ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он подал коренастому вещи Тони, а второму отдал свой плащ. Этот парень походил на него ростом и цветом волос. Затем он передал конверт и десять долларов.

— Ты же говорил «по десятке каждому»?

— Вторую десятку получите после возвращения. В пятнадцати шагах, слева от входа, стоит голубой «Линкольн». Там сидит мужчина и ждет этот пакет. Если его там нет, то подождите его пять минут, может он забежал в закусочную за сэндвичами.

— Ладно, зануда, не бойся, передадим.

Ребята сели в лифт и поехали вниз.

Чико вернулся в номер и погасил свет. Дэйтлон отдернул занавески и приподнял раму, Грэйс сделал то же самое.

— Сейчас выйдут двое в нашей одежде! — радостно сказал Чико.

Он не видел в темноте, как посмотрел на него Тони. Это отчаянный взгляд. В одну секунду Грэйс понял, что Дэйтлон прав. Этого парня уже не излечишь.

— Ты мерзавец! — полушепотом произнес Тони.

Чико похолодел. Эти слова заставили его вздрогнуть.

— Не стоит, Тони, — холодно произнес Крис. — Парень заботится о собственной шкуре и о нашей в том числе. Иди в спальню, Чико, открой окно и вылезай на пожарную лестницу. Спускайся вниз и подгони к лестнице «кадиллак». Ключи в моем плаще на вешалке. Действуй быстро. Выезжать будем через дальнюю арку и к центру, там легче затеряться.

Чико перешел в другую комнату. Он не мог понять, что он сделал не так, и чем заслужил такую обиду. Чико готов был разбиться в лепешку для Тони, а он его так отбрил.

Чико открыл окно и выскользнул за решетчатую площадку пожарной лестницы.

Холлис поднял руку.

— Это они.

Он сел в машину и приказал:

— Открыть окна. Если эти двое направляются к «Линкольну», открыть огонь на поражение.

Двое мужчин, вышедшие из пансионата, направились к «Линкольну». Холлис дал команду и девять громкоголосых «Томми» заплевали огнем.

Четыре машины, попавшие на линию огня были изрешечены, водители и пассажиры были убиты, а неуправляемые никем автомобили выскакивали на тротуары и давили прохожих.

Четверо зевак, вышедших из пансионата следом за парнями, разлетелись в куски, вместе с теми, по кому был открыт огонь. Две женщины, коляска с ребенком, старик и почтальон пополнили список убитых при выполнении приказа.

Дэйтлон наблюдал эту кошмарную картину в открытое окно. Первая мысль, пришедшая на ум — уйти. Они могли уйти, и никто бы этого не заметил. Мало того, агентов можно было обвинить в расстреле мирного населения! Дэйтлон получал своих болельщиков обратно. Он уже представлял себе заголовки завтрашних газет, но он не выдержал. После того, как пули пробили детскую коляску, он нажал на спусковой крючок и его автомат застрекотал. Грэйс не ждал особого приглашения. Трассирующие пули полетели в цель. Первая машина превратилась в решето. Холлису удалось выкатиться на тротуар и залечь за багажником.

Через минуту боя вторая машина зашипела и взорвалась. Третий автомобиль сдал назад, но уехать не успел, ему перебили шины.

Четверо агентов, оставшиеся в живых, прятались за кузовами автомобилей и вели вялую перестрелку.

— Уходим! — скомандовал Дэйтлон, когда в его диске не осталось патронов.

Они перебежали в спальню, где оставалось раскрытым окно, и выскочили на пожарную лестницу. Спускаясь вниз, Дэйтлон видел, как Чико подогнал машину к краю пожарной лестницы и стоял с включенным двигателем. Еще немного и они вырвутся из ловушки.

Пока Холлис и его команда расстреливали мирных жителей, Элквист выскочил из бара и, пригнувшись, проскочил на два десятка ярдов вперед, где стояли две машины преследования.

— Что они делают, лейтенант? — воскликнул водитель «шевроле».

— С ними потом разберутся. Вот что, мальчики, поставьте одну машину напротив той арки, а вторую — возле дальней. Нет сомнений, что ребята будут выходить здесь.

— Ребята? Но эти молодчики из ФБР всех уложили.

— Всех, но не тех.

Словно в знак подтверждения его слов, из окон третьего этажа раздались автоматные очереди. Первая машина фэбээровцев превратилась в решето, через четверть минуты взорвалась вторая машина. Ни Элквист, ни полицейские из его группы не стали хвататься за оружие и вступать в бой. По всей вероятности, они испытывали те же чувства, что и Дэйтлон, когда нажал на спусковой крючок.

— Они будут отходить к центру, — продолжил Элквист. — Перекройте Двенадцатую авеню двумя машинами и не отрывайте глаз от арок. Я попробую им подбросить палок в колеса.

Элквист перебежал на другую сторону улицы и прижался ближе к зданию, пробрался к первой арке и, выбив кирпич из-под чугунной решетки, закрыл створки ворот.

Стрельба над его головой прекратилась. Наступила секундная пауза и фэбээровцы открыли ответный огонь. Элквист знал, что они впустую тратят патроны. Он что было сил бросился к дальней арке. На голову ему посыпалась штукатурка, в двух шагах разбилось стекло. Осколок попал ему в ногу и порвал брюки. Добежал до цели, Элквист успел закрыть только одну створку ворот, и его ослепили фары. Из черного жерла подворотни мчались на него два сверкающих глаза автомобиля. Элквист отскочил, упал и откатился в сторону. Машина выбила решетку ворот вместе с петлями и, как раненый зверь, вырвалась на улицу. Элквист поднял голову. Он был прав. Беглецы рванули в центр. Полицейская машина сорвалась с места и поехала следом. Вой сирены был слышен за несколько кварталов.

Когда «кадиллак» выскочил на Двенадцатую улицу, перекресток оказался блокирован двумя машинами. Чико резко затормозил. Сзади подпирала третья машина. Дэйтлон дал команду.

— Тони, бери задних, а я парочку.

Дверцы растворились, и с двух сторон появились автоматчики. Дэйтлон открыл огонь по передним машинам. Грэйс с одной очереди снял шофера и его напарника. Автомобиль завилял и, свернув в сторону, врезался в здание. Сирена заглохла.

В передних машинах никого не было. Их поставили как заграждение. Полицейские стреляли из пистолетов, высовывая их из-за угловых домов слева и справа от перекрестка. Пальба была бестолковая. Дэйтлон срезал штукатурку с углов, а пули законников улетали в небо либо царапали асфальт.

— Уходи назад! — крикнул Грэйс. — Путь свободен.

Дэйтлон запрыгнул на заднее сиденье, но тут выскочил Чико. В руке у него была граната, а во второй — пистолет.

— На место! — крикнул Грэйс.

Мальчишка сорвал чеку с гранаты и бросил в сторону стены. Взрыв никого не задел. Полицейские имели отличное укрытие. В эту секунду с противоположного угла выскочил смельчак и выставил вперед пистолет. Чико его не видел. Действия развивались с такой скоростью, что неопытный парень не успевал следить за двумя углами через широкую улицу. Решение в таких случаях принимается за тысячную долю секунды. Грэйс выскочил вперед и загородил мальчишку. Каждый сделал по два выстрела, они прогремели одновременно. Одна пуля Тони угодила полицейскому в плечо, вторая в горло. Пули полицейского также попали в цель. Первая раздробила Грэйсу грудь, вторая живот. Он выронил автомат и повалился назад. Его поймал Чико и закричал на всю улицу истошным нечеловеческим голосом.

Дэйтлон выскочил из машины, подхватил Тони под руки и приказал:

— За руль, живо! Задний ход!

Он втащил раненого в машину.

Окрик Дэйтлона подействовал на Чико, и он впрыгнул в машину. «Кадиллак» попятился назад, развернулся и поехал в обратном направлении. Чико не соображал, что он делает. Машина вновь оказалась у мотеля.

Вокруг стояли пожарные машины и кареты «скорой помощи».

«Кадиллак» пронесся вихрем мимо толпы зевак, носилок, трупов и обуглившихся железяк.

— Жми на север. К шоссе. На окраине есть небольшая больница.

Чико слышал голос и выполнял приказы, как заведенная машина. В его глазах стояли слезы.

Дэйтлон разорвал рубашку на Тони и на себе, он пытался стянуть раны, чтобы остановить поток крови, заливший все заднее сиденье.

Грэйс лежал на коленях друга и пытался его остановить.

— Не суетись, Крис. Это бесполезно. Выслушай меня. Времени уже не осталось.

141
{"b":"28643","o":1}