ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Здесь также горел свет, а в воздухе стоял легкий запах духов. Очень знакомый, щемящий сердце аромат. Обыск этого скромного закутка я провел более тщательно. Кобура с автоматическим пистолетом тридцать пятого калибра была ловко прибита к боковой панели шкафа и загорожена висящим полотенцем. Стоило протянуть руку — и оружие вынуто из кобуры. Эту пушку мне пришлось разрядить, именно она, как я предполагал, отправила Вэнса на тот свет. В небольшом саквояже, под постельным бельем, хранились женские побрякушки. На эти, слепящие глаза, бриллианты, рубины и гранаты могло жить не одно поколение многодетных семей. Среди груды жемчуга застряла знакомая брошь. Ветка из бриллиантов. Я хорошо запомнил ее.

Всего увиденного было вполне достаточно, чтобы сделать окончательные выводы, Я вернулся в каюту Конна, сел в кресло и стал ждать. Они вернулись вместе. Прекрасная, на первый взгляд, парочка. Глэдис, одетая в спортивный костюм, выглядела усталой и казалась старше своих лет, правда, я никогда не уточнял ее возраста. Конн, как всегда, имел деловой вид, но на сей раз в его глазах торжества было больше, чем тоски и отчаяния. Мой визит их несколько озадачил. Глэдис замерла в дверях, а Конн посреди каюты.

— Как вы сюда попали? -спросил он.

— Банальный вопрос.

Немного очнувшись от легкого шока, он задал следующий вопрос.

— Вы нашли убийцу моей сестры?

— Разумеется. Когда меня нанимают, я выполняю условия договора. Но так получилось, что на мою долю пришлось одновременно несколько заданий, и со всеми я справился. На данный момент у меня готов отчет.

— У меня нет времени на выслушивание отчетов. Через час корабль отплывает.

— Часа мне хватит.

— Извини, дорогой, — вмешалась Глэдис. — Не стоит торопиться. Вряд ли этот человек сойдет на берег. Он наверняка знает больше, чем следует. Мы высадим его в открытом океане.

— Трезвая мысль, мисс Фоули. Жаль, вам не удалось меня уничтожить на суше, но на ловца и зверь бежит.

— Что он знает? — задал вопрос Конн, не спуская с меня глаз.

— Мне самой интересно послушать.

— О'кей, приятель, я тебя выслушаю. Наш милый разговор был неожиданно прерван. В каюту ворвался тот самый толстяк и еще один матрос. Они втащили брыкающуюся Айлин. Девушка сверкала глазами, как дикий зверек, попавший в капкан.

— Простите, сэр. Эта дикарка проникла на судно с оружием. Едва отловили.

Глэдис покрылась краской, ее лицо вспыхнуло, как спичка.

— Сука! — крикнула Айлин. Эпитет был адресован мисс Фоули. Конн развернулся и влепил девчонке пощечину.

— Оставьте ее, — приказала Глэдис.

— Но она опасна, — возразил толстяк.

— Усади ее на стул и привяжи, — гаркнул Конн. — Мы с ней разберемся сами, Лем.

«Морж» толкнул Айлин, и девушка упала в кресло. Тогда он сорвал шнур с занавеской с входной двери и стянул Айлин руки за спиной. Когда зверька успокоили, Конн запер дверь на ключ и сел на диван.

— Хорошая компания у нас собралась.

— Лучше не придумаешь, -ухмыльнулась Глэдис и поставила стул возле двери в смежную каюту. Удобная позиция, если вспомнить, что до висящего полотенца она с легкостью дотянется рукой.

— Перед одним нанимателем я уже отчитался. Так получилось, -что в этой каюте собрались остальные. Мистер Конн меня нанял, чтобы я нашел убийцу его сестры, мисс Фоули меня наняла, чтобы я нашел или уничтожил — это в идеале — Мейкопа. Мисс Сэтчер просила меня найти Вэнса Кейлеба. Правда, история началась банально. Некая дама, выдававшая себя за Хэйзл Кейлеб, пожелала, чтобы я был свидетелем измены ее мужа, Эрвина Кейлеба, подозревавшегося в связи с Айлин Сэтчер. Все мои наниматели, за исключением капитана, были женщины и ни одна из них не говорила правды. Согласитесь: в таких условиях очень трудно работать…

— Может быть, — перебил меня Конн, — вы закончите саморекламу и перейдете к делу?

— У меня есть один час, капитан, и этого мне вполне хватит. Тот отчет, который вы услышите, лишь репетиция. Основной, более лаконичный и доказательный, ляжет на стол окружного прокурора.

Глэдис усмехнулась.

— Их надо убить, а не судить! — глаза Айлин метали молнии.

— Я не палач, мисс Сэтчер. Я обычная ищейка и сверх заданных рамок не действую. У меня перед глазами прошел интересный спектакль. Но самое ценное в нем то, что он не доведен до финала и аплодисментов не будет. Какие-то детали пришлось дофантазировать, но в случае чего вы, мисс Фоули, меня поправите.

— Для вас это уже не имеет значения.

— Ну как сказать. Когда я чего-то не знаю, то начинаю нервничать, а это помогает мне выпутываться из самых непредвиденных ловушек. Глядишь — море выпью и посажу вас на мель.

— Он сумасшедший, — заключил Конн.

— Конечно. Весь мир сошел с ума. Нормальные люди так не живут. Впрочем, в моем рассказе не о них речь.

Всю эту историю можно разделить на несколько отдельных частей со строго определенными действующими лицами, объединенными одним интересом. Обычным и повседневным, тем, чего не хватает всем и во что упирается наша жизнь. Деньги. Все дела из моей практики сводились в конечном счете к деньгам. Если от дерева отойти подальше, то увидишь пышную крону. Если подойти ближе, то можно различить плоды, но для этого следует рассматривать каждую ветвь отдельно. Это философское отступление-для слабоумных, к таковым я отношу себя, а не вас. Как тугодум, я, как правило, начинаю с отдельной ветки.

Итак, центральный ствол-это мистер Кейлеб. Все держалось на нем. Он взвалил на себя непосильную ношу и надорвался. Слишком много впитывал денег из благодатной почвы и созрели крупные плоды, в результате ветви не выдержали и обломились все разом. Дерево погибло.

Теперь о ветви, ставшей со временем главной. Глэдис Фоули. Вдова. Женщина с большой волей, целеустремленностью и ограниченными средствами к существованию. Добычу денег возвела в ранг жизненного кредо. Банальное начало, никого этим не удивишь. Никто денег не отменял и никто от них не отказывался. Но и не каждому представлялся случай, какой представился Глэдис. На глазах женщины, уже не первой молодости, но еще не потерявшей надежды на красивую жизнь, огромными доходами управлял человек, который, как она считала, не умел ими по-настоящему распорядиться. Трудно сказать, когда Глэдис Фоули решилась на отчаянный шаг-устранить с дороги хозяина и взять все в свои руки, но она решилась на это, очевидно, еще не подозревая о том, что за этим последует. Наверное, она понимала, что такой капитал сам в руки не приплывет и потребует борьбы. В запасе у Глэдис имелось неплохое боевое оснащение. Первое я самое мощное-это необходимая информация, второе — внезапность удара, и третье — женские чары.

Но стерильно чистого преступления не бывает. Эта истина, не требующая доказательств, не бывает и бескровных боев. Глэдис была готова на все и, сочинив сценарий, села за режиссерский стол. Актеры, как шахматные фигуры, уже стояли в мизансценах. К ее огорчению, ей как режиссеру не пришлось самой отобрать артистов, она работала с теми, кто уже состоял в штате театра. Преимущество Глэдис заключалось в том, что она хорошо знала индивидуальность и меру таланта каждого из исполнителей.

Но вернемся к самой идее. Она возникла не на пустом месте, а лишь после того, как очарованный Эрвин Кейлеб предложил Глэдис Фоули стать его любовницей. Он понимал, что такая дама потребует соответствующей отдачи. И Глэдис не обманула ожиданий своего патрона. Она не стала обычной подстилкой, она стала доверенным лицом. Не в первый же день, конечно, а постепенно. Тонкая, чуткая, умная, она заменила Кейлебу жену, друзей, партнеров, стала первым советчиком и утешителем. Кейлеб доверял своей подруге самые сокровенные тайны. Через год их связи, о которой поначалу никто не догадывался, Глэдис почувствовала в себе достаточно сил для перехода к активным действиям. Правда, пока не хватало надежной опоры. Вскоре появилась и опора. Но об этом чуть позже.

Теперь несколько слов об изначальной ситуации. В свое время Кейлеб вышел на одного поставщика из Колумбии. Капитан сухогруза «Джефферсон» Стив Чакмен, привозивший ему кофе, однажды предложил Кейлебу побочный товар: Из коки можно делать отличный наркотик. Но для этого нужна лаборатория и пара толковых химиков. Затраты небольшие, а прибыль колоссальная. Мексиканцы перепродают готовый наркотик втридорога. Есть смысл избавиться от посредника и захватить рынок". Кейлеб нащупал каналы, съездил в Лос-Анджелес и получил консультацию профессионалов. Он был хорошо знаком с деталями бизнеса еще по Нью-Йорку. Поскольку товар из Турции попадал прямиком на восточное побережье и переправлять его через страну на запад было очень дорого, Кейлеб давно заду. мывался о Латинской Америке. Идея Чакмена лишь подстегнула его. Кейлеб был гениальным стратегом, с огромным опытом, если вспомнить, что из себя представлял его концерн в момент зарождения.

47
{"b":"28644","o":1}