ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вы правы, Тэй. Мы так и сделаем.

Она проводила итальянцев за ворота и вернулись в дом, она не спешила присоединиться к остальным в гостиной, планы Криса ей были известны. Она подошла к телефону, сняла трубку и набрала номер.

Мягкий баритон ответил спустя несколько секунд.

— Я вас слушаю.

— Говорит «амазонка».

— Не ожидал услышать ваш голос так скоро.

— Есть работа на северо-востоке. Нужны охотники.

— В этом нет проблем.

— Даю приметы и ориентиры. Запоминайте…

2. Сделка

Банк открылся в девять тридцать. При открытии присутствовали два клерка и полицейский, который сразу же уехал. Судя по тому, что на дверях висели навесные замки, стало ясно, что в ночные часы в помещении никто не дежурит. Ответ на свой второй вопрос Грэйс получил в десять часов. Подъехала бронированная машина, и два вооруженных охранника внесли два худеньких мешочка с наличными. Это означало, что деньги хранятся в одном из централизованных хранилищ. Во время разгрузки приехали еще двое, но у этих имелся солидный лимузин, и они не выглядели нищими клерками. Вероятно, это и были владельцы банка.

Перед тем как подъехать к банку, Тони Грэйс изучил путеводитель городка Ренслер и выяснил, что в нем находятся четыре банка такого же масштаба, как банк братьев Солсбери. Максимальная сумма, которая находится в ежедневном обороте такой забегаловки, не может превышать сорока тысяч долларов. Если эти гроши умножить на четыре, то выходит сто шестьдесят тысяч, а ради таких денег нет смысла иметь одну централизованную базу. Вывод прост. Существует объединение банков не одного городка, а нескольких, которые пользуются общим хранилищем.

Грэйс видел, как отъехала бронированная машина и пожилые джентльмены зашли внутрь помещения. Ни одного клиента на горизонте не было. Крохотный городок, пустынные улицы, тишина.

Грэйс достал из-под сиденья автомат, сунул его под плащ и вышел из машины. Неторопливым шагом он пересек небольшую площадь, выложенную булыжником, и вошел в помещение банка.

Закрыв за собой дверь, он перевернул табличку с «Открыто» на «Закрыто» и задвинул щеколду. Двое кассиров, раскрыв рты, наблюдали за странным поведением молодого человека респектабельной внешности. Грэйс сбросил плащ и направил на обескураженных клерков автомат.

— Стойте спокойно, господа.

Он подошел к стойке и с легкостью перепрыгнул ее. Один мешок с деньгами лежал на столе, его еще не успели распечатать, и на нем болталась пломба и ярлык. Грэйс взглянул на картонку.

— Всего-то четырнадцать тысяч. Не густо! Где сигнализация?

Ему мог ответить только один клерк, второй в ту секунду, как увидел оружие, обмочил штаны, а через минуту и вовсе потерял сознание. Он рухнул на пол и замер. Его напарник кивнул на красный рубильник возле запертого сейфа.

— Глупая система. Сколько потребуется времени полиции, чтобы приехать сюда?

— Клерк пожал плечами.

— В сейфе есть деньги?

Кассир отрицательно покачал головой.

— Я смотрю, ты не очень-то разговорчив, парень. Пойдем к директорам. Они, очевидно, лучше умеют шевелить языком.

Грэйс достал из кармана наручники и приковал валявшегося без чувств кассира к отопительной батарее, чтобы ему не взбрело в голову воспользоваться красным рубильником, когда он придет в себя.

Перепутанный кассир проводил Грэйса в кабинет директора. Здесь находились двое респектабельных джентльменов, которые вошли в банк последними. Налетчик схватил кассира за шиворот и усадил на стул у окна.

— Сиди, браток, и считай ворон. Тебе не обязательно слушать наш разговор. — Он повернулся к пожилым джентльменам, которые мирно пили кофе за низким столиком. — Вы льете кофе на костюм, сэр.

Один из стариков вздрогнул и поставил чашку на блюдце, но брюки были уже испорчены.

— Вам никто не говорил раньше, что вы похожи? Наверняка говорили. Как я догадываюсь, мне приходится иметь дело с мелкими пакостниками по кличке братья Солсбери.

Грэйс бросил на пол мешок с деньгами и, усевшись в свободное кресло, положил автомат к себе на колени.

— Чувствую, что угощения от вас не дождешься, и придется поухаживать за собой самому.

Он взял с подноса чистую чашку, бросил в нее два кусочка сахара и налил из кофейника черную ароматную жидкость.

— Эти деньги я заберу с собой в виде штрафа за оскорбление личности. В течение недели вы подготовите еще два мешка с такой же суммой. Как это ни парадоксально звучит, господа, но у грабителей честность и порядочность стоят на первом месте. Вы не ознакомились с нашим кодексом, а взялись за нашу работу.

— Простите, — прорезался сиплый голос у одного из стариков. — Но мы не понимаем, о чем вы говорите.

— Я говорю о вашей непорядочности! Как вас зовут?

— Фрэд Солсбери, а это мой брат Тимоти Солсбери. Мы банкиры, как вы понимаете, а не грабители.

— Так ты, Фрэд, хочешь, чтобы о тебе думали, что ты банкир? Но ты и твой братец — обычные жулики.

Грэйс достал газету и раскрыл ее. На первой полосе красовались фотографии шести мужчин и броский заголовок «Враги общества или Робин Гуды?»

— Крайний справа — ваш покорный слуга. В центре — Кристофер Дэйтлон. Могу вам совершенно официально заявить, что наша команда не чистит такие мелкие банки, как ваш. На днях наш представитель встречается с генеральным директором страховой компании и передаст ему список всех банков, с которыми мы имели дело, и там будет указана сумма похищенных денег. По таким заявлениям, как ваше, будет начато следствие. Я думаю, пора вас поставить на место, господа, чтобы вы не использовали знак чужой фирмы. Вы знаете, что бывает с теми, кто продает свою продукцию, приклеивая на нее ярлык крупной фирмы? Неустойка, конфискация, штраф и тюрьма. Вы замахнулись на синдикат Дэйтлона, а он не прощает таких вещей.

— Извините, сэр. После того как нас ограбили, полиция сделал такой вывод, что здесь орудовала банда Дэйтлона… простите, синдикат Дэйтлона.

— Тим, объясни своему брату, что он наивен. Кто из свидетелей рассказывал полиции о том, что происходило в момент ограбления?

— Наши сотрудники. Двое кассиров.

— Один из которых при виде автомата слепнет и немеет, а у второго автоматически срабатывает мочевой пузырь и отключается сознание. И ты хочешь мне доказать, что эти ребята за всю свою жизнь видели хоть одного грабителя? Не надо, Фрэдди. Мы взрослые люди, и хочу напомнить тебе, что в нашем синдикате люди образованные и знают толк в банковском деле. Ваш ежедневный оборот составляет около десяти тысяч. Вы заказываете в хранилище по непонятным причинам тридцать пять и в этот день на вас совершают налет. Нет, Фредди, здесь все шито белыми нитками. Ты заплатишь Дэйтлону неустойку в тридцать пять тысяч — ту сумму, которую ты ему приписал, и тридцать пять тысяч штрафа. А потом с тобой будут разбираться детективы из страховой компании. Вы оба сдохнете в тюрьме, вам не прожить еще по двадцать лет, а меньше вам не дадут.

— Хорошо, молодой человек, — заговорил Тимоти. — Каковы ваши условия?

— Я их только что назвал.

— Они неприемлемы. Вы можете нас убить, но мы не найдем таких денег.

— Вы сами себя убьете, без моей помощи.

— Хорошо. Вы правы. Эти деньги взяли мы. У нашего внука пошатнулись дела, и мы вынуждены были помочь ему.

— После чего нажали на рубильник и вызвали копов?! Голова Дэйтлона все стерпит. Нет, господа. Мы очень жестко поступаем с теми, кто пытается опорочить нашу фирму.

— Что там порочить? — возмутился Фред. — Бандиты при всех властях и временах были бандитами.

— Заткнись, Фрэд! — крикнул Тимоти. — Так мы никогда не найдем точек соприкосновения.

— Вы поступили, как мелкие пакостники, и судить вас будут по статьям использование служебного положения и грабеж. К бандитам в тюрьмах относятся с большим уважением, а пакостникам живется очень тяжело. Вряд ли вы протянете больше года, ребята.

— Мистер Грэйс, может быть, мы перейдем к деловой части нашего разговора? У вас наверняка есть для нас более приемлемое предложение и более разумное?

50
{"b":"28643","o":1}