ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мэлвис Бэрроу был назначен на пост директора Северо-восточного объединения ФБР год назад. Назначал его Вашингтон, и местные старожилы очень подозрительно отнеслись к чужому. Обычно, на такие заметные посты назначают своих, тех, кто знает местные нравы, обычаи и обстановку. Год, который Бэрроу просидел в этом кресле директора, выдался тихим и спокойным. Стрелка барометра преступности оставалась на месте. Война гангстеров за сферы влияния затихла с водворением короля Чикаго Аль Капоне за решетку.

В такой ситуации дать характеристику руководителю федеральной полиции очень трудно. У Бэрроу пока еще не было повода проявить себя как профессионалу. Он умел быть человеком незаметным, о нем не говорили ни хорошего, ни плохого. Что касается собственно сотрудников, то доступ к директору имели всего несколько человек из огромного штата объединения. По мнению многих, директор и должен быть именно таким. Не выпячиваться, не совать всюду свой нос, а тихо, но точно оценивать ситуацию и отдавать распоряжения. По мнению другой части сотрудников тайного ведомства, Бэрроу не был компетентным джи-меном и попал, что называется в лузу, по чистой случайности либо с подачи очень внимательного политика. В стране не было человека, который мог бы надавить на Эдгара Гувера, который сам подписывал подобные назначения. Но с Гувером наверняка можно договориться, его можно убедить, если, конечно, сам Гувер будет заинтересован в предложении.

Гадать можно до бесконечности, но пришло время пощупать мистера Бэрроу на прочность. Все наиболее влиятельные и сильные люди впервые собрались в кабинете директора секретного ведомства. Впервые Бэрроу был председательствующим на собрании, впервые многие из присутствующих могли дать ему оценку или составить о нем какое-то мнение.

Бэрроу понимал это. Он понимал, что устроил не совещание, а, скорее всего, смотр самому себе. Он нервничал, волновался, но пытался создать видимость чувствительной натуры и тонкого политика. Больше всего он боялся Легерта. Ходили слухи, что Легерт видит людей насквозь, а кому такое может понравиться?!

Легерт и не пытался сверлить взглядом руководителя федеральной полиции, он взглянул на него всего один раз, когда все присутствующие устроились за длинным столом.

На вид Бэрроу было не больше тридцати пяти. Светлые с проседью волнистые волосы, голубые глаза, губы слишком пухлые, как у старого добряка. Греческий нос без переносицы, гладкий, прямой с небольшим загибом к губе. Внешность стандартная, как у клерка бюрократического учреждения, но не агента спецслужбы. Глаза блестели, зрачки бегали, капельки пота покрывали лоб. Чем этот человек был напуган, Легерт не знал, но ему не хотелось больше смотреть в его сторону.

Осмотрев присутствующих, Бэрроу откашлялся, чтобы не запетушить, и постарался начать свою речь на низкой ноте. Голос получился неестественным, словно он говорил в трубу. Природу трудно изменить.

— Извините, господа, что оторвал вас от важных дел, но обстоятельства сложились так, что мы вынуждены объединить свои силы и разобраться в той ситуации, которая сложилась в нашем городе, нашем штате. Губернатор уполномочил наше ведомство взять в свои руки координацию по управлению следствием и расследованием, а также поисками банды грабителей, орудующей на подведомственной нам территории…

Загнул парень, — решил Легерт. — Всю ночь учил текст выступления и вывалил на стол переваренное в желудке дерьмо вместо красивого аппетитного блюда.

Тем не менее, Бэрроу продолжал:

— Мне также звонил мистер Гувер и высказал свое убеждение, что мы справимся с возложенной на нас задачей. Убийство одного из лучших агентов ФБР не может остаться нераскрытым. Убийцы должны понести наказание. Мне также известно, что ведомство комиссара Легерта понесло потери. Мне жаль. Губернатор возмущен. Прежде чем мы сможем сделать какие-либо выводы и заключения, я хотел бы попросить комиссара Легерта ознакомить нас с обстановкой, так как до сегодняшнего дня этим делом занималась только полиция. Я прошу вас, комиссар, дать обстоятельный отчет по проделанной работе. Мы все внимание. Желающие могут курить.

Легерт постучал пальцами по столу и кивнул на Чинара, который успел заехать домой и надеть мундир.

Ожидая этой неприятной минуты, Чинар мял в руках пухлую папку и оглядывался по сторонам, ему никогда не приходилось выступать перед столь значительной аудиторией. Здесь были все те, кого раньше он видел лишь на страницах газет. Окружной прокурор, помощник губернатора штата по вопросам безопасности Сидней О'Нил, мэр Чикаго Фабиан, один из руководителей страхового агентства «Паблис-Кристиан» Элбер. Несколько представителей совета директоров Центрального и Национального банков, агенты ФБР Барк Холлис и Дик Фалон. Не всех Чинар знал, но его волнение было вполне понятным. Экзамен на чин! Эти люди будут оценивать его, как профессионала, а Чинар терпеть не мог показухи и всегда держался в тени. Надев на преступника наручники, он тут же передавал его в руки патрульных, чтобы не попасть в объективы нахлынувших репортеров.

Чинар хотел встать, но Легерт удержал его за руку. Капитан поерзал на стуле и раскрыл свою папку. Вывалив на стол несколько конвертов, он взял один и, не глядя на окружающих, начал тихим ровным голосом:

— Могу с уверенностью заявить, что моб [4] Дэйтлона организован месяц назад, не раньше…

— Откуда такая точность, капитан? — перебил его окружной прокурор.

— Чуть больше трех недель назад было совершено нападение на полицейский пост Оберна. Федеральная полиция имела оружейный арсенал в том же помещении. Должен заметить в присутствии руководителя этого ведомства, что такие склады не единичны. Федеральная полиция устраивает склады оружия в помещениях полицейских участков, экономя таким образом на штате охранников.

— Что в этом плохого? — удивился Бэрроу.

— То, что произошло в Оберне. Патруль находился в разъезде, а в помещении поста остались три человека. Для таких людей, как Дэйтлон и его подручные, это не проблема. Они обезвредили охрану и вычистили склад за десять минут. Полсотни автоматов, четыре десятка пистолетов, гранаты, пулеметы, бронежилеты и десятки тысяч патронов. Оружие высокого качества спецобразца предназначалось для борьбы с такими, как Дэйтлон, стало служить для его обороны и повернулось против нас с вами. Дэйтлон набил полный грузовик боеприпасами и угнал патрульную машину с поста. Так что он доставил арсенал с помпой, в сопровождении полицейской машины. Фургон был угнал за день до этого из города. Обе машины найдены пустыми на опушке в двадцати милях от города. Очевидно, в этом месте ящики с оружием перегрузили на другой транспорт. На этом месте следы обрываются. Их могло и не быть вовсе. Всю ночь шел дождь.

— С этим ясно, капитан. Газеты и вы называете имена преступников, уверяете, что они украли оружие со склада в Оберне. Но каким образом вы установили все эти подробности?

Вопрос задал Бэрроу. Он проявлял искреннее удивление, не желал подколоть Чинара.

— Случай с постом в Оберне мог удивить многих криминалистов и экспертов. Впрочем, так оно и произошло. Никто из налетчиков не скрывал своих лиц под масками, никто не соизволил надеть перчатки. Следов оставлено более чем достаточно.

Мы дали запрос в Вашингтон и отправили туда результаты дактилоскопической экспертизы, в ответ мы получили имена шести человек, которые состоят в картотеке и часть из них находится в розыске.

— Хорошо, — вмешался окружной прокурор, — но почему мы должны связывать налет на пост в Оберне с налетами на банки?

— Дело в том, мистер Фостер, что при каждом ограблении банка гангстеры устраивают устрашающий фейерверк. На месте преступления остаются гильзы от автоматов с меткой оружия, принадлежащего федеральной полиции.

— А если те, что украли оружие, продали его другим бандитам? — продолжал допрос прокурор.

— Опрос свидетелей и отпечатки пальцев говорят о том, что в обоих случаях действовали те же самые лица.

37
{"b":"28643","o":1}