ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Итак, великий Чарли, чьи портреты никогда не появлялись в газетах, у которого никогда не было обысков и облав, к которому с почтением относились главы семей Нью-Йорка и федеральные власти, профсоюзы докеров восточного побережья, крупные банкиры и дельцы с Уолл-стрит, был обманут. Обманут, обведен вокруг пальца и оскорблен человеком, к которому он относился, как к родному сыну.

— Ничего святого не осталось у людей! — произнес он вслух и ударил кулаком по столу.

В этот момент в кабинете появился Джилбоди. Он открыл дверь и вошел в кабинет так тихо и осторожно, словно все, что его окружало, было сделано из хрусталя.

— Досье, сэр.

— Давайте сюда, — визг пилорамы ослаб и затих.

Секретарь положил на стол черную папку и, сделав шаг назад, застыл в ожидании следующих указаний. Доккер долго изучал бумаги и сделал заключение:

— Чего ему не хватало?! У него было все! У него было будущее! Сгубить свою жизнь ради сотни тысяч? Я не верю, что Феннер так глуп. Тут должна быть причина более веская, чем деньги.

— Согласен, сэр, но факт остается фактом!

Доккер взглянул на часы и перевел взгляд на Джилбоди.

— У нас есть толковые ребята, которых не знал Феннер?

— Он был членом комиссии и знал всех боевиков, которым мы доверяли транспортировку груза за пределы Нью-Йорка.

— И ты никого не нанял после его исчезновения?

— За пять месяцев мы не подобрали в группу сопровождения ни одного достойного человека. Там хорошо укомплектован штат. Но у нас есть новички в отделе безопасности из группы телохранителей и охранников, которых Феннер не знает.

Джилбоди врал. Он не мог набрать стоящих людей, так как ничего не смыслили в этом деле. Десять лет работы с бумажками притупили его чутье и острый нюх, за что в свое время Чарли сделал его секретарем и сам же сгубил его примитивной и однообразной работой, пригодной для смазливых девчушек.

— Надеюсь, среди этих ребят найдутся профессионалы? — вновь повысил голос Чарли.

— Конечно, сэр. Пара-тройка ребят стоит внимания.

— Кто они?

— Принести их досье, сэр?

— На словах. У меня нет времени.

Тех, кого Джилбоди взял для черной работы, он плохо помнил, кого-то и вовсе забыл. Ситуация вновь обострилась. У Стива взмокла спина. Он с трудом вспомнил имена троих из десятка, и эти парни наверняка были не лучшей тройкой. Облизнув пересохшие губы, он выдавил:

— Юл Холэман, Кэрк Росс, Джос Харди. Эти ребята кое-что умеют. Но лучше, если они сами о себе расскажут.

Доккер подергал мочку уха и вновь взглянул на часы.

— Ладно, давай их сюда, только живо!

Стив выскочил из кабинета и толкнул в плечо дремавшего на табурете Люка.

— Заваруха началась, Люк. Иди в отдел безопасности и тащи к боссу троих охранников из новичков: Холэмана, Росса и Харди. Я дам распоряжение, чтобы их пропустили наверх.

Люк лениво поднялся и направился к лифту. Джилбоди дал распоряжение по селектору, чтобы троих охранников пропустили в цитадель. Когда он вернулся в кабинет Чарли, тот доставал из коробки кубинскую сигару, размером с торпеду. Джилбоди чиркнул спичкой и поднес хозяину огонь. Выпустив клуб дыма, босс отбросил газету и откинулся на спинку кресла.

— Что вам известно о компании Дэйтлона?

— Они орудуют в Индиане. В Нью-Йорке не появлялись. Обычная шайка налетчиков. Больше месяца такие не держатся.

— Это большое упущение иметь болвана в лице личного секретаря. Начнем с того, Стив, что в этой шайке стал работать человек, который оставил в дураках целый синдикат. Человек, которого вы уважали и считали своим другом. Не стоит, мистер Джилбоди, открещиваться от своих друзей, если они поставили вас к стенке. Нужно выяснить причину и понять почему они это сделали. Феннер разборчивый парень. Если он пошел к Дэйтлону, значит, видит в нем силу и защиту. И если эта, как вы выразились, «шпана», состоит из шестерых Феннеров, то я не думаю, что ее уничтожат за месяц. Они уже откупорили пять банков. Это немало, Стив! Ребятам с Бродвея удалось вскрыть два банка, а уже на третьем они напоролись на засаду и были уничтожены. Напомню, что тех было вдвое больше, и они не походили на джентльменов. Четырнадцать жертв на их счету. Боюсь, что мы столкнемся с новым феноменом в масштабах Капоне и Маранзано. Я восторгаюсь работой мистера Дэйтлона и с удовольствием познакомился бы с ним. Но вряд ли он отдаст мне Феннера. Так что мы с ним не сможем встретиться и обменяться любезностями. Однако я должен знать все о работе мистера Дэйтлона, вплоть до его передвижений, которые вы мне будете представлять на карте ежедневно. С сегодняшнего дня вы бросите все дела и будете следить за деятельностью этой организации. Ваши обязанности секретаря будет выполнять Эвелин Фричетт. Дядюшка Понти улетает на несколько месяцев в Европу, и он готов уступить мне свою секретаршу на этот срок. У дядюшки Понти всегда были умные и дисциплинированные сотрудники, а с вашими обязанностями способна справиться ручная обезьяна.

— Мои обязанности определяются вами, сэр, — забывшись, резко заявил секретарь.

— А, значит, есть еще гордость и честолюбие, Стив?! Что ж, посмотрим, как тебе удастся вернуть Феннера в родные пенаты.

Джилбоди покраснел. Дядюшка Понти был великим махинатором и дельцом с Уолл-стрит. Там Чарли Доккер отмывал свои миллионы и вкладывал их в совершенно мирные цели. Детки великого Марса — бога войны и вооружений Чарли Доккера будут жить на честные деньги и строить самолеты и пароходы, они станут уважаемыми и богатыми и их будут ставить в пример и выбирать в сенат. Дядюшка Понти многое делал для этого, а его секретарша Эвелин, носившая кличку Мата Хари, были опытной и хитрой змеей с ангельским голоском и невинными голубыми глазками.

Чарли по достоинству оценит замену, и если Стив не выловит Феннера, то с него живьем сдерут шкуру и выбросят собакам на съедение. Только теперь Джилбоди понял всю свою никчемность и бесполезность. Десять лет верной службы выброшено на помойку вместе с остатком его никому не нужной жизни. Прав был Феннер, что плюнул в морду этому уроду.

— Не беспокойтесь, сэр. Я сделаю все, чтобы Феннер вернулся.

Чарли улыбнулся, но взгляд его черных глаз оставался ледяным.

— Надеюсь, Стив.

В кабинет постучали.

Секретарь подошел к двери и распахнул обе створки. Первым вошел Люк, человек, о котором ходили слухи, что он вообще не спит, охраняя своего хозяина, и как верный пес даже ночь проводит на коврике возле кровати Чарли. В синдикате не существовало человека, на которого Люк смотрел бы без подозрения. Стив постоянно видел его сидящим на табуретке в приемной, где Люк промаслил обои своим старым пиджаком.

— Названные люди ждут в приемной.

— Пусть войдут, — приказал хозяин.

Через минуту в центре кабинета стояли, выровнявшись в ниточку, три высоких атлета, кем-то страшно напуганные, словно их привели на казнь. Они не скрывали своего волнения и нервно переминались с ноги на ногу, разглядывая человека за столом и портрет над его головой.

Всех, кто сюда входил впервые, удивляло то, что над креслом висел портрет не президента Соединенных Штатов, а какого-то коротышки в древнем мундире с хохолком на лбу. Чем-то Чарли на него смахивал, но только не курчавой головой. Одна десятая посетителей Доккера могла узнать на портрете Наполеона Бонапарта, но основная масса людей, с которыми Чарли имел дело, никогда не слышали этого имени.

Чарли, в свою очередь, был удивлен схожестью этих людей, будто его секретарь делал отбор по заданным пропорциям, выпуская определенную модель.

Доккер не боялся казаться смешным, поэтому он встал из-за стола, и, сложив руки за спиной, приблизился к сотрудникам отдела охраны. Никто из ребят не взглянул на начальника. Они боялись сорваться и умереть со смеху, поэтому предпочитали смотреть на окна и думать о том, зачем на шестом этаже нужна чугунная решетка.

Подойдя к близстоящему оперативнику, Доккер задрал голову кверху и спросил:

— Представьтесь, молодой человек. Поподробнее. И, пожалуйста, расслабьтесь, не то порвете себе мышцы. А я не люблю терять своих работников. Я ничего не люблю терять из того, что принадлежит мне.

30
{"b":"28643","o":1}