент она этого не знала, Вся добыча находилась в тайнике Вика. Как только Корина узнала, где находятся деньги, она тут же решила избавиться от партнеров и захватить весь куш себе. Ее план оказался настолько прост, что не мог вызвать подозрения у приятелей. Она рассчитывала на внезапность. Тут важно не дать противнику одуматься, бить без передышки, пока тот не свалится с ног. Так оно и вышло. Корина приехала в отель «Бертрам», где жил Кубрик. Пат спал, она застрелила его в постели, после чего сняла с револьвера глушитель, стерла свои отпечатки и бросила оружие на стол. Для эффекта ей пришлось пожертвовать платьем и порвать его на себе. Затем эта гадина позвонила Вику и вызвала его в отель. Там он застал плачущую, растерзанную женщину. Она призналась, что застрелила Кубрика, обороняясь, он пытался ее изнасиловать. Вик был ошеломлен этим сообщением. Он привык ей верить. Корина и вправду нравилась Пату. «Жди меня здесь, — сказала она. — Я пригоню фургон к служебному входу и ночью вытащим тело!». Вик кипел от злости. Его лучший друг предал его!

Баба все просчитала до мелочей. Она прекрасно знала характер своего любовника, знала все его слабости. Накинув плащ, женщина ушла, бросив в камин пластиковую коробочку. Тогда Вик не придал этой мелочи никакого значения. Он уничтожил все, что могло ищеек навести на след убийцы. Револьвер Вик спрятал в свой карман. Его можно понять, парень не ждал подвоха. Пластик тем временем расплавился. В той коробочке лежал револьверный патрон. Как только огонь нагрел его, он разорвался. В номере раздался выстрел, который услышали соседи по коридору. Они тут же вызвали полицию. Копы не заставили себя ждать, Вика тут же схватили. У задержанного был обнаружен пистолет, из которого убит человек, занимавший 656-й номер, Единственные отпечатки на оружии принадлежали Вику. Мой сын не мог прийти в себя от неожиданности. Тогда ему и в голову не пришло, что весь спектакль подстроен Кориной. Пытаясь спасти это чудовище, он взял вину на себя. Он испугался, что полиция сможет на нее выйти, а в том, что убийство не его рук дело, быстро докажут. Но он ошибся. Следствие длилось меньше месяца, небывало короткий срок для расследования тяжкого преступления, Полиция никогда не вникает в суть, если есть козел отпущения. Таковы правила игры. Сын слишком поздно понял это.

История показалась мне слишком банальной. Человек, накрывший Национальный банк на полтора миллиона, попался на пустяке и не смог выкрутиться из элементарной мышеловки.

— Но Корине так и не удалось завладеть деньгами?

— Алчность заставляла ее торопиться, а спешка не приносит успехов. Она не знала, что Вик успел перепрятать деньги в более надежное место. Они не собирались делить добычу сразу, хотели переждать шумиху, а тайник не гарантировал сохранность на сто процентов. Сын абонировал сейф и положил чемодан с долларами в один из банков. Деньги и теперь недоступны. Ключ от сейфа у меня, шифр цифрового замка я запомнила. Его не выкрадешь из памяти, если кому-то и удастся отнять у меня ключ. Согласно завещанию моего сына, чемодан получит тот, кто сумеет усадить Корину Монс на электрический стул.

Я осмотрелся по сторонам и вспомнил об открытой двери. Складно все получается, но я так и не верил в эту сказку.

— Простите, миссис Хэммер, но вы даже не заботитесь о безопасности. На вашей двери висит записка: «Заходи любой, отмычка не нужна!».

Старуха криво усмехнулась. Я уже привык к ее хищной внешности, но эта гримаса вызвала во мне отвращение.

— Видите ли, Ной, я абсолютно глухая. Все, что вы говорите, я читаю с ваших губ. Я не сомневалась в том, что вы придете и ждала вас.

— И вы не боитесь?

— В семьдесят пять лет люди перестают бояться смерти. Корина, очевидно, наслышана обо мне от сына и догадывается, что от меня ей ничего не добиться. Она не сунет сюда нос. Других врагов у меня нет. Будь я помоложе, то сама сразилась бы с этой падалью, не пожалела бы себя, но посадила бы ее на электрический стул. К сожалению, мои годы не позволяют мне преодолеть даже лестницу нашего дома, не то что тягаться с молодой кобылицей. А вам это по плечу. Если вы выполните поручение Вика — деньги ваши. Мне давно уже безразличен блеск золота. Единственное, что теперь привязывает меня к жизни — это надежда. Дожить до казни Корины Монс и расплатиться с исполнителем — это все, что я должна успеть на этом свете.

— Как же вы обходитесь без посторонней помощи?

— По утрам меня навещает хозяйка этого дома. Она приносит мне немного продуктов и свежие газеты. За эти услуги Вик заплатил ей на много лет вперед. Не будем говорить о пустяках. Итак, Ной, вы беретесь за дело?

Я слушал ее, и передо мной уже маячил газетный подвал, который вырвет меня в лидеры репортерского цеха и принесет неплохой доход. Все остальное — слишком сказочная история, а я привык верить фактам. Казнь Хэммера — факт. Ограбление банка — факт. За предсмертными словами Вика тоже, очевидно, стоят какие-то факты, но какие? Пожалуй, все-таки стоит в этом разобраться…

— Я понимаю вас, Ной, — оборвала мои мысли женщина. — Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Вы правы! Я готова представить вам доказательства. Если вы сможете поднять меня обратно в квартиру, я поеду с вами в банк.

Вот уж чего я не ожидал.

— Мне не трудно поднять вас наверх, миссис Хэммер.

— Называйте меня мамаша Бигнер.

Я и представить себе не мог, что эта минута станет для меня началом совершенно другой жизни.

4

На моей машине мы отправились в банк. Ключ от сейфа имел второе значение и предъявлялся в качестве пропуска. Отсек личных сейфов находился на три этажа ниже уровня земли и тщательно охранялся. Сопровождающий охранник проводил нас до комнаты 36 и отпер ее своим ключом. Внутрь мы вошли вдвоем, охранник остался за дверью. Крохотная каморка с куриный насест, где нам вдвоем со старухой было тесно. Три стены занимали сейфы, точнее — стальные дверцы с номерными замками. Мамаша Бигнер вставила в одну из них свой ключ и повернула его вправо. «Если я наберу неверный шифр, дверь с этой стороны уже не откроется, и мы окажемся в ловушке, — с гордостью произнесла она. — Хитро придумано! Не знаешь код, тебя сцапают». Полностью насладившись, она потребовала, чтобы я отвернулся. Я выполнил ее приказ и довольствовался только щелчками цифрового набора, которые слабо доносились до моих ушей. Вся операция длилась несколько секунд, после чего я услышал ее хрипловатый голос: «Готово!». Мне было велено вынуть чемодан из сейфа и положить его на крохотный металлический столик, что я и сделал. Старый, затертый баул из свиной кожи вздувался, как воздушный шар. Старуха вскрыла замки и подняла крышку. Я похолодел от увиденного. Плотно увязанным пачкам с ассигнациями не хватало места в огромном чемодане. Они рассыпались. За всю свою жизнь я не видел столько денег. Я даже отдаленно не представлял себе, что можно на них купить. Наверное, всю Америку с Мексикой в придачу! Перед глазами поплыли какие-то неясные круги… «На первый раз хватит!»— старуха вернула меня к действительности. — «Ставьте его назад». Чемодан был водворен на место, а меня выставили за дверь. Напрасно я пытался доводами рассудка заглушить поднявшееся из самых глубин моего существа безудержное желание овладеть этим богатством. Старая ведьма! Она знала, что делала.

4
{"b":"28642","o":1}