ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Перед Джаком Ирвин хорохорился, но перед супругой он не рисковал стучать кулаком по столу. Эти фокусы удавались с первой женой, но сейчас он превратился из кота в мышку, и его бас никого не пугая кроме коров, коз и баранов, на которых он срывал свое зло.

Джак полулежал в мягком удобном кресле, откинув голову назад, и, глядя в потолок, слушал монотонную болтовню ветеринара.

— Послушай, Ив, — перебил его гость. — Ты можешь сказать определенно, сколько времени будет заживать эта конечность?

Он похлопал по гипсу здоровой рукой.

— Ну, я полагаю, не меньше трех недель. Все зависит от костей. У всех по-разному, но ты парень молодой, и я думаю, что ты быстро встанешь на ноги. А с плечом тебе не везет. У тебя не зажила еще старая рана, а пуля потревожила то же место. Прострел сквозной, но может начаться нагноение, и к этому делу нужно отнестись как можно внимательней. Я тебя понимаю, тебе здесь скучно, хочется вернуться к своим кошечкам. Придется потерпеть. Привыкай к спокойствию и тишине.

— На кой черт привыкать к скуке? У тебя даже телефона нет. Я отрезан от мира. Как там ребята? Как Чез?

— Но у нас есть радио. Как только волки завоют и выйдут на охоту, нам сразу сообщат. Давай-ка выпьем, и тебе станет веселее.

Джак выпил вино и поморщился.

— И как ты можешь пить такую дрянь?

— Великолепный напиток! Я не могу себе позволить бегать по магазинам и тратить деньги на виски. Если бы я пил виски, я бы разорился в два счета.

Гровелл взглянул на пустые бутылки, а затем на настенные часы.

— Семь часов. Сейчас Нора пошла доить коров, и я могу проникнуть в подвал и взять еще пару бутылочек.

— В такой дождь?

— От дома до дома тридцать ярдов. Это пустяки. К тому же у меня есть панцирь.

Гровелл встал, вышел в коридор и через несколько секунд вернулся назад. Джакобо взглянул на него и улыбнулся. Черный прорезиненный плащ касался пола, а квадратный капюшон закрывал половину лица.

— Ты похож на посланника ада, Ив. Если тебя осветит молнией, то любой от такого зрелища лишится дара речи.

— Но здесь некого пугать. Собаки и те забились в норы. Но этот плащ не имеет цены. Ни одна капля сквозь него не просочится, никакой дождь ему не страшен. Ладно, я пошел, через десять минут вернусь.

Ветеринар вышел в прихожую и скрылся за дверью. Джак откинулся на спинку, и ему показалось, что он услышал шум двигателя автомобиля.

В первую минуту он не поверил своим ушам. Дождь может имитировать любой шум, но если он не ошибся, то это счастье.

Шум двигателя стал более отчетливым, и за окном мелькнули фары. Джак облегченно вздохнул. Он уже не верил, что о нем вспомнят. А может быть. Чез догадался прихватить с собой Патти, и они устроят хорошую пирушку.

Джак дотянулся до костыля и приподнялся, пытаясь выглянуть в окно.

Машин было три. Черные шестиместные «форды». Их фары осветили стену дома, окна и двери. Двери распахнулись, и на двор выскочили люди с автоматами в руках. Один из них увидел черную фигуру на крыльце и вскинул автомат.

Гровелл стоял на пороге и с изумлением наблюдал за происходящим. Град пуль пригвоздил его к двери. Плащ не пропускал воду, но против свинцового дождя он был бессилен.

Джак понял, что прибыли не те гости, которых он ждал. Он ударил костылем по лампочке и свет в комнате погас. За две секунды он доскакал до кровати, выдернул из-под нее автомат и достал из-под подушки две гранаты. В эту секунду он не чувствовал боли, его душила ярость. Джак подскочил к окну и увидел, как трое парней выскочили из-за машины и побежали к крыльцу. Как только они попали в освещенный фарами участок, Джак дал длинную очередь, и смельчаки, скошенные наповал уткнулись лицом в грязь. Команда джи-менов рассредоточилась и, засев за машины, открыла огонь по окнам. Джак прижался к стене между окнами и пережидал первую атаку. Противоположная стена превращалась в решето. Разлетелся вдребезги портрет первой жены Ирвина, от подушек полетел пух. Со стола слетели тарелки, бутылки и стаканы.

Под таким прикрытием они могли пройти к дому. Джак решил изменить ситуацию. Он сорвал чеку и, перегнувшись, бросил гранату в среднюю машину. Раздался оглушительный взрыв, и на мгновение огонь прекратился. Джак выставил прикладом раму и послал вдогонку несколько очередей по фарам. Несколько человек подбросило взрывом в воздух. Следом взорвался бензобак, и двое парней вспыхнули как спички. Живые факелы метались по двору и надрывали глотки, пока не упали замертво. Джак скосил еще двоих.

Один из джи-менов впрыгнул в машину, залег на дно и сумел отогнать ее назад, чтобы огонь не перескочил на нее.

Джак хотел выстрелить в бензобак, но на него обрушился новый шквал огня, и ему пришлось скрыться за стеной. Осколок стекла отскочил и впился ему в щеку, но он этого не заметил.

Джак перескакивал на одной ноге от одного простенка к другому, пуская короткие очереди наугад, не давая джи-менам приблизиться к дверям. Если они ворвутся в дом, решил Джак, то он взорвет их вместе с собой.

Пули противника становились точнее, их свист раздавался совсем рядом, одна зацепила за мочку уха и сорвала ее. Кровь полилась на раненое плечо.

Джак не искал выхода, он хотел одного: унести за собой как можно больше легавых.

Несколько человек перескочили к дому, и он их уже не мог достать из окна. Он решил проделать другой маневр. Допрыгав на одной ноге до кухни, Джак выбил окно и вывалился в сад по другую сторону дома. Он действовал в горячке, в агонии, он чувствовал прилив сил и готов был продолжать сопротивление. Итальянец и не думал, что силы слишком неравные, он был уверен в своей победе.

Взяв ремень автомата в зубы, он прополз вокруг дома и появился из-за темного угла в десяти шагах от машины. Из-за второй машины строчили автоматы, а эта была пустой. Со сломанной ногой и раздробленным плечом садиться за руль было безумием, но подыхать в грязи было большим безумием. Джак сорвал чеку со второй гранаты и бросил ее к дальнему «форду». Взрыв поднял машину в воздух. Граната угодила в бензобак. Вдогонку он послал длинную очередь и, ступая на гипс, с ревом побежал к машине. Противник исчез, он его не видел, он видел машину. Рванув на себя ручку, Джак открыл дверцу и вскочил на сиденье водителя. Из дома начали стрелять. Теперь они поменялись местами, ищейки заняли его крепость, а он их машину. Но Джак понимал, что их осталось слишком мало. Двое или трое. Они не смогут его преследовать, у них не осталось машин.

Джак оглянулся. Он увидел, как один из охотников выскочил на крыльцо. Этого надо убрать, иначе стрельба пойдет по колесам. Джак вскинул автомат и нажал на спусковой крючок. Раздался щелчок, но выстрела не последовало. У него кончились патроны. Этот закон природы он хорошо знал. Джак отбросил оружие, включил зажигание, но тронуться с места не успел. Пуля угодила ему в разбитое плечо. Он закричал, как подбитый слон, а через мгновение потерял сознание и выпал из машины на землю.

Зрелище было неприглядным. В ярком пламени горящей машины валялись изуродованные трупы, дождь разбавлял кровь, образовывая красные лужи. В живых остались двое законников. Эти всегда оставались живыми. Они были самыми опытными, осторожными и вступали в борьбу в последний момент. Старшего звали Барк Холлис, а младшего — Дик Фалон.

Они долго стояли на крыльце с автоматами наизготовку и ждали. От такого бандюги, как Джакобо Чичелли, всего можно ожидать.

Через минуту они двинулись вперед, не отводя оружия от гангстера. Когда они приблизились, Фалон несколько раз пнул тело ногой.

Холлис наклонился над ним и осмотрел раны.

— Он жив, Дик! Везем его в больницу.

— Зачем? Надо добить!

— Добьем в любую минуту. Но этот ублюдок знает, где остальные.

— Он ничего не скажет.

— Тогда добьем. Но он еще может знать, где лежат деньги. А у Дэйтлона много денег.

— Вы меня удивляете, шеф. Делать ставку на людей Дэйтлона глупо.

— Ладно, не рассуждай. Бери его за ноги — и в машину.

123
{"b":"28643","o":1}