ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вот этого я тебе не скажу. Я туда не поеду, но ты можешь аккуратненько сделать несколько снимков.

— Они встречаются на улице?

— Навряд ли.

Кэрр окончательно проснулся.

— Не тяни кота за хвост, Слим.

— Это не кот, а тигр, и я советую тебе не дергать его за хвост. Я знаю только то, что Рэй Кафри ждет Дэйтлона в забегаловке под названием «Звездный дождь». Я не знаю, где это, потому что никогда не был в Форт-Гуроне, но я знаю, что она открывается в восемь утра. Это и заставило меня позвонить тебе в неурочный час. Если ты приготовишь себе сэндвичи и, прихватив несколько бутылок с пивом, сядешь в машину, то через пару часов доберешься до Форт-Гурона. К восьми часам ты сумеешь найти эту забегаловку. Только на суй туда нос. Пристрелят. С этим Кафри шутки плохи. Ты можешь щелкнуть их из машины. Второе. Я не уверен, что Дэйтлон придет в первую точку. Он слишком хитер. Скорее всего, он позвонит Кафри и предложит приехать в другое место. Можешь проследить за его машиной, но не наступай на пятки. Кафри стреляет, а потом задает вопросы. Не строй из этого похода больших планов. Мечтай о том, что ты получишь пару снимков.

— Чем я тебе обязан за информацию?

— Подробным докладом. Мы же сотрудничаем, Майк. Ты мне, я тебе. Древнейший способ общения.

— О'кей, Слим. Звони вечером.

На этом разговор был закончен. Кэрр зарядил фотокамеру, собрал провизию, выпил вчерашний кофе и, прыгая через две ступени, побежал вниз.

Стрелки часов приближались к полудню. Кэрр, просидев в машине до одиннадцати часов, не выдержал и зашел в таверну под громким названием «Звездный дождь», уселся за угловой столик и заказал себе пиво.

Этот «Звездный дождь» находился на автостраде Чикаго-Лансинг, и в основном его посещали водители грузовиков, путешественники и коммивояжеры, проезжающие в одну и другую стороны. Лица мелькали, сменяя друг друга. Кэрр разглядывал каждого, кто пересекал порог кафе. Он ждал. Он умел ждать, как умеют это делать засевшие в засаде охотники. Ему приходилось просиживать сутками ради одного единственного снимка. Время шло, но ничего не происходило. Майкл верил Слиму, он не походил на болтуна и, если о чем-то говорил, то его прогнозы сбывались. Но, если рассуждать логично, то вряд ли Кафри сунется в такое людное место. С другой стороны, это местечко имело свои плюсы. Народ здесь проезжий, и никто долго не задерживался. Кто-то заходил и даже не присаживался за стол, а покупал продукты в дорогу, некоторые оставались завтракать, но никто, как Кэрр, не сидели здесь часами, опорожняя кружку за кружкой.

Сам городок ничего из себя не представлял. Точка на дорожной карте, несколько крупных улиц и пара фабрик, где изготовляли всякий хлам для скобяных лавочек. Основное его преимущество, если оценивать город с точки зрения Кафри, то, что Форт-Гурон был сквозным пунктом. От него шли дороги в Лансинг, Детройт, Чикаго, Ист-Чикаго и на юг. Если ты упустил человека в этом месте, то можешь забыть о преследовании.

Сейчас наступило то самое время, когда поздние завтраки закончились, а ранние ленчи не начались. Кэрр чувствовал себя голым. Кроме него в зале находилось еще двое посетителей. Ему показалось, что его столь долгое присутствие может насторожить бармена и официантов.

Глядя на бармена, Майкл решил, что этот тип вполне подходит на роль хозяина заведения. Он давал распоряжения официантам, отвечал на телефонные звонки и принимал накладные, когда к забегаловке подъехал фургон с продуктами.

Однако, на Кэрра никто не обращал внимания. И репортер, изучая лица официантов и хозяина, скучал. Бармен казался ему слишком толстым, а его глаза — похожими на рыбьи окуляры без цвета и всякого участия к окружающему миру.

Кэрр, однако, заметил, что заходили клиенты, которые не платили денег, а лишь шептали что-то на ухо бармену, и он выдавал им пакеты из-под прилавка. Если здесь перевалочный пункт какой-то контрабанды типа марихуаны, то его не могли не принимать во внимание. Они делали вид, что не замечают парня в углу, а на самом деле держали его на мушке. Кэрр решил, что пересиживать здесь рискованно. Оставив деньги на столе, он неторопливо вышел из таверны.

Он вышел в тот момент, когда к дверям подкатили два черных лимузина и затормозили напротив дверей. Из первой машины вышли трое парней, осмотрелись по сторонам и подошли к входной двери. Один из здоровяков схватил остолбеневшего Кэрра за локоть и оттолкнул в сторону, словно тот был стулом, оставленным посреди комнаты.

Из передней дверцы второго автомобиля выскочил еще один здоровяк и открыл заднюю дверцу. Все ребята имели на физиономиях отпечаток, который водой не смоешь. Кэрр не сомневался, что у них под полами пиджаков пояса с полным комплектом боеприпасов.

Из машины на тротуар ступила нога в белых гетрах. Эдакий денди в канотье, полосатом костюме и мордой гориллы. Такого ни с кем не спутаешь. Кэрр злился на себя за нетерпеливость. В десяти шагах от входа стояла его машина, а в отделении для перчаток лежала «лейка», заряженная пленкой. Он успел бы сделать пять кадров.

Рэй Кафри покосился на журналиста и проследовал в кафе. Его свита последовала за ним. В машинах остались шоферы, разодетые, как родственники Рокфеллера.

По другую сторону улицы находилась аптека и канцелярский магазин.

Кэрр секунду думал, затем перешел дорогу и зашел в аптеку. Здесь была телефонная будка. Кэрр всегда помнил о всех своих соглашениях.

Детектив Элквист встал, когда в его крошечный кабинет вошел капитан Чинар.

— Сиди, приятель. Я знаю, что ты не протираешь зря штаны в кабинете, поэтому я не возражаю, если ты будешь сидеть, а я стоять. Какие трудности?

— Вы правильно задали вопрос, капитан. Мне постоянно приходится иметь дела с трудностями. Вести следствие так, чтобы не привлекать к себе внимание, очень трудно. У меня начинает складываться впечатление, что ФБР взяло меня под колпак. То, что эти ребята по колено в дерьме, я не сомневаюсь, но копать под них яму детективу второго класса так же трудно, как выбиться в советники президента.

— В чем трудности?

— ФБР ведет параллельное следствие. Они хотят выяснить то же самое, что и я. Но я начал раньше. Мне удалось вычислить и найти типа, который пришел в тюрьму Краун-Пойнта и выдал себя за адвоката Дэйтлона. Его зовут Микки Ролс. Он очень известный иллюзионист и находится здесь на гастролях. Ему около шестидесяти и выглядит он очень солидно. От меня он ничего не скрывал и весело смеялся, рассказывая историю с тюрьмой, как будто подшутил над друзьями. Его наняли за пятьсот долларов. Его задача заключалась в том, чтобы проникнуть в тюрьму Краун-Пойнта и передать Дэйтлону посылку. Хитрость в том, что он должен был обмануть охрану и суметь передать коробку конфет так, чтобы те не заметили. На словах он должен был сказать число и час. В этот день, как мы знаем, Дэйтлон сбежал. Узник передал ему записку. Фокусник сумел так обтяпать дело, что никто ничего не заметил. Причем он сказал, что его наниматель был в гриме. Ролс артист и видит, когда у человека наклеены усы и он скрывает свои глаза за темными очками. Ролс получил от него визитную карточку адвоката и разрешение на свидание с Дэйтлоном. Разрешение было подписано директором тюрьмы. Подтверждение этому получить невозможно. Директор сидит в следственном изоляторе прокуратуры, куда меня не допустят. Ролс вышел после свидания с Дэйтлоном на улицу, передал записку нанимателю, получил деньги за работу, и они разошлись навсегда. На этом мое следствие закончилось. Кто-то узнал о моих встречах с Ролсом. Далее выясняется, что фирма, изготовившая сейф, в котором скрывался электрический ключ от замка «красных ворот», не обнаружила у себя дубликата ключа. Он исчез. Когда, неизвестно! Документация с цифровыми кодами замком кем-то спутана. Правда, в фирму, изготовляющую сейфы, может зайти любой беспризорник через окно. На мой запрос в управлении по надзору за исправительными учреждениями, я получил ответ, что за последние две недели двенадцать сотрудников утеряли свои документы. Причем, у каждого нашлась веская причина для оправдания собственного разгильдяйства. Таким образом, мы зашли в тупик. Работали профессионалы, прошедшие спецподготовку. Охранник тюрьмы погиб от прокола сердца. В истории криминалистики я не нашел похожего случая. Ему воткнули под левую лопатку спицу, которая прошла между ребрами и проткнула сердце. При этом он потерял крови меньше чайной ложки. Смерть наступила мгновенно. Вот, что меня удивляет, капитан. Мы видим перед собой заурядного, но дерзкого грабителя, который хамит полиции и острит с журналистами, который врывается в банки и стреляет из автомата по люстрам. Все это нам знакомо. Гангстер, он всегда оставался гангстером. Но как только мы начинаем копать глубже, то понимаем, что мы полные идиоты, и что весь этот маскарад не имеет ничего общего с сутью проблемы. Полиция как бы в стороне от происходящего. Мы поддерживаем популярность Дэйтлона и помогаем ему разыгрывать сцены на потребу публики. Но я помню, как Дэйтлон устраивал налет и прикрывал его снайперами с крыши банка. Этот факт не стал достоянием общественности, потому что Дэйтлон выяснял отношения с ФБР.

94
{"b":"28643","o":1}