ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Кейлеб лишь восхищался своей секретаршей, забыв о том, что ее рекомендовал Пессетайн-человек с, мягко говоря, небезупречным прошлым. И после долгих ухаживаний она снизошла до стареющего магната с юношескими чувствами и пустила его в свою постель. Но Глэдис понимала, что Кейлеб, хотя и дороживший ею все больше в больше, все же не разорвет ради нее семейные узы, а зна-чт, она не может рассчитывать на наследство, страховку или крупный куш. Ей приходилось довольствоваться хорошим жалованием, дорогими подарками и унижающими ее достоинство двумя процентами с наркобизнеса. Шли годы, а Глэдис лишь удалось купить новый, но далеко не отвечающий ее вкусу и запросам, дом. И все это при том, что ей приходилось терпеть возле себя старого селадона, страдающего астмой. Кроме того, ей давно стало ясно, что бизнес надо вести иначе. Но Кейлеб был консервативен и не желал терять старых партнеров, он опасался резких перемен, которые предлагала Глэдис. Упрямство Кейлеба бесило секретаршу, она зависела от своих процентов, тогда как Кейлебу с избытком хватало того, что он имел.

К тому моменту, когда Глэдис знала о нарко-бизнесе все и даже больше, ситуация складывалась следующим образом. Джаспер Конн, основной поставщик Кейлеба, безумно влюбился в секретаря концерна. Присмотревшись к нему, Глэдис решила, что этот сильный, энергичный человек; может стать ее сообщником. Она делала все, чтобы Конн сходил по ней с ума и держала морячка на хорошей дистанции, превосходно разыгрывая роль порядочной женщины, которая любит молодого капитана, но вынуждена жить со стариком из-за своего бедственного положения. В результате Конн возненавидел Кейлеба. Существовало еще одно обстоятельство, которым следовало воспользоваться: капитан обязан был работать на Кейлеба еще три года, не имея с товара никакой, прибыли. Все это давало Глэдис основание предполагать, что в случае чего смерть Кейлеба не заставит Конна проливать горькие слезы. Словом, для нее наступил подходящий момент, чтобы пустить наконец Конна в ту же постель, которую минутой раньше оставил Кейлеб. Капитан окончательно теряет голову. Страсти накаляются.

С этого момента можно начать главу о недостатках и просчетах Кейлеба. Самый крупный недостаток, а одновременно, и просчет-Гладис Фоули. Второй просчет — капитан Джаспер Конн. Этот парень был не настолько глуп, чтобы не понимать, что он окупил весь свой кредит за полгода работы на наркобизнес Кейлеба; однако Кейлеб из-за своей невероятной скупости скостил Конну лишь год. Надо, сказать, это качество раздражало и других его партнеров-к примеру, феркенса, Блэка. Словом, так., или иначе враги или полувраги, люди, желающие выйти из-под контроля, Кэйлеба, существовали, и достаточно было небольшой, встряски, чтобы превратить их в союзников противоборствующей стороны. Ошибка Кейлеба заключалась также и в том, что он был слишком самоуверен. Он не работал с людьми, а распоряжался ими, давил на своих партнеров, а не шел им навстречу. Даже его собственная жена Хэйзл Кейлеб, стоявшая у истоков бизнеса; не получала за свой труд ничего, кроме унижений. Она видела, как ее муж, которому она отдала все — и молодость, и силы, предпочитает развлекаться с другими женщинами, а ее посадил на цепь, как сторожевого пса, и только требовал верной службы. Связанная с наркотиками вплотную, она и сама постепенно превратилась в наркоманку. Хэйзл была одним из самых глупых и опасных упущений Кейлеба. А ведь нет ничего страшнее врага в собственном доме. Что касается Сиднея, то он также не пролил бы слез над гробом босса. С оборота наркотиков он не имел ни цента, а отвечал за шестьдесят процентов его реализации! Он обеспечивал Блэка, которого ненавидел всеми фибрами души, он накачивал героином местных толстосумов, которые толкались? в его клубе, он горел первым в случае провала. И все это за пятьдесят процентов прибыли с клуба и игорного бизнеса, а не с наркотиков, которые ставили его под главный удар. Такой человек не мог быть другом Кейлебу, Не стоит забывать, что Кейлеб знал о Феркенсе все и в любой момент мог сдать его мексиканским властям. А тех, кого человек боится, он любить не может. Тут все понятно.

Следующим из близкого окружения Кейлеба можно назвать Пессетайна. Химик, профессор, уголовник, человек хитрый и опасный, Элиот Пессетайн работал на Кейлеба с удовольствием: он получал хорошие деньги и имел лабораторию, где мог заниматься любимым делом; и, в конце концов, после многочисленных экспериментов, получил-таки самый чистый героин. Было чем гордиться. Но вот на-мтупил перелом:: вместо сырья в порт начали доставлять чистый наркотик. Нужда в лаборатории отпала. Пессетайн едва не очутился на улице. Кейлеб «пожалел» его-слишком много знает. Он поручает Пессетайну регулировать рынок. Лишившись любимого занятия, профессор превращается в обычного гангстера. Теперь его дело — ведать складами и транспортом. Товар, прибывший на «Шип Харборе» и «Джефферсоне», передается Пессетайну. Кони понятия не имеет о существовании клуба «Козерог», оптовиках из Чикаго, Хьюстона, Филадельфии, он даже не знает о Блэке. Привез и сдал. Никаких подробностей. Пессетайн делит товар на три группы и доставляет со склада в клуб «Козерог» для элиты и Блэка, с другого склада получают оптовики, но уже из рук самого Кейлеба, Пессетайн лишь доставляет груз на этот склад. За эту черную работу профессор получает гроши. Он уже не может содержать собственный дом у океана и капризную танцовщицу из клуба «Козерог», которая годится ему во внучки. Не трудно понять, что Кейлеб своими руками создал себе еще одного врага. О ком еще следует сказать, так это о Рэнделе Хардинге — человеке, который на собственные средства создал самого Кейлеба. Нельзя его недооценивать. В какой-то момент Хардинг узнает о побочном бизнесе партнера — шила в мешке не утаишь. Но Хардинг не лезет в дело. Он очень осторожен и достаточно богат, чтобы не клюнуть на опасный бизнес. Свой капитал он сколотил на торговле спиртным еще во времена сухого закона, когда Кейлеб мирно преподавал экономику в Нью-йоркском университете. Хардинг не понаслышке знал. с каким риском связана любая контрабанда, и успел вовремя остановиться и легализовать нажитый капитал. Кейлеб же закусил удила. Он слишком долго прожил с Хэйзл в убогих условиях. Небольшая квартирка в Бронксе, вечные долги и страх перед завтрашним днем сделали его алчным и ненасытным. Когда Хардинг предложил Кейлебу войти с ним в долю и создать фирму по импорту кофе, он видел в Кейлебе в первую очередь талантливого экономиста, решительного реформатора с отличными.деловыми качествами. Но талантливый экономист слишком быстро перетянул одеяло на себя. Договор с равными условиями — пятьдесят на пятьдесят, придуманный Хардингом на свою голову, быстро обнаружил лидера. Хардинг боялся потерять партнера и пошел на уступки, отдав ему контрольный пакет акций. С каждым годом Хардинг терял очки, а вес Кейлеба возрастал. Наступил момент, когда Хардииг превратился в тривиальное зеркало и лишь повторял за своим удачливым «альтер эго» его ужимки, хотя юридически и оставался совладельцем концерна. Попытка Хардинга предостеречь Кейлеба от опасного бизнеса лишь подбросила поленьев в огонь. Кейлеб решил, что вполне справится и без партнера. Но не так просто убрать Хардинга с дороги. Умный, хитрый, опытный, осторожный враг. Враг, который догадывался о планах компаньона и понимал, что юридически свалить его невозможно. Реально только физическое уничтожение. Глупый контракт о переходе акций одного к другому в случае смерти теперь стал камнем преткновения. Для Хардипга он превратился в катастрофу. Здесь, как в голливудском вестерне — кто первый выстрелит. Хардинг не умел стрелять и боялся оружия. Перед ним выросла огромная проблема, требующая быстрого разрешения, а он тянул и ждал. Без сомнения, Рэндел Хардинг пополнил стан врагов Кейлеба.

Но были люди, которые восхищались Эрвином Кейлебом. К ним можно отнести оптовиков из других штатов, которые приезжали в Сан-Франциско, клали на стол чемодан с деньгами и тут же увозили грузовик с героином, от продажи которого получали два чемрдана. С этими людьми Кейлеб был предельно почтителен. Но у них был один недостаток— они оставались обычными гангстерами, не более того. Люди этой категории, как правило, не очень надежны и верны, и то, что Кейлеб делал на них главную ставку, а это было именно так. тоже можно считать его промахом или ошибкой.

49
{"b":"28644","o":1}