ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Нет, милочка! Это залог. Ты ее получишь в обмен на Феннера. Я же тебе уже сказал, что я пришел не за деньгами.

— Хорошо, я все сделаю.

— Надеюсь.

Холэман наблюдал, как менялось ее лицо, как оно приобретало выражение профессиональной соблазнительницы. Глаза потемнели и покрылись таинственной поволокой, губы вспыхнули и слегка приоткрылись, рот стал влажным и чувственным, в движениях появилась медлительность и леность. Она готова была к работе.

Холэман понял, что он здесь уже не нужен.

8. Баланс сил

— Их осталось двое, — сказал Холэман. — Но я не уверен, что другие ушли спать. Впрочем, это не имеет значения. Твой клиент на месте, и глаза у него уже на переносице. Бери его тепленьким.

Холэман указал Линде на столик, где сидели Феннер и Дэйтлон, и отошел от дверей ресторана.

В зале было многолюдно, играл оркестр. Никто не желал торчать в своих номерах и с тоской смотреть на луну.

Линда прошла к бару и села на высокий табурет за стойкой. Она заказала себе бокал шампанского и повернулась так, чтобы Феннер мог оценить ее по достоинству. Однако тот о чем-то спорил со своим приятелем и не озирался по сторонам.

В такой обстановке Линда ловила дичь за десять минут. Тут хватало солидных клиентов. Но начало всегда было смазанным. При ее появлении, как правило, в атаку шли молодые бычки с репутацией донжуанов и мелочью в карманах.

Этот случай не отличался от остальных. К шикарной даме подкатил шикарный щеголь. Двухцветные лакированные штиблеты, светло-серый в полоску костюм из дорогой ткани, который хорошо подчеркивал атлетическую фигуру, сверкающая белозубая улыбка и хризантема в петлице.

— Могу я вас чем-нибудь угостить?

От него разило духами на милю.

— Бокал у меня в руках, сигареты на стойке, ваша физиономия меня не интересует. Чем вы еще можете меня угостить?

Улыбка сползла с его лица, и он осмотрелся по сторонам, не слышал ли кто-нибудь ее ответа. На его счастье, никого поблизости не оказалось. Парень облегченно вздохнул и тихо ретировался.

Таких попыток было три, и все закончились с тем же результатом. Пожилой джентльмен проследил за всеми кандидатами и понял, что этой даме нужна не внешность.

Он подошел к ней, взобрался на соседний табурет, чтобы скрыть свой невысокий рост, а затем повернул голову в сторону красотки.

— Вы так красивы, мисс, что я могу сравнить вас лишь с портретом неизвестной дамы кисти великого Тициана. В моем номере висит коллекция великолепных картин, шедевров мирового искусства. Я был бы тронут, если бы вы пожелали взглянуть на эти сокровища.

Это был ее клиент. Такого надо брать не раздумывая. Парочка его картин может обеспечить ее на всю жизнь. Но чертов коп следил за ней, и у него лежала ее квитанция.

— У меня назначена деловая встреча. Если вы сегодня не уезжаете, то я загляну к вам.

— Я буду счастлив. Номер шестьдесят шесть. Шестой этаж.

— Я не забуду. Но теперь вы должны меня извинить.

Дэйтлон решил, что ему пора сполоснуть лицо водичкой, а Феннер с грустью посмотрел на пустые бутылки. Поэтому один из них направился в туалетную комнату, а другой к бару.

У обоих приятелей были не очень твердые и уверенные походки, но они старались держать себя с достоинством.

Ухватившись за стойку, Феннер потребовал двойную порцию виски. Повернув голову вправо, он увидел женщину, но не успел этого понять, а успел лишь спросить:

— У вас не найдется сигаретки? Мои на столе.

Линда взяла портсигар и, открыв его, протянула странному кавалеру. Впервые у нее просили, а не предлагали ей. Феннер показался ей симпатичным парнем, но такие никогда не составят счастья и не будут опорой в жизни, их до старости будут увлекать приключения, веселье и бродяжничество.

Феннер выудил сигарету, сунул ее в рот, и выдвинул следующее требование:

— А спички?

Линда чиркнула зажигалкой и дала ему прикурить.

— Спасибо, приятель! Пива хочешь? Или виски?

Он поднял глаза и увидел перед собой даму. Ее изумрудные глаза простреливали насквозь. Рыжая грива раскинулась на ее нежных плечах по белой бархатной коже.

— Я пью шампанское, — ответила она низким грудным голосом.

— Черт меня подери! Извините, но я не обратил на вас внимания… и…

— Прекрасный комплимент, продолжайте в том же духе.

— Меня зовут Олин, я отличный малый, и я вас уже люблю! Вы сбежали из какой-то сказки и зашли сюда, чтоб забрать меня с собой.

Его слегка качнуло, и он заглянул даме в декольте, будто уронил туда долларовую монету и теперь думал, как ее достать.

Линда улыбнулась и слегка отпрянула.

— Меня зовут Марта, и я живу в этом отеле.

— Нет, вы богиня Эллады. Раскройте тайну, с каких небес вы упали в это захолустье? Здесь, кроме рыбаков, никого нет, и вдруг Шехерезада среди повес.

— Я проездом. Остановилась на двухдневную передышку. Мне понравились эти места.

— На два дня? Какая жалость! Вас зовут Шейла?

— Ну, если вам так больше нравится.

— Есть такое вино «Огненная Шейла». Раньше его можно было купить на юге, теперь там ни черта нет.

— Ваши ассоциации мне понятны.

— Вы тоже похожи на огненную Шейлу.

В ответ Линда засмеялась. В отличие от всех остальных котов, этот верил в свои слова и был раскован и непосредствен. Он не разыгрывал из себя плейбоя и супермена.

К ним присоединился еще один тип, тот самый, который сидел за столом с Феннером.

— О, а это Крис. Мой коллега и друг. А это Шейла. Она проездом из сказки в легенду.

— Рад с вами познакомиться.

Линда бросила короткий взгляд на Криса, и ей стало не по себе. У этого человека был очень тяжелый и острый взгляд. Очевидно, он нездоров и знает об этом. Взгляд человека обреченного, но сильного. Она не стала развивать свою мысль и постаралась забыть о ней.

— А почему бы нам не переехать в наш номер и не продолжить веселье? — спросил Феннер.

— Мысль неплохая, — заметил его приятель.

— Возможно, — согласилась Линда, — но я не считаю приличным заходить в такое время в номер к незнакомым мужчинам.

— Но мы безобидные ребята, Шехерезада! Потом, мы уже познакомились. Кстати о неудобствах. А почему бы тебе не пригласить нас к себе? Это уже совсем другой расклад.

— Пожалуй, вы правы. Но мне не чем вас угощать.

— Это мелочи. Крис крупный банкир, он сейчас все устроит.

Крис кивнул головой.

Меньше чем через минуту они поднимались в лифте, у мужчин в руках были бутылки шампанского, пакеты с фруктами и даже бокалы.

— В каком номере вы живете? — спросил Крис.

— В сорок шестом на четвертом этаже.

— А мы занимаем левую сторону третьего этажа. Крис в 33-м, а я в 35-м, а наши друзья в остальных.

Дэйтлон не обращал внимания на болтливость Феннера. Он уже устал его одергивать.

— Чем вы занимаетесь, мисс Шейла?

— Ничем. Муж не позволяет мне работать. Когда-то я мечтала стать актрисой.

— Мечта всех девушек.

— А мы делаем деньги! — ляпнул Феннер.

Лифт остановился на четвертом этаже. Они прошли по коридору, и дама распахнула перед гостями двери. Дэйтлон зашел первым, поставил бутылки на стол и обследовал весь номер, будто впервые в жизни попал в гостиницу.

— У вас здесь уютно.

— Обычно, — пожала плечами Линда.

Олин рухнул на диван и крикнул:

— Шампанского!

— Я бы рад, — продолжил Крис, — но у меня страшно разболелась голова. Пожалуй, я отправлюсь спать.

— Жаль! — сказал Феннер, довольный тем, что приятель его понял.

— Надеюсь, вам будет весело!

Линда улыбнулась.

— Мне нравится ваш друг, он непосредствен и весел. С такими людьми всегда легко и не бывает скучно.

Она проводила Криса до дверей.

Закрыв дверь на замок, она вынула из рукава пакетик со снотворным. Остальное для нее не представляло трудностей.

Трудности были у Холэмана. Он пробрался в комнату Дэйтлона через окно в то самое время, когда Феннер и Дэйтлон поднялись на четвертый этаж к Линде. Как только Крис и Олин вышли из лифта, Линда несколько раз провела острым ногтем по полированной дверце, и на ней остались царапины в виде цифры 33. С пятого этажа вызвали лифт, в него сел мужчина и, заметив оставленный знак, остановился на третьем этаже. Он прошел в туалет, вылез в окно и по карнизу прошел до тридцать третьего номера. Просунув в форточку проволоку с кольцом, он подцепил щеколду и поднял вверх.

60
{"b":"28643","o":1}