ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Айлин знала, что Кейлеб получил от Мейкопа полтора миллиона наличными и что эти деньги в доме Кейлебов. Молодые влюбленные решили воспользоваться ими, как только отец Вэнса уедет в Филадельфию, а там.пусть ищут. Мексика, Канада. С такими деньжищами в любой стране жить можно, и никто не найдет. Но случилось другое. Хэйзл сообщает сыну, что отец убит и ей самой грозит опасность. Вэнс передает новость Айлин, и они решают реквизировать деньги немедля. Однако Вэнс не доверяет словам матери. Героиновый бред, галлюцинации. Он решает сам проверить страшную информацию. Они берут чемодан и едут в Камер-Холл. Айлин остается в машине и ждет. а Вэнс идет в дом. Никто из них не предполагал, что Глэдис следила за Вэнсом и за городским домом Кейлебов сразу же по возвращении из Камер-Холла, чтобы не пропустить Хэйзл. Но Хэйзл в дом не вернулась. Глздис видит Вэнса и Айлнн и решает, что Вэнс выведет ее на нужный адрес, но сын виделся с матерью раньше, а теперь торопился в Камер-Холл. Глэдис уверена, что Вэнс ничего не найдет-труп спрятан надежно. Его наверняка послала мать — может быть, даже за оставленной сумочкой. В любом случае он должен с нею встретиться. А это-то я нужно было Глэдис. Однако события пошли по другому руслу. Следом за Вэнсом к дому подъехала незнакомая машина. Приехала Хэйзл с каким-то типом, похожим на полицейского. На счастье Глэдис, Хэйзл осталась в машине. Как только сыщик исчез из поля зрения, Глэдис появилась из леса и сделала знак Хэйзл. Возможно, это выглядело иначе. Скорее всего, настоящая Хэйзл не вышла бы из машины. Нелли Конн вышла. Она не боялась Глэдис, зная о ее связи с братом. Но не учла, что сама она выглядит необычно: на голове парик, на глазах очки, на груди фамильная брошь.

Глэдис узнала сестру своего партнера лишь после того, как перерезала ей горло.

— Нет! Ложь! — вскрикнула Глэдис.

Конн превратился в статую. Он не шевелился.

— Ее убил Пессетайн!

— Ее убила ты, Глэдис, -твердо сказал я. — Брошь Хэйзл в твоем саквояже под постельным бельем. Я поначалу тоже думал, что это сделал Пессетайн. Но потом понял, что сделала это ты. Ты выскочила из леса в полной растерянности и наткнулась на Вэнса. Он видел тебя с окровавленными руками и поэтому ты его убила. Пессетайн не испугался бы мальчишки, Вэнс никогда его не видел, а так парень становился опасным свидетелем. Ты его убила бы сразу же, но помешал незнакомец, выскочивший из дома следом за Вэнсом. Пришлось скрыться и бросить труп Нелли на милость случая.

— Она не Вэнса испугалась, а меня, -тихо сказала Айлин. -Я не осталась сидеть в машине, как вы велели, а пошла следом за Вэнсом. Я видела, как подъехала машина и как вы зашли в дом. Я видела, как Нелли вышла из машины и ушла с матерью в лес. Потом раздался короткий вопль. Я все поняла.

— Что??? — На такое даже моей фантазии не хватило.

— Только поэтому я и жива до сих пор.

— А отец — Хардинг?

— Восемнадцать лет назад, когда я родилась, они разошлись. Кто может жить с такой стервой. Меня удочерил второй ее муж, Рид Сэтчер. Он умер при странных обстоятельствах-после того, как оставил завещание. Но имущество описали за банковский кредит и ей ничего не досталось.

— Вы все рехнулись! Идиоты! — завопила Глэдис. От страха ее глаза готовы были выскочить из орбит.

— Я так и знала, что это она убила Вэнса! И ты, сыскная крыса, ничего не смог сделать. Кому нужны твои басни после того, как в живых остались одни сволочи.

Глэдис созрела для разрешения всех проблем одним махом. Она протянула руку и через секунду в ее руке появился пистолет тридцать пятого калибра.

— Ну хватит! Вы все мне надоели.

— Осторожней, он может выстрелить, -спокойно сказал я.

— А ты рассчитывал выйти отсюда живым?!

— Ну, если не живым, так облегченным. Однако моя история еще не закончена. Стоит рассказать, как ты уничтожила всех своих подручных, как шантажировала генерала Фуллера и вынудила его перевозить наркотики в Техас, но я не успел еще указать тебе на твои ошибки.

— Я их и без тебя знаю.

— Ты умрешь, Глэдис! — произнес Конн. Его голос словно бичом стеганул по нервам. Фигура Конна оставалась неподвижной, но сказанное звучало так убедительно, что пробирала дрожь.

— И ты веришь этому кретину?

— Верю. Он говорит правду. Он нашел убийцу моей сестры, и это подтвердила твоя дочь.

Конн встал с дивана и направился к кителю. Я знал, что он хочет сделать, знала и Глэдис.

— Остановись, Джаспер! Не будь идиотом! Я люблю только тебя! Я не убивала Нелли.

Конн запустил руку в карман, я взялся за кобуру. Глэдис выстрелила в Конна, затем в меня, но пистолет лишь щелкнул два раза, обойма лежала в моем кармане. Я выхватил револьвер, но Конн успел выстрелить первым. Глэдис рухнула замертво. Ее зеленые глаза застыли и превратились в кукольные стекляшки.

— Бросьте оружие, Конн!

Он выпустил револьвер из рук. Ему уже на все было наплевать. Он сел за стол и уставился в иллюминатор. Корабль медленно отчаливал от берега.

— Развяжите меня, черт подери! — потребовала Айлин.

— Ты не умеешь себя вести, детка. Когда я вернусь, мы поговорим.

— Трепач неугомонный. Зануда.

— Доживешь до моих лет, если удастся, станешь занудой похлеще меня.

Я вышел на нос корабля и увидел маленькую фигурку на корме буксира. Даже на таком расстояний я не мог не узнать Харпера.

Когда я подавал ему сигналы, за мной наблюдал один из матросов. Он был точной копией Шона Грелла, но я не придал этому значения. У каждого своя дорога.

3

Битых три часа я отчитывался в управлений полиции в присутствии окружного прокурора, следователя ФБР и доставленных в кабинет Харпера, Конна и Айлин. Конн ничего не отрицал и был чистосердечен, точнее безразличен к своей судьбе. Айлин многое добавила к моему рассказу. Моя фантазия на девяносто процентов оказалась правдой, за исключением некоторых деталей. Дойл тем временем находился в военной комендатуре. Где шел допрос генерала Фуллера, к допросу был допущен Вик Линдон, принимавший участие в захвате самолета, набитого ящиками с наркотиком. На Конна страшно было смотреть, он. превратился в тряпку. Каждая новость была для него очередным ударом. Он боготворил Глэдис, и любая новая подробность биографии «волчицы» стегала его самолюбие. Окружной прокурор задал вопрос-с какого момента я начал подозревать Глэдис Фоули в причастности к наркобизнесу.

— Совершенно очевидным было то, что все связи Хэйзл и Кейлеба новый глава кейлебовского бизнеса решил уничтожить. Убит диспетчер, фотограф, исчез связной. Глупый и непонятный ход был сделан в разгар следствия. К убитому диспетчеру подбрасывают мою визитную карточку. Надо сказать, я их не раздариваю направо и налево, но их можно украсть. Украсть из моего пиджака, когда он, к примеру, висит на спинке стула, а не на моих плечах. Вытащить из бумажника, когда я сплю и не вижу своей одежды. Только у Глэдис Фоули имелась такая возможность в течение двух ночей, которые я провел в ее доме. Мне, как видите, приходится обнародовать данный факт. Но тут уж ничего не попишешь. Истина превыше всего. Но вернемся к делу. Мои подозрения подтвердил Мейкоп. Его можно назвать членом концерна, он знал все о его работе и после исчезновения Кейлеба принялся не за Хардинга, не за Пессетайна, а за Фоули. Только она владела всей информацией, только у нее могли быть деньги, только она могла распоряжаться товаром со складов. Глэдис недооценила этих двоих-Мейкопа и Блэка. Она считала, что легко избавится от них, но и тот и другой не могут существовать без своего бизнеса. Началась цепная реакция, переросшая в войну. Глэдис проиграла и ей ничего не оставалось, как уносить ноги и с помощью Конна начинать дело заново, сменив при этом дислокацию. До последней секунды я не был уверен на сто процентов, что руководитель группировки — Глэдис Фоули, но я твердо знал, что новый заправила находится на борту «Шип Харбора». Оставаться в городе при том, что здесь творилось, было глупо, Да и Конна выпускать из рук опасно. Конн все еще оставался блуждающей фигурой в партии, разыгранной Глэдис Фоули. Он не был уверен, что Хэйзл Кейлеб умерла, а значит, не мог знать, что корабль принадлежит ему. Конн не знал также, что его сестра перед Гибелью сделала его владельцем «Шип Харбора».

51
{"b":"28644","o":1}