ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Трудно вообразить, что предпринял бы Чарли Доккер, узнай он, что распорядок работы его телохранителя зависит от капризов ненавистного личного секретаря. Но мастер великой интриги не замечал мелких интрижек, которые плелись у него под самым носом. Так он проморгал Феннера, который на всю жизнь прибил его к позорному столбу, так и сейчас он не понимал, чем увлечен его телохранитель и что творится в его голове. Доккер страдал дальнозоркостью. Его идеи и планы имели большой размах и грандиозные масштабы, а на мелочи и личную жизнь у него не хватало времени.

Личная жизнь Чарли протекала на его огромной вилле с пятимильным пляжем южного берега Лонг-Айленда, где он был защищен от штормов и где легко дышалось в тенистом бору канадской сосны, но у Чарли так мало оставалось времени для отдыха. И в этот день, когда на календаре стояло красное числа, Чарли тоже работал. Он творил, он созидал, он не просто делал деньги, а лепил их из сногсшибательных сделок, проектов, и предложений.

В этот момент в кабинет ввалился бесцеремонный Люк и холодным скрипучим голосом оборвал мысль черного гения, «посланника Марса на Земле».

— Патрон! Вас хочет видеть Уильям Паркер.

— Кто?

— Билл Паркер. Так он представился.

— Но я не знаю такого.

— Зато он вас знает.

— Меня знает весь деловой мир.

— Но деловой мир не знает вашего адреса, а Паркер знает. Уже за одно это на него следует обратить внимание. Мне кажется, что он сыщик.

— Это он так сказал?

— Он ничего не сказал, это мое мнение.

— Хорошо. Пусть зайдет.

— Хочу напомнить вам, патрон, что вы пригласили Эвелин Фричетт. Она объявится в пять часов, а сейчас уже половина пятого.

— Ты думаешь, что этот Паркер настолько интересен и сможет меня так увлечь, что я забуду о прекрасной даме? Передай мистеру Паркеру, что я могу уделить ему пять минут.

— Хорошо, сэр.

Люк вышел, а Чарли достал из шкатулки сигару. Врачи давно запретили ему курить, но Чарли не мог заставить себя отказаться от удовольствия. У него их не так много осталось в жизни.

Вновь двери раскрылись, и Люк пригласил войти человека по имени Уильям Паркер. Это был очень высокий сильный мужчина, на вид не старше сорока лет. Волевое лицо, узкий рот, голубые глаза.

Увидев его, Доккер подумал, что таких парней ему очень не хватает. Такой не прыгнет под кровать при первом же выстреле. Приглядываясь к гостю, Чарли решил, что уже видел этого парня, но не мог вспомнить где.

— Привет, Чарли! Я ненадолго. Но я принес тебе хороший подарок. Правда, им надо уметь воспользоваться. Это как шкатулка с секретным замком.

Доккера не удивило такое бесцеремонное обращение к собственной персоне. Бывали времена, когда к нему приходили для того, чтобы плюнуть в физиономию. И плевали! Но Доккер всегда умел отсеивать мусор, оставляя порой из долгой беседы два-три слова, но именно те, которые определяли суть и полезность встречи.

— Мне кажется, мы уже виделись, — тихо сказал Чарли.

Паркер осмотрелся по сторонам. Резной потолок, старинная мебель с завитушками в стиле Людовика XIV. Огромное количество книг в дорогих переплетах из кожи и сафьяна, мягкие ковры. Помпезно и надежно.

И среди этого богатства, роскоши и прочности сидел крохотный головастик с черными курчашками вокруг лысины. У этого гнома даже ноги не доставали до пола. Паркеру захотелось стукнуть его кулаком по лысине и размазать по столу. Но он не за этим пришел сюда, и он ничем не выказал своего презрения. Паркер прошел в центр комнаты и сел на кушетку, стоящую возле резного столика.

— Конечно же, ты знаешь меня, Чарли. Я тот самый парень, который прикончил Маранзано. Я тот парень, деньги которого твоя контора отмывала через Уолл-стрит, когда я добывал для тебя соглашения на поставки оружия в Нижний, а потом и Западный Сайд. Ты тогда хорошо погрел руки, и я тоже, но прошли те времена, и теперь я стал парнем, который по уши погряз в собственном дерьме. Только ты не подумай, что я пришел к тебе за милостыней. Я еще кое-что стою, и на сэндвич с сыром у меня денег хватит.

— Я помню тебя, — спокойно сказал Доккер. — Ты метался от моба к мобу во времена сухого закона и тебя простили в обмен на голову Маранзано. Ты ловкий парень. Я слышал, что ты открыл детективное агентство в Чикаго, и у тебя хорошо идут дела. Не так ли?

Паркер покосился на Люка, который сидел на табурете у двери, прижавшись к стенке, и делал вид, что дремлет.

— Не обращай на него внимания, — сказал Чарли. — Это мой человек и ничей больше.

— Тебе виднее, ты старый лис. Твой дурачок Джилбоди нанял меня и хорошо заплатил. Его интересовал один адресок.

— Я знаю об этом. Стив возлагает на тебя большие надежды.

— Он идиот! А я идиот, что ввязался в это. Жадность сгубила. И ты, Чарли, идиот!

Люк открыл глаза и выпрямился, но его патрон не реагировал на оскорбления.

— Затеял охоту на моб Дэйтлона! — продолжал возмущаться Паркер. — Только идиот может решиться на это. Я в жизни не видел более организованного картеля. С виду Дэйтлон дурачком прикидывается. Пресс-конференции в тюрьме устраивает, автоматные очереди по люстрам пускает. Шут гороховый! Так это он для нас с тобой старается. Смотрите на меня, я свой парень, любой может выпить со мной пивка или по стаканчику. Я всех вас люблю, за исключением легавых. Но и они ребята неплохие, когда не лезут в мои дела. А что на деле, Чарли? На деле вот что! У меня было лучшее агентство на севере страны. У меня работали лучшие детективы всего континента. Каждый прошел через такие тесты, что у тебя бы последние кудряшки выпрямились. И что? И крышка! Логово Дэйтлона вычислили на девяносто процентов, день-два — и он под колпаком. Да рано я начал радоваться и барыши подсчитывать.

Охрана на моей вилле покруче твоей. Если бы я захотел, то прошел бы к тебе без доклада, а твоего хмыря в кармане принес бы.

Люк вскочил на ноги, но Чарли поднял руку, и тот сел на место. Паркер даже не взглянул в сторону телохранителя, он его не считал за одушевленный предмет.

— Так вот, Чарли, у меня было четыре волкодава ростом с теленка и четверо парней из спецотрядов морской пехоты. Я уже не говорю о заборе, который выше твоего вдвое. Сижу я после купания и грею рожу под солнцем. Бац! Глаза открываю, а передо мной Феннер. «Привет! — говорит. — Ищешь меня, дружок, вот я и пришел!» Бац! А охрана моя и собаки уже в другом мире с Богом или с чертом разговаривают. Бац! На столе передо мной досье, а в досье все мои дела, протоколы полиции, прокуратуры, ФБР, все стукачи высвечены. Где я плюнул, с кем переспал, сколько пружин в моем матрасе. Лет на двадцать тянет папочка. И говорит мне твой бывший дружок: «Живи, парень, но только не у нас под боком. Собирай вещмешок и гуляй отсюда. Неделя тебе сроку, а агентов своих отправь на пенсию. Кому надо, их подберут, а лучше мы себе заберем!» Так кто кого накрыл? Для начала давай-ка подумаем, откуда мистер Феннер узнал, что мое агентство ищет его? Никто из агентов не станет болтать языком. Им жизнь дорога, они умеют оценивать свой риск. Кто? Поехали дальше. Откуда у Феннера досье на меня? Такое и за год не соберешь. Там же протоколы! А? Понимаешь теперь, что за люди прикрывают гнездышко Дэйтлона?! Ты, поди, такими покровителями похвастать не сможешь! Кишка тонка! Сколько лет ты крутишься юлой? А Дэйтлон всего четыре месяца. Подумай, Чарли, так ли уж нужен тебе Феннер? Смотри, не обозли ребят, они пощады не знают. У них каждая шестерка в банде, как брат родной.

— Я достану Феннера! — злобно произнес Доккер. — Но чего ради ты пришел ко мне?

— Помочь хочу. Сам я против этих ребят не пойду. С меня одной попытки хватит. Я уже продал дом, продал все, что нажил, и мотаю на Гавайи. Умные головы везде нужны. Но пока я собираю гроши по углам, я свое агентство не распускал. Мне была дана неделя. Я обещал ребятам по тысяче баксов выходного пособия, но чтобы они выложились и разбились в лепешку, но раздобыли адрес Дэйтлона. Адреса я, конечно, не ожидал получить. Но хоть что-нибудь! И получил. По тем данным, которые я получил, можно сделать вывод, что у Дэйтлона нет гнезда. Возможно, оно было, но теперь ребята живут по разным углам. То ли они взбунтовались, то ли почувствовали свою безнаказанность и беспомощность легавых. Я не знаю. Моему сознанию эта глупость не поддается. Так мне удалось выяснить, где гуляют итальянцы и кто к ним наведывается. Они тебя не интересуют, и я передал их на попечение ребятам Рэймонда Кафри. Звери! Отребье, злобные псы! Они готовы на любые испытания за своего вожака стаи, а Кафри убит рукой Дэйтлона. Так, во всяком случае, они считают. Вот пусть и грызутся! Мне плевать, кто из них сдохнет.

113
{"b":"28643","o":1}