ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С улицы уже раздавался гул полицейских сирен, машин пять проехало мимо. Целая армия. Мне ничего не оставалось делать, как уносить ноги. Я заложил часовой механизм с детонатором в багажник и удрал. Машина взорвалась через три минуты. Конечно, как вы понимаете, по обгорелому остову ничего не определишь… Должен вам сознаться, сэр, что я пребывал в некоторой растерянности. Первоначальная мысль сбила меня с толку. Я подумал, что банк нанял охрану, и те открыли по нашей машине огонь. Ведь Дэйтлон и его люди прячут автоматы под плащами. Охранники приняли их за клиентов, а когда из машины высунулся Купер и дал автоматную очередью, они среагировали, приняв нас за грабителей. Не знаю почему, но эта идея гуляла по моим извилинам довольно долго. Я успел проехать три остановки на автобусе, пока сообразил, что к чему, но время было упущено. Все, что я успел сделать, — это позвонить в банк от лица прохожего и сказать, что с крыши их здания раздавались выстрелы. Но мое предупреждение не играло роли. Дэйтлон обхитрил меня. Он знал, что ему подсунули «утку», он хотел знать, кто это сделал, и я боюсь, что он узнал об этом. Он решил уничтожить нас и посадил своих снайперов на крышу банка, который пошел грабить. Дерзкий поступок, но очень похож на все его решения. Если бы это были охранники банка, они бы узнали темно-синий «крайслер». О нем уже песни слагают. Эдакий «летучий голландец». И зачем охране забираться на крышу? Они могли бы сидеть в зале с автоматами в руках. Ведь банк не ставит себе задачу убить или поймать Дэйтлона, им достаточно его спугнуть. Таким образом я смазал всю операцию. Все, что мне удалось, это договориться с директором банка, и тот оформил Куперу счет задним числом. Но сделать это я смог лишь на следующий день, а в тот момент, когда приехала полиция, Купера приняли за одного из бандитов или прохожего. Во всяком случае, комиссар Легерт не поверил в вашу искренность. Я всегда считал, что в полиции есть очень мудрые люди, и Легерт относится к ним, сэр. Нам нужно дружить с этим ведомством, а не конкурировать.

— Помнится, совсем недавно вы говорили другие слова, Холлис.

— Нам нужно перевернуть ситуацию с ног на голову. Теперь я понял, что Дэйтлон очень крепкий орешек. Моя ошибка, я недооценил его. Я сделаю все, чтобы выловить его и усадить в камеру смертников. Это вопрос чести. Но стоит ли нам нести вся тяготы борьбы на своих плечах? Нам не следует отказываться от помощи полиции и окружной прокуратуры. Я бы даже собрал всех мэров крупных городов нашего штата и выслушал их предложения. Почему бы нам не сменить тактику и не поиграть в демократию?! Пусть Дэйтлона ищет весь штат, пусть его обкладывают красными флажками и травят. Но настанет момент, когда Дэйтлона и его банду надо будет взять, что называется, тепленькими, вот тут мы и подоспеем, тут мы будем первыми и главными. Такой расклад я вам обещаю. Легерт, Фостер — все окажутся за красной линией. Но сейчас надо дать им шанс и свободу действий. А вы пока сделаете рейд по городам, где уже бывал Дэйтлон и сколотите коалицию в лице мэров. Градоначальники всегда уважали силу.

— Из снега в кипяток! Вы хотите, Холлис, чтобы Гувер сделал из меня лепешку?! Тут и не пахнет «твердой рукой»! Сначала вы говорите одно, потом другое…

— Возможно, будет и третье, сэр. Все зависит от обстоятельств и от того, как себя поведет мистер Дэйтлон. Мы не армия, сэр, мы дипломаты с пистолетами в кармане. Джи-мены — одним словом.

11. Порядок вещей

В номер постучали. Кэрк Росс вытер лицо махровым полотенцем и крикнул из ванной:

— Открыто, заходите!

Кто зашел, он не видел, но был уверен, что принесли завтрак или горничная решила застелить постель. Если так, то ей придется подождать, пока он побреется и уберет чемоданы с кроватей.

Слим вошел в номер и осмотрелся. Слева — приоткрытая дверь спальни, а в ванной комнате кто-то был, он слышал, как журчит поток воды. Слим поставил поднос с кофейником на стол. Все его хитрости и предосторожности не понадобились, костюм официанта оказался лишним. На столе, куда он поставил поднос, лежали, два удостоверения с надписью «Пресса». Слим проверил документы. Похожи на настоящие. Имена для него не имели значения, он не верил именам на липовых бумажках, а вот фотографии все же должны соответствовать лицам. Одно лицо принадлежало Кэрку Россу, второе он видел впервые. Слим решил, что эти бумаги могут и ему сослужить службу. Стало ясно, что гостей здесь двое.

Он в этот убедился еще раз, когда заглянул в спальню. Две кровати, два чемодана; один раскрыт, второй заперт. На ночном столике у той кровати, где лежал раскрытый чемодан, валялся распечатанный конверт. Слим подошел к столику, взял конверт и заглянул внутрь. Шесть фотографий, вырезанных из газет.

Эти люди были партнерами его хозяина, и он обязан думать об их безопасности так же, как думает о безопасности Дэйтлона. Отдельно, соединенные скрепкой, лежали фотографии Феннера. Несколько четких снимков, запечатлевших Олина в разных ракурсах.

Слим убрал фотографии в конверт и сунул его в карман.

Выйдя из спальни, он подошел к входной двери и запер ее на ключ, торчащий в скважине.

Когда он повернулся, то увидел выходящего из ванной Росса.

— Принес завтрак? Молодец, парень, чаевые получишь потом.

— Кто тебя сюда направил, Росс? — тихо спросил Слим.

Росс замер. На секунду он решил, что ему послышался этот вопрос. Отбросив полотенце в сторону, он резко повернул голову в сторону официанта.

— Ты что-то сказал, парень?

— У тебя все в порядке со слухом, Росс!

В голове бывшего боксера мелькнула единственная мысль: «деньги!» У него много денег, и он их не отдаст.

— Напрашиваешься на неприятности, парень?

— У меня нет на тебя времени, Росс. Ты должен мне сказать, кто и зачем тебя нанял. Если ты все выложишь, я тебя отпущу.

— Ну ты наглец!

Кэрк Росс скинул шелковый халат, обнажая крепкие бицепсы. Он повернулся к врагу лицом и принял стойку. В какую-то секунду противник показался ему знакомым, он уже видел когда-то эти глаза: холодные, колючие, пронизывающие. Росс рванулся вперед и попытался нанести противнику серию ударов в голову. Слим уклонился и нанес ответный удар снизу в челюсть, он вложил в него всю силу и не рассчитал. Что-то хрустнуло, Росс подпрыгнул в воздухе и рухнул на гостиничный ковер.

Слим склонился над жертвой. Взгляд Росса застыл, его глаза напоминали мокрые серые пуговицы. Слим приподнял его голову и понял, что у противника сломаны шейные позвонки, голова висела на безвольной мягкой шее. Победитель поднял труп на руки и понес в спальню. Горевать не приходилось. После того, что он испытал в своей жизни, Слим ко всему относился с холодом, он ни во что не верил, он ничего не ценил, его ничего не интересовало. Он создал себе идола и поклонялся ему с фанатизмом язычника. Дэйтлон спас ему жизнь, и Слим решил, что его жизнь ему больше не принадлежит, что она стала собственностью Криса и служит только как покрытие, как дополнительная скорлупа для хрупкой и опасной жизни хозяина.

Он обыскал номер, проверил вещи Кэрка Росса. В костюме покойника лежала крупная сумма денег, около десяти тысяч долларов. Слим забрал деньги вместе с кошельком, затем вскрыл чемодан, лежащий на соседней кровати. Здесь он нашел такой же пакет с тем же набором фотографий. Пакет он убрал в карман, а в чемодан бросил удостоверение репортера. Второе удостоверение он сунул в карман Росса и вышел из номера. Заперев дверь на ключ, он прихватил его с собой и спустился вниз.

Когда к отелю подъехал «бьюик», за рулем которого сидел человек, похожий на того, что сиял на снимке фальшивого удостоверения репорта, уже стемнело. Слим открыл дверцу машины и сел рядом с водителем, не дав ему возможности опомниться.

— Меня прислал к вам нужный человек. Вам опасно возвращаться в номер. Люди Дэйтлона убрали вашего напарника.

— А как они о нас узнали? — удивленно спросил Харди.

— Сколько человек отправили на охоту?

40
{"b":"28643","o":1}