ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бэтти открыла дверь. Двое мужчин стояли перед ней, еще один, облокотясь на перила, насвистывал, а четвертый собирался еще раз нажать на кнопку звонка. Девочка попыталась захлопнуть дверь, но высокий блондин, стоявший ближе всех, подставил ногу и, оттеснив Бэтти дверью, распахнул ее.

— О! Очаровательная маленькая леди! — пропел он с ласковой улыбкой. — Не подскажет ли нам леди, куда делась черная обезьяна, рычание которой мы слышали на этом этаже? Это страшное животное сбежало из зоологического сада, куда мы обязаны его вернуть.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, сэр. — Этот человек нравился Бэтти. У него были веселые голубые глаза и очень приятный голос.

— Мне показалось, что рычание этого зверя раздавалось из вашей квартиры.

— Но я одна, и у меня никого нет…

— Вот оно что! Невежливо, мисс, держать джентльменов на площадке.

Девочка растерялась.

— Но сейчас поздно… И потом, я же сказала, что у меня никого нет.

— Мы взглянем и тут же исчезнем… Хотите сувенир на память?

Блондин достал из кармана брелок-цепочку с золотым корабликом. Он протянул его Бэтти.

— Это за ваше гостеприимство… Берите же. Девочка неуверенно взяла безделушку и стала ее рассматривать. Мужчины ворвались в квартиру, словно их внес туда сильный порыв ветра. Они тут же рассеялись по комнатам.

— Я же говорю вам, джентльмены, что у меня никого нет.

— Во всяком случае на кухне никого, — подтвердил толстяк, который с самого начала не понравился Бэтти. У него было лоснящееся лицо и мутные глаза.

Из спальни вышел сутуловатый тип в очках. Он еле держался на ногах. Плюнув на пол, он гаркнул:

— Этот чертов мокко растворился!…

— Он должен быть здесь, — твердо произнес блондин.

— Я тоже так думаю, — отозвался усатый с порога. Он оттолкнулся спиной от входной двери, которую подпирал все это время, и, не вынимая рук из карманов, подошел к Бэтти.

Девочка отшатнулась. Блестящие злые глаза испугали ее.

— Может быть, шалунья все же скажет, где она прячет черного ублюдка? — Его глаза сощурились и стали похожи на змеиные. — Ну, я жду!

— Уходите! Вы не джентльмены… Вы грубияны!

Бэтти прижалась к стене.

— Согласен, девочка. И чтобы у тебя пропали последние сомнения на этот счет, я это докажу.

Он вынул руки из карманов и, схватив Бэтти за платье, рванул ее на себя.

Ткань разлетелась в куски, как газета. Бэтти с ужасом смотрела на него, у нее пропал голос, она не могла даже вскрикнуть. Глаза наполнились слезами. Остальные рассмеялись, оценивающе разглядывая неоформившееся тело. Блондин схватил девочку за талию и начал срывать с нее трусики. Бэтти задыхалась, она пыталась освободиться из железных тисков, билась как птица в сетях, ее маленькие кулачки барабанили по чугунной голове блондина, но тот еще больше входил в раж. Он повалил ее на ковер и прижал к полу.

Трое наблюдателей сложили руки на груди и плотоядно ухмылялись.

— Держите ноги этой кукле! — захрипел блондин.

Сухопарый скинул пиджак и пришел на помощь приятелю.

Чемберс все это видел в окно. Он сжал челюсти, голова его тряслась от злобы и беспомощности. Он знал, что ничем не сможет помочь. Сделать такой же прыжок к окну он был не в состоянии, да и зацепиться не за что. Превозмогая боль, он начал спускаться. Через секунду раздался душераздирающий крик. Чемберс вздрогнул и еще быстрее, забыв про боль, устремился вниз.

Прошло немало времени, пока он смог добраться до телефона.

3

Когда Сью вошла с подносом в комнату, то обнаружила своего мужа спящим в 'кресле. Газета прикрывала половину его лица и при каждом выдохе вздымалась, как вымпел на ветру. Его ноги в мокасинах покоились на столе.

— Стив!… Ты слышишь меня, Стив? Спящий вздрогнул и открыл глаза.

— Ты хотел есть. Если ты передумал, то зачем тебе понадобилось меня будить среди ночи и заставлять готовить? Не для того ли, чтобы самому заснуть?

Стив скинул ноги и встал.

— Начнем с того, что я тебя не будил. Ты стояла у окна в кухне и ждала меня. Если там не горел свет, то это еще не значит, что я тебя не видел. В таких случаях надевай черные, а не белые ночные рубашки. Увидев меня, ты юркнула в постель и притворилась спящей. Вот только поэтому я тебя и попросил состряпать мне ужин.

— Трепач! На работе не наболтался.

Он провел правой рукой по лицу, будто хотел убедиться, что все на месте, зевнул, снял поясной ремень с кобурой и бросил его на стол.

— Чем ты меня сегодня побалуешь?

— На многое не рассчитывай. Яичница и апельсиновый сок. Когда ты научишься возвращаться домой вовремя, тогда будешь есть, как все нормальные люди, за семейным столом.

— Можно подумать, это от меня зависит.

— Никто тебя на аркане не тащил в полицию. Для этой работы необязательно университетское образование. Давно бы мог стать преуспевающим дельцом или банкиром, а то, ишь, фигура — полицейский!

Он ничего не ответил и молча сел за стол. Сью поставила перед ним поднос и направилась в спальню. С порога она крикнула:

— Не забудь выключить везде свет! Дверь за ней громко хлопнула.

Стив с тоской посмотрел на скромную трапезу и взялся за вилку. Он и с половиной не успел разделаться, как услышал звонок.

— Пошли к черту, — буркнул он и проглотил кусок. Звонок повторился. Он со злостью бросил вилку и дотянулся до телефона.

— Галлахер слушает.

К его удивлению, раздался третий, еще более настойчивый звонок. Только теперь до него дошло, откуда он доносился.

— Скоро совсем свихнешься, — проворчал полицейский, направляясь к входной двери.

На пороге стоял молодой парень в каскетке таксиста.

— Простите, сэр, вы шериф Галлахер?

— Что дальше?

— Меня прислал лейтенант Астор. Патрульные машины отправились на Перкен-стрит. Они остановили меня на Шестой авеню, дали ваш адрес и велели, чтобы я вас немедленно доставил к ним.

— Что там случилось?

— Этого они не сказали. Моя машина у ворот.

— О'кей, я сейчас выйду.

Он вернулся в комнату, надел пояс с револьвером и натянул шляпу.

— Опять, — раздался голос Сью с порога спальни.

— Я ненадолго. Мелочь какая-то там…

— Для мелочей у тебя целый штат бездельников, — взгляд жены был далек от добродушного.

— Напрасно ты так, Сью. — Он быстро вышел, чтобы не слышать продолжения ее тирады.

4

Около дома 1634 по Перкен-стрит стояли две патрульные машины. Двое полицейских дежурили у подъезда. Галлахер вышел из такси и направился к зданию. Стражи порядка козырнули шефу, и один из них открыл перед ним дверь.

— Какой этаж? — буркнул он мимоходом.

— Третий, сэр.

Галлахер медленно поднялся наверх. Одна из дверей на площадке была распахнута. Шериф вошел в квартиру. В прихожей его встретил лейтенант Астор.

— Что здесь происходит, Дин? — сухо спросил Галлахер.

— Час назад в управление позвонил какой-то псих и сказал, что в этой квартире убивают ребенка. Ну, мы приехали. Не убили, а изнасиловали. Девчонку-малолетку.

Галлахер прошел в комнату. Там на ковре без сознания лежала обнаженная девочка лет тринадцати. Бедра и ноги окровавлены, лицо в кровоподтеках, тело исцарапано так, словно она вела бой с пантерой.

Ламорт Робби, увидев Галлахера, поднялся с колен и подошел к шерифу. От него несло эфиром. Галлахер почувствовал, как к горлу подступила тошнота.

— Ничего утешительного, Стив, — сказал врач и взялся за саквояж. Он еще не закончил своей работы.

Галлахер подал знак Астору и перешел в соседнюю комнату. Лейтенант вошел следом. Когда дверь была плотно прикрыта, Галлахер спросил:

— Человек, который вас вызвал, назвал себя?

— Нет.

— Вы сразу приехали?

— Минут через двадцать.

— А почему не через час? — голос шерифа звучал глухо и раздраженно.

— Нам пришлось заехать за доком Робби, а он живет в противоположном конце города.

2
{"b":"28645","o":1}