ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Скажи мне, детка, где прячется твоя подружка Майра? У своего дружка Боба?

В ответ она кивнула головой.

— Адрес?

— Семнадцатая авеню, шестьдесят два, четырнадцать.

— Хорошо. Пойдем.

Слим подошел к Патти, взял ее за руку и провел в спальню. Они остановились посреди комнаты, где стояла черная ширма. Слим отодвинул ее в сторону, и Патти увидела обычный табурет, который принесли сюда из ванной комнаты. Она подняла голову выше и увидела петлю. Веревка была привязана к крюку, на котором висела люстра, но сейчас люстры на месте не было.

Слим подал даме руку. Он не был столь галантным, как тот слащавый тип с цветочком в петлице, он был требовательным и неумолимым. Ни слезы, ни что не могло спасти ее. Патти поняла это, как только вошла в номер.

Она подала ему руку, и он поднял ее на табурет.

— Джак ждет тебя, детка. Он будет вершить над тобой свой суд. Он просил, чтобы я привел тебя к нему. Иди. Вы скоро увидитесь.

Он достал одну из тех фотографий Джака, которыми были увешаны все перекрестки в городе, развернул листок и разгладил его, прикрепил к пестрому костюму танцовщицы. Улыбнувшись, он накинул ей веревку на шею и спрыгнул с табурета, на котором вдвоем было слишком тесно. В глазах Патти застыли слезы. Нижняя губа тряслась. Она вскрикнула, но Слим выбил табурет из-под ее длинных стройных ног. Крик превратился в хрип и вскоре пропал.

Он уже подходил к двери, когда услышал слабый стук. Он поставил портфель на пол и открыл дверь.

Перед ним стоял сверкающий, как мелкая монета, тип, похожий на сутенера и держал ведерко с шампанским в руках.

Слим зацепил пальцем за нагрудный карман его смокинга и втянул его в номер. Удар был так силен, что клиент, ведерко и шампанское разлетелись по гостиной в разные углы и после некоторого грохота и дребезжания все затихло. В руке Слима остался нагрудный карман и гвоздика.

Он поднял свой портфель и вышел из апартаментов.

Пока человек-гора организовывал облавы и перекрывал выходы, Слим вылез в окно туалета первого этажа и пробрался к забору в то место, где его перелезал.

На семнадцатую авеню он приехал в начале третьего ночи. Майра сменила шикарную квартиру на вонючую нору. Здесь не было ковров, здесь не было привратницы, но здесь стояла вонища и горела засиженная мухами лампочка. Лифта здесь тоже не было, и на пятый этаж Слим поднялся пешком. За неимением звонка в дверь пришлось стучать.

Ему повезло. Хозяева были дома и не спали. Что они делали, Слим не понял, но им было весело. Это он понял потому, что парень с расширенными зрачками, который пропустил его в квартиру, был в женской комбинации и с накрашенными губами.

— Это ты стучал? — спросил странный хозяин.

— Я отвечу тебе завтра.

Слим прошел в комнату. Она была единственной. На широкой кровати лежала Майра. На ней ничего не было кроме мужского галстука и шляпы. Черным карандашом были нарисованы усики.

Эта парочка хорошо повеселилась. В воздухе стоял стойкий запах марихуаны. На полу и столе стояли бутылки с дешевым вином.

— Это ты стучал? — не успокаивался хозяин.

— Нет.

— Тогда выйди и постучи, но на этот раз я тебе не открою.

Слим взял его за шею, развернул и толкнул в угол. Парень улетел, сверкая пятками, перескочил через стул и свалился у комода.

Слим подошел к женщине, она смотрела на него мутными глазами и глупо улыбалась.

— Ты даже не поймешь, что с тобой произошло.

— Это ты стучал? — спросила она.

— Нет. Это твоя смерть стучала.

— Она дура? Я ее не приглашала.

— Она дура и не нуждается в приглашении.

За спиной раздался выстрел. Слим оглянулся. Пуля угодила в стену в трех футах от него.

— У тебя дрожат руки, Боб.

Слим выдернул подушку из-под головы Майры и швырнул в парня.

Подушка сбила его с ног, и он выронил пистолет. Слим поднял хозяина с пола, отволок в ванную комнату и отключил на несколько часов его из жизни. Заперев ванную на щеколду, Слим вернулся в комнату и застал Майру возле того места, где лежал пистолет.

Он не придал значения ее мучительным стараниям поднять оружие с пола. Слим вытянул из портфеля веревку, отвязал от нее крюк и, сделав петлю, подготовил место казни, как это было сделано у ее подруги.

На сей раз сценарий выглядел несколько иначе. Слим связал руки женщине, выслушивая отборную брань, а затем засунул ей кляп в рот. Когда он поднял ее на табурет и надел "петлю на шею, глаза Майры начали обретать осмысленное выражение.

Слим открыл настежь оба окна, достал из кармана портрет Чеза, содранный с забора и, разгладив его, приколол булавкой к галстуку.

Он не стал выбивать табурет у нее из-под ног. Он сказал:

— Твой угар скоро выветрится осенним промозглым дуновением. Ты должна умереть в полном сознании. Твои ноги недолго тебя продержат. Они подкосятся и ты повиснешь. Твоя душа провалится в преисподнюю, и ты встретишься там с тем, кто тебя осудит на истинные мучения. Я лишь посыльный, который разносит чужие долги. Прощай, детка!

Слим не стал забирать свой портфель. Он был пуст.

6. Пророчество профессионала

К ночи Стив так устал, что решил переночевать в дороге. Какой смысл ждать первого рейса в аэропорту Филадельфии, когда можно подъехать к самолету за полчаса до отлета. У него было еще время и он мог себе позволить выспаться.

Первым, что ему попалось на пути, после принятия этого решения, был шикарный небоскреб с огромными буквами на крыше "Отель «Вирджиния». Эту неоновую надпись он увидел за две мили до многоэтажной башни.

Джилбоди подкатил к освещенному рекламой зданию и поставил машину на стоянку. Взяв свой чемодан из багажника, он направился к входу. Его встретил радушной улыбкой швейцар и донес его чемодан до дежурного портье. В холле находилось немного народу, и Стив решил, что проблем с номерами не будет. Он знал, что эти места славятся своей дичью и озерами, и отель рассчитан на охотников, а не на автомобилистов, но, очевидно, сезон охоты еще не начался. В мыслях Стив себя поправил: «Сезон охоты начался, но это касалось не дичи. Охота на человека ведется в этом мире круглогодично».

Обаятельный улыбчивый портье, похожий на конферансье из дешевого балагана, склонил голову набок и уточнил:

— Вам нужен хороший удобный номер, с широкой кроватью и большой ванной до завтрашнего утра.

— Вы очень проницательны.

— Пятнадцатый этаж. Номер 1560. Сорок долларов, деньги вперед.

Портье положил ключ на стойку и взял ручку, чтобы вписать имя гостя в регистрационный журнал.

Джилбоди достал бумажник, отсчитал деньги и подал администратору.

Мальчишка подхватил его чемодан, но Стив остановил его.

— Не суетись, сынок, он ничего не весит, и я сам его донесу.

Взяв у парня свою поклажу, Джилбоди направился к лифтам.

Его довезли до десятого этажа, он хлопнул ладонью по лбу и произнес:

— Везите вниз, я забыл ключ на стойке.

Лифтер с невозмутимым видом нажал пальцем в белой перчатке на кнопку «стоп», затем на кнопку с цифрой «один».

Для Джилбоди сегодня был тяжелый день. Нервотрепка, суета, гонки. Он с трудом держался на ногах и неудивительно, что он стал рассеянным. Как только Стив выехал на автостраду, он расслабился. В городе за ним никто не следит, и ему удалось выскользнуть из лап Чарли. Охотники остались без дичи.

Двери открылись, и Стив вышел. Он сделал два шага и замер на месте.

Возле портье стоял маленький человечек в котелке, с тростью, длинным носом и дьявольской бородкой клинышком.

Джилбоди почувствовал, как кровь отхлынула от лица, а ноги стали подкашиваться. Он с трудом взял себя в руки и сделал шаг в сторону, скрывшись за квадратной колонной внушительных объемов. Теперь он мог наблюдать за лилипутом из-за угла.

Стив дождался, пока клиент получил ключи и, пройдя от стойки к лифтам, уехал. Он вернулся к портье и увидел свой ключ, лежащий у края стойки, там, где он его и оставил.

134
{"b":"28643","o":1}