ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Негр присел на корточки между приятелями и подергал за крыло.

— Туговато!

— А ну, если втроем? — предложил Чез.

— Нет, ребята. Я так думаю, что уезжать отсюда не стоит, одного из вас я могу подбросить до ближайшего полицейского поста. К тому же я не верю, что вы ехали в разных машинах и столкнулись. Водитель «шевроле» наверняка погиб и находится в машине.

— С чего ты взял, парень? — возмутился Чез.

— От вас несет одним одеколоном. Вы стриглись у одного парикмахера, а потом, если бы ты вел «шевроле», который валяется в кювете, то выглядел бы не лучшим образом и походил бы в этом на свою машину.

— Ну ты умен, черномазый! — воскликнул Джак.

— А за черномазого можно схлопотать.

— А ты не боишься, черномазый? Нас двое!

— А вы взгляните на дорогу. Ко мне подкрепление идет.

Вдалеке из-за поворота, с той стороны, где находился предполагаемый кордон, вынырнули три патрульные машины с синими маяками на крышах.

— Тебе их не дождаться, черномазый!

Чез выхватил пистолет и выстрелил в живот сержанту. Тот вскрикнул и, ухватив Чеза за горло, опустился на колени. Хватка была смертельной. Джак пришел на помощь вовремя, выстрелив негру в висок.

Чез схватился за горло и закашлялся.

— Переноси девчонку в «джип», живо! — приказал старший.

— Ну ее к чертовой матери!

— Живо! — крикнул Джакобо.

Чез открыл дверцу, выволок Линду и взвалил себе на плечо. Что-то упало на дорогу. Он наклонился, поднял ее сумочку и сунул себе под мышку. Женщина все еще не пришла в себя. Чез подошел к «джипу» с откидным верхом и положил ее на заднее сиденье.

Джакобо тем временем, обливаясь потом, вырулил «кадиллак» таким образом, что тот встал поперек дороги и объехать его было невозможно. Он выдернул ключи из замка зажигания и выбросил их в ночь.

Через несколько секунд он уже сидел за рулем «джипа». Фары полицейских машин уже добирались до беглецов, они выехали на финишную прямую. Их разделяло пятьсот ярдов и «кадиллак», превратившийся в шлагбаум.

Джакобо развернул машину и выжал педаль газа. Позади раздались автоматные очереди.

— Не включай подфарники, — сказал Чез. — Луна хорошо отсвечивает на шоссе. У нас пять минут на отрыв.

— Чуть больше. Где-то рядом проселочная дорога, мы ее проезжали. Теперь она будет справа. Риск есть, но другого выхода нет.

— Если мы попадем на ферму или ранчо, нас сцапают местные крестьяне. Они же идиоты, обожают устраивать охоту на преступников. Им только повод дай.

— Вот для этого я и взял девочку! Она будет нашей заложницей. Взамен мы сможем потребовать чего угодно.

Джак выжимал из военной машины все, на что она была способна, но скорость оставалась невысокой.

— На прямой они нас достанут за считанные минуты.

— Зато на проселочной дороге они в своих гробах засядут.

— Вот она! Справа!

Джак ударил по тормозам и свернул на проселочную дорогу. Машина запрыгала по ухабистой почве.

— То, что надо. «Джип» рожден для таких дорог.

Машину подбрасывало на кочках. Вскоре они въехали в лесную зону и шоссе скрылось из виду. Джакобо включил фары.

— Машины здесь не ходят, только трактора. Мне это не нравится.

— Послушай, Джак, мы можем пробраться пешком к старому шоссе. У нас полно денег, машину мы найдем. Здесь не больше десяти миль. Я уверен. Еще одну облаву мы не выдержим!

— Не скули! Там видно будет!

Машина выскочила на развилку. Три дороги расходились в разные стороны. Они поехали прямо.

Через десять минут пути дорога сузилась и резко пошла под гору вниз. Джак не снимал ногу с тормозов, машину заносило на глинистой почве, и он уже понимал, что развернуться здесь невозможно и вверх «джип» не взберется.

У беглецов не оставалось никакого выбора. Прошло еще пять минут, и Джак затормозил.

— Ну вот и приехали! Каждый сам выбирает себе дорогу.

Чез вышел из машины и сделал два шага вперед. Колеса «джипа» не доехали несколько дюймов до воды. Перед ними широкой гладью расстилалась река. Лунная тропинка исчезла во мраке. Над их головами вплотную к воде шумел черный лес.

— Обратной дороги для нас нет, Чез.

— Может быть здесь брод!

Чезаре заметался по кустам, выломал высохший прут и, подойдя к воде ткнул палку в воду. Она ушла на два фута и уткнулась в мягкий ил.

— Нет, Чез. Брода здесь нет. Все, что мы может сделать, это загнать машину в лес, чтобы на нее никто не наткнулся. — Джакобо говорил спокойно, не торопясь, ровным голосом. — Оставлять следы мы не можем. С этой минуты каждый шаг должен быть продуманным. Мы уйдем в глубь леса и идти будем вдоль берега. Заночуем у реки, а когда взойдет солнце, увидим, что это за река — погибель наша или спасение.

6. Точки на "i"

В гостиной было прохладно, спущенные жалюзи не пропускали жарких солнечных лучей. Тэй подошла к бару и сделал два коктейля.

Тони Грэйс сидел в кресле, Слим, как обычно, подпирал дверной косяк у входа.

Тэй подала один бокал Тони, и, сделав глоток, села в кресло напротив.

— Капитан Фридман подтвердил полномочия своих офицеров, — сказала она, немного раздражаясь. — Я ему высказала свое недовольство, но он очень удивился этому. Возможно, он прав. Никто не жалуется, когда полиция пытается что-то сделать, чтобы защитить вас. Но я поставила вопрос, немного исказив события, мол я не желаю, чтобы полиция вламывалась в мой дом. Это заявление имело другой резонанс. Мы договорились с капитаном, что я найму собственную охрану, которая будет курсировать от шоссе до берега посменно в течение двадцати четырех часов в сутки. При этом меня попросили написать заявление, что я отказываюсь от услуг правоохранительных органов и возлагаю ответственность за безопасность своей семьи на частных агентов по охране. Надо сказать, что он не очень удивился. В молодости я слыла взбалмошной девчонкой, и он воспринял мое заявление, как очередную блажь. Однако, у людей посторонних такое заявление вызовет либо интерес, либо подозрение.

— Но кто из посторонних лиц может вмешаться в дела полиции? — спросил Грэйс. — Перед кем капитан Фридман обязан отчитываться?

— Под напором прокуратуры все всплывет на поверхность. А нам известно, что некое детективное агентство Паркера занимается нашими поисками, и некий агент Рудольф Малик чуть ли не вышел на нас. Мы не можем знать, куда попадет отчет мистера Малика.

— Его надо убрать! — заявил Грэйс.

— Я думаю, что его можно использовать, — тихо сказал Слим. — Этот человек очень любит деньги.

— Дорогой друг, всем известно, что шантаж засасывает, как наркотик. Он бесконечен. Стоит заплатить раз, как это превратится в постоянную подать.

— Вы меня не так поняли. Руди Малик очень опытный и хитрый агент: его нужно взять на работу и платить жалования чуть больше, чем ему платит страховая компания или агентство Паркера. Он очень неплохо зарабатывает, но живет, как бродяга. Кто-то сосет из него кровь. Может быть мы в состоянии помочь ему и вовсе не платить деньги.

— Любопытная мысль, — ухватился на идею Грэйс. — Крис любит интриги такого рода. Мы отбираем оружие у противника и поворачиваем его против него же. В этом есть резон.

Дверь веранды хлопнула, и через секунду на пороге появился Джо.

— Что с тобой? — спросила Тэй. — На тебе лица нет! Диспетчер не звонил? Новостей нет?

— Диспетчер не звонил, но новости страшные, мэм!

Джо подошел к столу и положил несколько номеров дневных газет.

На первых полосах сверкали крупные снимки. Дэйтлон стоял в обнимку с женщиной в полицейской форме и мужчиной с растерянной физиономией. Заголовок гласил: «Дэйтлон-банкир меняет друзей». На других газетах пестрели другие заголовки: «Новые члены банды Дэйтлона», «Дружба на век», «Пресс-конференция в Краун-Пойнт», «Самое безопасное логово Дэйтлона», «Она клянется ему в верности», «Майкл Кэрр ждет приглашение на коктейль».

Пять минут стояла гробовая тишина, все были заняты газетами.

82
{"b":"28643","o":1}