ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Уильям Паркер получил в карман лишние пятьдесят тысяч долларов за работу, которую он уже выполнял на текущий момент. Страховая компания «Паблис-Кристиан» наняла агентство Паркера в помощь своим агентам. Они уже успели сделать немало в поисках берлоги Дэйтлона. Успех сопутствовал им. Руководитель компании мистер Элбер оплачивал каждый рабочий день каждого агента Паркера и обещал премию в пять тысяч долларов тому, кто первый обнаружит логово Дэйтлона.

Очевидно, Стив Джилбоди был более расточительным человеком, чем страховая компания, заключающая сделки со всеми банками Индианы и Иллинойса. Правда, Паркер был уверен, что мистеру Элберу смерть не грозит. Однако, и Джилбоди не слишком высоко оценил свою жизнь. Наверняка у него денег немало.

Сидя за столом в своей каморке, Паркер начал жалеть, что не поторговался как следует. Из Стива можно было выжать в два раза больше. Жизнь есть жизнь! Ее не купишь второй раз, ее необходимо беречь.

9. Протокол

Сунув руки в карманы, шеф криминальной полиции Чикаго Легерт, проводил тяжелым взглядом санитарные машины, отъезжающие от банка.

Легерт чувствовал себя, как выжатый лимон. Он устал, от хотел на все плюнуть, уехать домой и завалиться спать. Одна лишь злость на самого себя поддерживала в нем силы.

Возле банка стояло несколько патрульных машин, наряд полицейских сдерживал натиск зевак и репортеров. Это был первый дерзкий налет в центре Чикаго. Итог плачевный. Преступники ушли, оставив после себя три трупа.

Легерт обвел взглядом площадь, осмотрел залитый кровью асфальт возле тротуара и, указав на сточную решетку, приказал стоящему рядом полицейскому:

— Собери все гильзы до единой, и те, что завалились в сточную яму.

— Слушаюсь, сэр.

Патрульный лез из кожи вон. Он впервые видел начальника такого ранга на стандартном ограблении.

Несмотря на тучную фигуру, Легерт с легкостью спортсмена вбежал по лестнице вверх и вошел в здание банка.

Картина и впрямь не отличалась от стандартной. Все выглядело на должном уровне за исключением обломков потолочной лепнины, сбитой автоматной очередью. Полированный паркет был загажен штукатуркой, не кровью, это утешало.

Капитан Чинар беседовал с клиентами банка, делая пометки в блокноте, Заметив вошедшего комиссара, он оставил свидетелей на скамье у стены и подошел к начальнику.

— Ну что? — коротко спросил Легерт.

— Никаких расхождений с обычной схемой. Дэйтлон действует по шаблону. Свидетели утверждают, что налетчики выглядели очень добродушно и вели себя деликатно.

— Запах денег пьянит их, а как только они выходят на свежий воздух, тут же звереют. Не в первый раз мы обнаруживаем трупы на улице. На кой черт им отстреливаться, если машина за секунду уносит их прочь?

— Да, сэр. Но в предыдущем случае это объяснимо. Они убили вооруженных полицейских. Инстинкт самосохранения.

— Не хочешь ли ты стать адвокатом Дэйтлона, Эд? Нет, сэр. Но если мы начнем полемику, то я должен занять противоположную позицию, чтобы мы могли докопаться до истины, а не слепо потакать вам.

— Ты полицейский, а не философ!

— Конечно. Но мы же ведем расследование, а не преследование. Сейчас нам нужны мозги, а не ловкость и меткость.

— Временами ты страшно меня бесишь, капитан. Ну, хорошо, Шерлок Холмс, объясни мне другую вещь. На улице обнаружено три трупа. Два возле дверей банка и один на обочине, где стояла машина. Очевидно, что испуганные клиенты банка выскочили из здания, когда Дэйтлон еще не успел уехать. Сработал, как ты говоришь, инстинкт самосохранения. Один слабонервный гангстер не выдержал, дал очередь по безоружным людям и уложил двоих наповал. Но что ты можешь сказать о том парне, которого ухлопали на обочине?

— Прохожий. Попался под руку, и его скосили.

— Этот прохожий что-то странно выглядит. Прилично одетый человек, и ничего не имеет в карманах. Ничего! Пусто! Если он живет неподалеку и вышел в магазин, то у него должен быть с собой кошелек, если он не живет здесь, то у него должны быть деньги на автобус или ключи от машины или квартиры. Дорогой костюм совсем не вяжется с пустыми карманами. И самое любопытное, дорогой Холмс, что этому прохожему оказали особую честь. Ему пробили переносицу одиночным выстрелом и, если меня не подводит мой опыт, стреляли из снайперской винтовки. По-вашему, находясь в двух шагах от жертвы, бандиты боялись промахнуться?!

Ответ Чинара был заглушен мощным взрывом. В окнах здания затряслись стекла. Полицейские выскочили на улицу. Они видели, как в сторону Тортон-сквер побежали репортеры.

— Одна бригада в машину! — крикнул Легерт.

Четверо полицейских из оцепления бросились к патрульным «фордам».

Чинар присоединился к ним. Взрыв раздался в квартале от здания банка, в одной из подворотен. Чутье подсказывало комиссару, что на этом перекрестке сошлись разные интересы, хотя одно не очень-то вязалось с другим: мелкая разборка на фоне банковского ограбления. К тротуару подкатил черный «линкольн». Из лимузина с трудом вылезли два очень тучных человека: окружной прокурор Фостер и мэр города Фабиан — киты города.

Каждый раз, когда Легерт видел этих людей, ему хотелось смыться куда-нибудь подальше. Белокожие, холеные, надушенные и высокомерные, каждый из них напоминал комиссару кусок фигурного мыла в красивой упаковке. Мэр был в цилиндре и белом шелковом шарфе, перекинутом через жирную шею, а переваливающийся с ноги на ногу подагрик Фостер — в котелке и белой бабочке у третьего подбородка.

Легерт с тоской наблюдал, как эти толстяки приближаются к нему. Он как в зеркале видел в них свое отражение. Комиссар был также до безобразия толст.

Жаль, что он не надел сегодня мундир, тогда вся их компания была бы вполне уместна на балу в Белом доме, а не у ограбленной лавочки Рокфеллера.

— Не очень приятно встречать вас здесь, комиссар, — начал, задыхаясь, Фостер, с трудом взбираясь по ступеням. — Но, видать, наступают черные времена.

— А вас что привело сюда?

— Звонил Мейер. Давайте зайдем к нему вместе и поговорим. В этом банке держали свои деньги многие солидные клиенты.

— Банк Мейера выделял большие средства на благоустройство города, комиссар, — добавил мэр. Если мы не можем помочь Мейеру, то обязаны высказать свои соболезнования.

— А я вам нужен как мальчик для битья? — усмехнулся Легерт.

— Мы взрослые люди, комиссар, никто из нас никогда не предъявлял вам претензий. Мальчика для битья из вас сделает пресса. Эти зубоскалы своего не упустят.

Мэр похлопал Легерта по плечу и улыбнулся. Они вошли в здание и направились к лифту. Кабинет директора филиала находился на втором этаже и имел достаточно площади для свободного размещения всех толстяков. Когда сюда вошли представители закона и власти, то они застали в кабинете еще двух необъятных моржей. Одним из них был директор, вторым — председатель совета директоров страховой компании «Паблис-Кристиан».

Вся компания уселась вокруг стола, и Мейер сделал заявление.

— У меня нет слов, господа! Рушатся святые стены нашей экономики. Я хочу, чтобы вы выслушали уважаемого мистера Элбера.

Толстяк с сигарой произнес речь, глядя в глаза комиссару, не обращая внимания на других членов совещания, словно их здесь не было.

— На сегодняшний день в нашем штате ограблено шесть банков. Сумма похищенного составила семьсот тридцать девять тысяч долларов. Как вы понимаете, каждый банк страхует себя от случайностей, наша фирма — одна из самых крупных в стране, и мы специализируемся на страховании банков. Теперь мы вынуждены платить! Никто из нас не станет спорить с банкирами. Лично я лучше заплачу, чем наживу себе такого врага, как Рокфеллер-банк, в лице директора одного из его филиалов мистера Мейера. Но надолго меня не хватит. Миллион — два, и я лопну. А все идет к тому. Семьсот тридцать девять тысяч за один неполный месяц! После того как разорюсь я, начнут гибнуть банкиры! Я хочу получить ответ только на один вопрос. Как, когда и каким образом мы можем оборвать эту цепь налетов и грабежей.

33
{"b":"28643","o":1}