ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Минут двадцать я просидел в машине напротив дома Кэйлебов, но Вэнс так и не появился. Его спешка оказалась блефом, в чем, собственно, я и не сомневался. Но у меня была привычка проверять свои версии, выводы и умозаключения. Парень меня заинтересовал, но я пока не был готов к обстоятельной беседе с ним.

К десяти часам yipa я подъехал к концерну Kэйлеба. Приемная дирекции встретила посетителя безмолвием. Чисто, тихо и безлюдно. Не успел я осмотреться, как дверь кабинета Рэндола Хардннга распахнулась и приемная осветилась появлением той самой миленькой девчушки, что так лихо барабанила на машинке. Не успела она хлопнуть ресницами, как я занял ее место и проскользнул в кабинет.

Рэндэл Хардинг стоял у окна с папкой в руках и читал какие-то бумаги. Он был высок, строен и напряжен. Золотая опрана очков, золотые часы и все остальное, чю полагается иметь при себе хорошо одетому человеку. Остроглазый, остролиций, с тонкими, как лезвия, губами и остроконечными усиками. Он был из той категории людей, которых не хлопают по плечу.

— Прошу простить за вторжение, мистер Хардинг. У меня к вам несколько вопросов и я не отниму у вас более пяти минут.

Мое неожиданное появление не смутило его. Он на секунду оюрвался or бумаг и движением руки пригласил меня сесть. Сто лет практики стояло за этим жестом. Я прошел к длинному столу и рухнул в глубокое кресло. Настолько глубокое, что я засомневался — а будет ли меня видно за подлокотниками. Здесь все имело увеличенные формы, а по ворсистому зеленому ковру впору ходить в болотных сапогах.

Не прошло и десяти минут, как Хардинг решил уделить мне немного внимания.

— Слушаю вас, — сказал он, вернувшись к столу и заняв свое место.

— Меня привело к вам дело не касающееся вас непосредственно, но мистер Кейлеб в отъезде и я решил, что вы сможете мне помочь.

— О каком деле идет речь? Какую организацию вы представляете?

Я достал визитную карточку и положил перед ним на стол. Он небрежно взглянул на нее и спросил;

— Что могло привести частного детектива в офис солидного концерна? Сюда даже полиция не заходит.

Хардинг смотрел на меня, словно я был представителем какого-то низшего вида животных.

— Я и пришел, чтобы не доводить дело до полиции.

— Любопытно. Продолжайте.

— Меня интересуют причины увольнения Айлин Сэтчер.

— Айлин Сэтчер? -в его глазах читалось разочарование. Немного подумав, он сказал:

— Я не вмешиваюсь в дела президента компании, если они не касаются моих служебных обязанностей.

— Президента нет в городе трое суток, столько же времени отсутствует его бывшая машинистка. Странное совпадение.

— Мистер Кейлеб уехал по делам в Нью-Йорк, а затем в Филадельфию. Где находится мисс Сэтчер мне неизвестно. Не вижу связи.

— А я вижу отчетливую связь. Он нахмурил лоб.

— Сплетни. Я серьезный человек, занятый важными делами, меня не интересуют глупые толки.

— Звучит как декларация. Хотя существует и другое мнение.

— Кто вас нанял?

— Я хотел бы избежать неприятностей, мистер Хардинг.

— Из-за увольнения машинистки? Чепуха. Вам следовало бы обратиться непосредственно к мисс Сэтчер, если не она ваша нанимательница. Вы обратились не по адресу.

Он был из тех осторожных и осмотрительных джентльменов, которые, увидев в окне ливень с градом, скажут; «Кажется, дождь начинается», а может, кто-то поливает с крыши. Этим стоило воспользоваться.

— Адрес один — концерн Кейлеба, а вы его генеральный директор. Речь идет о работнике вашей фирмы, точнее директорского секретариата. Мисс Сэтчер была уволена по непонятным причинам, после чего бесследно исчезла. Если я ее не найду в ближайшее время, этим займется прокуратура. Концерн попадет на заметку и у вас отбоя не будет от репортеров.

Мои слова заставили Хардинга съежиться. Некоторое время он разглядывал полированную поверхность стола, затем тихо произнес:

— Кое-что я могу сказать, но не уверен, что это поможет вам.

— Говорите, я уловлю суть.

— Какие-то взаимоотношения у Кейлеба с девушкой были, но я не знаю, какие именно и не берусь ничего утверждать. Айлин сущий дьявол. Я думаю, она так доняла Эрвина, что он выставил ее за дверь. Наш президент человек жесткий. Так что я не имею ни малейшего представления где эта девчонка. Может быть вообще уехала из города.

— И вы считаете, что это в ее характере-сдаться без боя? Не логичнее ли предположить, что она захочет отомстить?

— Кейлеб недосягаем! Он обладает огромным влиянием и силой. Такое предположение беспочвенно.

— Для вас он тоже недосягаем?

— Причем здесь я? Мы компаньоны. Мы обязаны находить общий язык и в каких-то случаях идти на компромиссы.

— Когда вы в последний раз разговаривали с мистером Кейлебом?

— Вчера. Он звонил мне домой из Филадельфии в районе двух часов дня. Разумеется, об Айлин мы не разговаривали.

— Вчера днем вы были дома?

— Да. Я целый день работал над новым проектом. К чему вы это спрашиваете?

— Так. Мне показалось, я вас видел иа северном шоссе.

— Вам действительно показалось. Его глаза превратились в заклепки.

— Спасибо за помощь.

Он что-то пробурчал на языке племени «Мня-Мням» и протянул мне руку. Она была мягкая и влажная, как дохлая рыба.

Ничего нового, кроме того, что Хардинг мне солгал о телефонном звонке, я из этой беседы не вынес.

Внизу, у входа в концерн, я встретил Глэдис ФоуЛи. В солнечном свете ее глаза были просто волшебными. Я готов был бросить все на свете, усадить эту женщину на скамейку в парке и смотреть на нее часами. Вряд ли своим видом я доставил ей хотя бы частицу подобного удовольствия. Увидев меня, она мягко и приветливо улыбнулась.

— Вы зачастили к нам.

— После знакомства с вами это не удивительно.

— Вам это не идет. Вы ведь детектив, не так ли?

— Я уже не удивляюсь вашей проницательности. У меня идея. На носу время ланча. Не возражаете, если я предложу вам что-нибудь перекусить в компании Шерлока Холмса?

Она немного смутилась, посмотрела на часы, взвесила все «за» и «против» и согласилась.

— Больше часа я себе позволить не могу. Концерн без меня развалятся.

— Чудесно. Совсем рядом есть миленький ресторанчик, где подают дары моря.

Мы вместе направились к моей машине. Рядом с такой женщиной я чувствовал себя красавцем. Думаю, она этого так увидела.

«Плавник акулы» неплохое заведение, я люблю в него заглядывать, когда шелестит в кармане. Нас усадили у окна за двухместный столик, где я мог в полной мере разглядывать свою собеседницу, даже если она сочтет меня наглецом. Знакомый официант, впервые увидев меня с женщиной, лез из кожи вон и бесконечно подмигивал мне, пытаясь оказать поддержку, в которой я не нуждался.

Мы заказали омаров в скорлупе, салат из анчоусов и форель под винным соусом. Такое я позволил себе впервые в жизни.

— Ну, а теперь признавайтесь, что вы хотите из меня выудить?

— Если сочетать приятное с полезным, то скажу откровенно, меня интересует ваш концерн.

— Вы думаете, это интересно? Мы закупаем в Латинской Америке кофе в зернах в обмен на трактора и считаемся монополистами в области поставок в нашу страну самых лучших его сортов. Выгодный бизнес. Могу вам сразу сказать, что криминального в этом ничего нет.

— Предприятие целиком принадлежит Эрвину Кейлебу?

— Он держит в руках контрольный пакет акций.

— Кому принадлежит другая половина?

— Рэнделу Хардингу. Они компаньоны. Хардинг очень богатый человек. Кейлеб открыл дело десять лет назад с помощью его капиталов. Тогда это была мелкооптовая фирма. Теперь она превратилась в гигантский концерн.

— Почему же Хардинг оказался на вторых ролях?

— У него нет тех деловых качеств, которыми обладает босс. Весь успех столь мощного роста можно отнести на счет Кейлеба.

— Акции наследуются?

— Интересный вопрос. У вас есть хватка предпринимателя. Нет, акции переходят к компаньону в случае смерти одного из них. Это справедливо. Хардинг и Кейлеб стояли у истоков дела. Они в поте лица зарабатывали каждый цент. Смешно, если придет сын Кейлеба на место отца и станет указывать Хардингу, как надо работать.

8
{"b":"28644","o":1}