ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Согласен! — воскликнул Чико. — Только нужно закупить много чистой бумаги. Я буду вести нашу летопись, и она будет многотомной.

— Чико — наш мирный талисман, — сказал Крис. — Все встало на свои места. Точно подмечено, Тони, мы ударный механизм. С завтрашнего утра отрабатываем новую операцию. У меня есть отличная идея.

— Сколько под нее потребуется мешков, — спросил Феннер.

— Много. С завтрашнего дня начинаем работать, а сейчас пора поспать. Второй час ночи.

Торжественная часть была закончена. Усталые, но довольные, все разбредались по своим комнатам.

Тони Грэйс вышел на веранду и закурил. К нему присоединился Чико. Многие уже успели заметить, что паренек прилип к Грэйсу и все время вьется возле него. Очевидно, это был единственный человек в команде Дэйтлона, от которого исходил дух отцовства. Он излучал то тепло, которого так не хватало юноше.

— Ты сегодня герой, Чико!

— Крис преувеличивает.

— Не скромничай. Ты и меня вытащил из лужи, когда сюда заявились копы.

— Ты имеешь в виду мазут?

— Ну да. Так измазал мою физиономию, что мать родная не узнала бы. И люк умудрился закрыть вовремя.

— Оставь немного на завтра, а то все пироги в один день. Брюхо лопнет.

— Ладно. Держи последний.

Грэйс достал из кармана золотые часы на длинной цепочке, нажал кнопку, крышка открылась и они услышали мелодию старого вальса.

У Чико загорелись глаза. Такого чуда ему еще не приходилось видеть в свои семнадцать лет.

— Эти часы принадлежали моему делу, он прошел с ними всю гражданскую войну и уцелел. Они приносят счастье тому, кто их носит. Однажды я попытался расстаться с ними, но Крис вернул мне их. Теперь я хочу подарить их тебе. Пока они с тобой, можешь ничего не бояться. Пусть стрелки этих часов отсчитывают твое время, и пусть твое сердце стучит столько же, сколько будут ходить эти часы.

Мальчишка принял часы и смотрел на них, слушая музыку. Тони заметил, как на стекло циферблата упала слеза. Он потрепал парня по волосам и ушел с веранды.

В комнату Криса и Тэй был приглашен Слим. Скидывая пиджак и распуская узел галстука, Дэйтлон продолжал отдавать распоряжения.

— Ты стал крупным журналистом, Слим. Это очень похвально. То, что ты делаешь, во время войны называется контрразведкой. Я восторгаюсь тем, как ты организовал эту работу, не имея в своем штате ни одного сотрудника.

— У меня есть один стоящий парень на примете. Правда ему уже семьдесят, но он стоит сотни таких, как я.

— Так в чем проблема?

— Он дорого стоит.

— Сколько?

— Думаю, что пятьдесят тысяч в месяц.

— Шестьсот в год. Это нам под силу. Наши жизни стоят дороже. А ты не переоцениваешь его?

— Нет. Я бы дал ему больше.

— Хорошо. Решай этот вопрос по своему усмотрению. Я согласен на любое твое решение. Теперь выслушай мою просьбу. На завтра у меня назначена встреча в Форт-Гуроне с Рэймондом Кафри. Этот человек имеет своих боевиков, и он мне нужен для определенной работы. Ты сам понимаешь, что мы должны обсудить наши планы и я, к сожалению, не смогу отлучиться из дома. Я хочу, чтобы ты встретился с Кафри. Пусть он назначит любой удобный ему день. Ему можно доверять, я его проверил в деле. Пусть извинит меня. Он знает о тебе, так что можешь идти смело. Его прикрывают в кабаке «Звездный дождь».

— Я понял, Крис.

— Спасибо, Слим.

Когда Слим вышел, Тэй сказала:

— Ты слышал? Он впервые назвал тебя по имени.

— Да? А я не обратил внимания.

— Не притворяйся, ты все замечаешь. Слим почувствовал свою значимость и необходимость. Он посмел отбросить унизительное «босс» и говорить с тобой на равных.

— Я очень этому рад. Он стоящий парень.

— Конечно. На мой взгляд лучше всех.

— Мы не можем позволить себе слабость иметь любимчиков. Кулак состоит из всех пальцев, а не из одного. Каждый палец на моей руке мне дорог.

Он подошел к Тэй и обнял ее.

— Еще секундочку, милый. Я не закончила с некоторыми мелочами.

— В мое отсутствие дом превратился в учреждение, где не осталось места для личной жизни.

— Не преувеличивай. Я сейчас вернусь.

Тэй вышла из комнаты и через накуренную гостиную прошла на веранду. Слим сидел на ступенях и смотрел на звезды.

— Кто сейчас на дежурстве?

— Джо. Вы что-то хотели сказать?

— Ты стал слишком догадливым.

— Я видел ваше лицо, когда Крис произнес имя Рэймонда Кафри.

— Да. Этот человек принесет нам несчастье и тебе не стоит с ним встречаться.

— Он опасен?

— Думаю, что с Кафри что-то может случиться.

— Хорошо. Вы правы, мисс Тэй. Я доверяю вашему холодному рассудку, дополняющему горячность хозяина. У меня будет повод показать Майклу Кэрру, что я тоже кое-что стою.

— Не перегни палку. Этот репортер на ходу подметки режет.

— Я думаю, ему следует преподать урок.

— И не забудь о старикашке. Хоть тебе и даны права распоряжаться казной, держись в рамках.

— Я умею быть экономным.

Тэй вернулась в гостиную и прошла к телефону. Второй раз она беспокоила своего абонента поздно ночью. Но в первый раз братья об этом не догадывались, а в этот раз Джак сидел на ступенях лестницы, ведущей на второй этаж. У Чеза сильно болела голова, и Джак решил покурить в коридоре.

Телефон находится под лестницей, Тэй не подозревала, что над ее головой кто-то есть. Она была обеспокоена и нетерпелива.

Когда Джак услышал слова "нужны охотники… ", он понял, откуда на их с Чезом головы свалилось столько бед сразу.

4. Вопросы и допросы

Помощник губернатора по безопасности Сидни О'Нил прошел вдоль коридора, где стояло множество скамеек, и все они были заняты посетителями.

Он впервые попал в здание окружной прокуратуры, и у него в голове мелькнула мысль, что каждый человек, попадающий сюда на прием, является потенциальным преступником и то, что в коридоре стояли деревянные скамьи, ничем не отличающиеся от скамьи подсудимых, прием правильный. Это заставляет человека хорошенько подумать и психологически подготовиться к худшему варианту своего будущего. Они сидели здесь часами, днями и месяцами. Они выходили отсюда надломленными и усталыми, они видели огромные мраморные колонны, высокие своды, статую Фемиды и ощущали себя ничтожеством перед законом.

Клерк проводил О'Нила до кабинета окружного прокурора и открыл перед ним дверь. Помощник губернатора нахмурил лицо и вошел в просторное помещение.

За длинным столом заседаний сидели Мэлвис Бэрроу, руководитель федеральной полиции, Барк Селлерс, председатель комитета по надзору за исправительными учреждениями и отдельно от гостей, на кожаном диване у стены, раскинул свои телеса хозяин кабинета Уильям Фостер.

Бросив шляпу на стол, О'Нил прошел к столу и сел.

— Здравствуйте, господа. В последнее время мы вынуждены встречаться только из-за неприятностей. В штатах Индиана, Иллинойс и Мичиган пришла эпидемия бандитизма. Не далеки те дни, когда здесь правил Аль Капоне и на улицах трещали автоматы и раздавались взрывы. Общими усилиями мы навели прядок, но затишье не длилось долго. Должен вам сообщить, что после совещания губернаторов Северо-восточных штатов, они доверили мне курировать ход расследования по делу Дэйтлона, мне даны все полномочия и право на применение любых мер по пресечению преступности.

— Мистер О'Нил, мы уже получили соответствующие телеграммы и в курсе дел, — заявил Фостер. — Не будем терять время на пустяки. Сейчас стоит только один вопрос. Необходимо выяснить, каким образом Дэйтлону удалось выпутаться из кандалов.

О'Нил напрасно пыжился. Его полномочия не придали ему вес. Законники продолжали относиться к нему, как к временщику и ставленнику нынешнего губернатора, а такие люди легко взлетают ввысь и так же легко падают вниз.

— Не успел я составить обвинительное заключение, как получил сообщение, что Дэйтлон бежал, — продолжал ворчать Фостер. — Гариман, — обратился он к клерку, который стоял в дверях. — Вызовите моего секретаря, стенографистку и поставьте конвой у дверей.

91
{"b":"28643","o":1}