ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Об этом уже писали газеты, Билл. Ты подставил ребят Кафри. Они сдохли в перестрелке с полицией. О людях Дэйтлона там нет ни строчки.

— Мне плевать на это. Но ты же понимаешь, что люди Кафри перестрелок не устраивают. Скорее всего, итальянцы сделали из них заслон. Но забудем о них. Я хочу предложить тебе Феннера.

— Ты знаешь, где он?

— Ишь как глазки засверкали! Будто бабу увидел после долгой отсидки.

— Сколько ты хочешь?

— Ничего я не хочу, Чарли. Я не дешевка и никого никогда не продавал, потому и выжил. И сейчас я не продаю. Я хочу отомстить за себя твоими руками, потому что ты честолюбивый идиот. Все карлики всегда были злодеями, а ты от них ничем не отличаешься. Я уверен, что ты лично перегрызешь Феннеру горло, как только встретишь его. И это случится, если, конечно, ты не пошлешь за ним этого придурка с табуретки.

Люк кипел от злости. Он уже решил для себя, что этот тип не доберется до Гавайских островов. Чаша терпения давно была переполнена. А чтобы Люка вывести из себя, требовался талант.

— Оставь парня в покое, Билл. Где Феннер?

— В восточной части города есть парк под названием «Северные широты», по-другому его называют парк «Вашингтона». Напротив восточного входа есть притон «Лолита». Днем ресторан, а ночью на втором этаже номера с девочками. Феннер несколько раз завтракал там, всегда приходил с улицы, но раза два спускался из номеров на тот же завтрак. Притон охраняется по высшей категории, в нем Феннера не взять. Мои ребята считают, что он где-то рядом имеет квартиру. Выследить его не удалось. Хитер, проскальзывает между пальцами. Я не думаю, что он чувствовал слежку, скорее всего, это рефлекс. Он вальсирует по привычке. У него потрясающее чутье. Тебе может повезти, только если ты найдешь неординарный подход к делу. Нахрапом его не взять. Феннера легко спугнуть, и тогда я не берусь сказать, сколько времени понадобится на новые поиски.

— То, что ты сказал, имеет для меня большое значение, Билл. Чем я могу помочь тебе?

— Ничем, Чарли. Я ни в чем не нуждаюсь. Я еще надеюсь, что мне подфартит в этой жизни, если какой-нибудь ублюдок не стрельнет мне в спину.

Паркер взглянул в сторону Люка, затем встал:

— Будь осторожен, Чарли! Повторю еще раз, я ненавижу Феннера, он отнял у меня покой и стабильность. Но я бы не стал связываться с мобом Дэйтлона. Эти люди страшнее смерча, и для них нет ничего невозможного. Прощай, Чарли!

Паркер поправил шляпу, достал из шкатулки хозяина сигару, прикурил от настольной зажигалки и направился к двери.

Люк был вынужден проводить гостя до машины. Он запомнил номер и позвонил в спецотдел фирмы.

Пять агентов выехали из аппарата Доккера с данными Паркера, номером и маркой машины и ориентировочным направлением, которое может взять объект наблюдения.

Когда Люк звонил в охранные и особые отделы и отдавал распоряжения, ему не задавали вопросов — распоряжения Люка и Стива Джилбоди приравнивались к указаниям самого Доккера.

Конечно же, патрон концерна и не подозревал об этом. Интрижки, как уже говорилось, были Доккеру неизвестны.

Не успел Люк положить трубку, как раздался звонок внутреннего телефона. Охрана у ворот доложила, что к боссу приехала дама по имени Эвелин Фричетт.

Люк распорядился пропустить ее машину и приказал охраннику сесть за руль. Несведущий человек легко мог заблудиться в аллеях тридцати гектаров лесопаркового участка, где трехэтажная вилла выглядела, как коробок спичек на зеленом сукне стола заседаний. Люк вернулся в кабинет и доложил, что прибыла гостья, которую Доккер с таким нетерпением ожидал.

— Наконец-то, — стукнул ладонью по коленке Чарли. — Теперь мне есть что сообщить ей.

Люк навострил уши. Он никогда не присутствовал при встречах хозяина с дамами, но этот случай, как видно, был особый. Люк решил использовать слуховое окно. У него были свои приспособления. За много лет службы у Доккера Люк изучил не только офис шефа, но и его дом.

Люк вышел из кабинета и направился к веранде, чтобы встретить даму.

Все, что он знал о ней, это то, что Эвелин личный секретарь дядюшки Понти, партнера Доккера и давнего его друга, который на несколько месяцев уехал в Италию. Об Эвелин ходили легенды и слухи, она имела странную кличку «Мата Хари». Другие называли ее змеей, третьи — богиней. Люк никогда не прислушивался к разговорам о женщинах, которых не видел и с которыми не собирался встречаться. Но эта дама его интересовала. Интересовала потому, что у Чарли искрились глаза при упоминании об Эвелин, и потому, что ему теперь было что сказать мисс Фричетт.

Когда «кадиллак» подкатил к крыльцу, Люк спустился с веранды и открыл дверцу даме.

Из машины вышла женщина и коротко бросила:

— Спасибо.

Люк одеревенел, держась за ручку дверцы. Он не мог пошевелиться. Такую он не видел и на обложках журналов. Эвелин могла сразить любого парня наповал. Люк считал, что таких женщин только рисуют, а в реальной жизни их не существует.

— Что вылупился, болван?! Веди меня к боссу.

Все чувство восхищения тут же выветрилось из Люка, как воздух из лопнувшей шины. Голубые, небесные, неотразимые глаза Эвелин выражали полное презрение и нетерпимость.

— Мы долго будем здесь еще стоять, осел?

Люк захлопнул дверцу и покраснел. Сегодня у него был неудачный день. Оскорбления сыпались ему на голову со всех сторон. Но если он знал, как расправиться с Паркером, то с этой мышкой ему не совладать. Люк слышал о людях, которые имели зуб на эту стерву, но никто не пытался поднять руку на секретаршу дядюшки Понти. И не потому, что боялись ее всемогущего босса, а потому, что боялись Эвелин Фричетт.

Люк шел первым, она отставала на один шаг. Когда дверь кабинета открылась, Чарли повернул голову, чтобы увидеть ее. Даже такой человек, как Доккер, испытывал чувства к женщинам.

Доккер давно приглядывался к Эвелин, знал все мелочи из ее жизни и хорошо понимал, что она из себя представляет, но, зная все, не мог устоять перед соблазном. Он прекрасно понимал всю разницу между ними, которая никогда не смогла бы объединить его с этой дамой, но отказать себе в своем капризе не мог. Чарли имел очень ограниченное количество желаний, но если уж оно у него появлялось, то Чарли добивался своего.

Эвелин еще не знала о том, что и такие птички, как она, легко продаются и покупаются. Дядюшка Понти был очень привязан к своей секретарше, привязан по-отечески, как он утверждал, и ему не хотелось с ней расставаться. Но Понти находился под влиянием Доккера, и дела фирмы зависели в первую очередь от их партнерства. Пришлось дядюшке уступить свое сокровище партнеру, правда, он получил за нее и двести тысяч наличными.

В тот момент, когда гордая Эвелин переступила порог кабинета Чарли, она еще не знала, что ее уже продали с потрохами, и этот отвратительный тип будет владеть ею, как собственной коробкой сигар.

Чарли встал. «Она изумительна», — подумал он. Изящная женщина лет двадцати пяти, чуть выше среднего роста, с фигурой манекенщицы экстракласса. Белокурые волосы были убраны в пучок, голубые глаза с поволокой отражали наличие извилин в маленькой аккуратной головке, восседающей на длинной стройной шее.

— По-вашему настоянию, мистер Доккер, я откомандирована к вам для выполнения определенного рода заданий.

«У нее дивный голос», — подумал Чарли.

— Да, мисс Фричетт. Проходите и садитесь.

Эвелин оглянулась и взглянула на Люка. Он понял, что остаться в кабинете ему не удастся. Он вышел и прикрыл за собой дверь. Женщина исправила его оплошность, прихлопнув ее.

Люк не очень расстроился такому обороту, у него были свои лазейки, и он решил воспользоваться одной из них.

Эвелин подошла к кушетке и села на край, держа гибкую спину прямо. Чарли подсел рядом, стараясь не выдавать своего волнения. Он ощущал слабый аромат ее духов, и это заставляло его еще больше волноваться.

— Вы не будете работать секретарем. Пока не будете. Вы получите задание, после выполнения которого мы определим статус вашей должности в моем ведомстве.

114
{"b":"28643","o":1}