ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Снова наступила пауза. Брукс склонил голову набок и, щуря глаза, внимательно разглядывал Астора. У лейтенанта появилось мерзкое ощущение, что его раздевают догола.

— Скажите, лейтенант, вы хотели бы стать шерифом округа?

От неожиданности у Астора отвисла челюсть.

— Что?… Вы шутите, сэр? Это невозможно… Галлахер невероятно популярен. Да и хватка у него стальная. Шериф очень настырный парень и быстро соображает. Я привык быть на вторых ролях…

— Решили сделать вашему шефу рекламу? Не стоит трудиться, я очень хорошо знаю шерифа. Речь идет о вас. Отвечайте за себя.

До Астора дошло, что он сморозил глупость. Это от растерянности.

— Если бы меня избрали, то я оправдал бы оказанное доверие. Но за Галлахера стоит большинство, если не все.

Брукс откинулся на спинку кресла.

— Это не ваша забота, лейтенант. Мне нужно закрыть дело об изнасиловании и об убийстве негра. Если вы это устроите, то, считайте, звезда шерифа у вас на груди.

Такого оборота Астор не ожидал. Но если мэр предлагает ему место шерифа, значит, он знает, что говорит.

— А как же Галлахер?

— Это мое дело. Если шерифа отстраняют, или он погибает при исполнении служебного долга, его место занимает помощник. Мы постараемся сделать так, чтобы на выборах осталась только одна кандидатура — ваша. Вы поняли меня?

Астор кивнул.

Он подумал о записке с именами преступников. Это его козырь. Если взять этих людей, то он утрет нос Галлахеру и выйдет в лидеры. С другой стороны, эти четверо могут принести ему немалый доход, стоит только прижать им хвосты. Но есть ли смысл говорить о них мэру? Пожалуй, рановато. Лучше придержать эту карту при себе.

— Простите, сэр, но как мне удастся закрыть это дело? Есть заявление матери, и оно…

— У вас действительно нет хватки Галлахера. С мозгами тоже не все в порядке. Думайте тем, что имеете. Клэр Грэйс может потерять свою активность. У нас столько несчастных случаев происходит каждый день, что просматривая сводки происшествий, я ужасаюсь.

— Л если я выловлю преступников?

— Их нет, Астор! И не должно быть! Вы поняли?

— Да, сэр. Вы можете на меня положиться. Я сделаю все.

— Учтите, на все у вас не больше трех-четырех дней.

Немного помолчав, мэр добавил:

— Я думаю, мы сработаемся, когда вы станете шерифом.

— Я вас понял, сэр, но мне понадобится помощь. Я не могу подключить к этому делу полицейских.

— Разыщите доктора Рокуэла Тибса. Он ведущий психиатр города. Его люди вам помогут. Скажите им, что вы от меня.

Астор почувствовал, как взмокла его спина. Каким бы идиотом он выглядел, если бы упомянул о записке! Еще один врач. Значит, все четверо люди Брукса. Вот почему он хочет закрыть это дело. Теперь уже не обобрать Бэрта Бэйли. А какой материал для шантажа! Жаль! Золотые рыбки выскользнули из рук., но если он станет шерифом, то подомнет под себя весь город. Так стоит ли сожалеть о мелочах, когда перед ним открываются поистине неограниченные возможности?

— О результатах мне докладывать вам лично, сэр?

— Необязательно. Мистер Тибс будет держать меня в курсе. Если мне потребуется информация от вас лично, мой секретарь известит вас об этом. У меня все. Сейчас вас отвезут домой.

Когда Астор взялся за ручку двери, Брукс остановил его:

— И еще, лейтенант. Подумайте о том положении, которое вы будете занимать, и выбросьте глупые мысли из головы. Советую не устраивать безрассудных экспериментов с моими людьми. Для вас они недосягаемы. Учтите, что в моем сейфе лежит достаточно пухлое досье на вас. Его содержание гарантирует вам длительное пребывание за решеткой. Я хорошо осведомлен о той частной деятельности, которую вы развернули в городе. Старайтесь получить звезду шерифа, а не тюремный срок.

«Вот она, ложка дегтя в бочке меда», — подумал Астор.

Со смешанным чувством радости и страха лейтенант вышел из клуба. У подъезда его ждал «линкольн» мэра. Он сел на заднее сиденье и закурил. Всю дорогу Астор не шевелился, замерев как статуя, и тупо смотрел в ветровое стекло.

Очнулся он, когда сигарета обожгла ему пальцы. Выбросив окурок, он заметил, что машина подъезжает к его дому.

Глава 7

1

Дым стоял, как туман в Лондоне поздней осенью. Здесь столько курили, что Бланш с трудом успевала выносить пепельницы. Заметив, что Рочер направился на кухню, хозяйка квартиры немного помедлила, поставила поднос с коктейлями на стол и, улыбнувшись мужчинам, скользнула за дверь. Тим Прайт равнодушно выслушивал старые анекдоты, которые рассказывал ему Дарэк Доу. При этом рассказчик, в отличие от слушателя, давился от смеха.

Бэрт Бэйли и Рокуэл Тибс сидели за ломберным столиком и играли в карты. Время от времени Бэйли наклонялся к уху Тибса и что-то ему нашептывал.

Когда Бланш появилась на кухне, Рочер наливал себе кофе. Она остановилась в проходе и облокотилась на дверной поперечник. Рочер сделал глоток и лениво покосился на женщину. Без традиционного кабинетного камуфляжа она выглядела привлекательно. Ее синие глаза сверкали открытым призывом. Длинные волосы локонами раскинулись по плечам, а грудь в глубоко декольтированном платье порывисто вздымалась. Бланш улыбнулась, показывая полный набор красивых белоснежных зубов, и тихо сказала:

— Ты похож, Джек, на вагнеровского героя. Ну вылитый Зигфрид! Строен, строг, молчалив. — У нее был низкий протяжный голос с какой-то влажной ласковостью — как мокрое махровое полотенце.

— Тебе скучно? Да?

— Ты угадал. Пойдем потанцуем?

— У меня болит нога. Иди танцуй с Бэртом. Бланш фыркнула.

— Он танцует, как овцебык.

— Мне-то что?

Бланш оторвалась от двери и подошла к нему вплотную.

— Скажи, Джек, я тебе нравлюсь? Только не говори «нет»! Я же чувствую, что ты хочешь меня, как и я тебя.

Рочер отставил чашку в сторону.

— Допустим. Ты женщина что надо. У тебя есть голова на плечах и отличная пара ягодиц в придачу.

— Значит, ты берешь меня?

— А что на это скажет Бэрт?

— То же самое, что и Дарэк, ведь ты спишь с его женой.

— Но Бэрт не Дарэк. Ты не боишься, что он вышвырнет тебя с работы?

— А что он может без меня? Загонит толстую задницу в кресло и целый день его полирует. Он беспомощен, как ребенок. А потом, я ему ничем не обязана, я свободная женщина. Никто из них не станет ссориться со мной. Я слишком много знаю.

Он взял ее за талию и прижал к себе.

— Ты можешь переехать ко мне, Джек, — продолжала она, учащенно дыша. — Или тебе крашеная шлюха Дарэка больше нравится?

— У нее такие бездонные глаза… Настолько бездонные, что я понял наконец, что они пусты. Она только и делает, что болтает, не умолкая, но ей ни разу не удалось сказать что-нибудь интересное. Она мне порядком надоела. — Его рука скользнула под блузку Бланш.

— Давай сейчас, Джек. Я изнемогаю…

— Не говори глупости. Когда все уйдут, я вернусь, только выпроводи Бэрта.

Он впился в ее губы. Бланш застонала и прижалась к нему всем телом.

Когда Бланш вернулась в гостиную, Доу прекратил хихикать над своими анекдотами. Он взял со стола два стакана с коктейлем и вернулся к балкону, у двери которого курил сигару Прайт. Доу подал ему стакан и кивнул в сторону кухни.

— Этот Рочер — отвратный тип…

Прайт впервые за весь вечер рассмеялся, будто услышал самый остроумный анекдот.

— Не можешь простить ему Мэдж?

— То, что моя жена стерва, я давно знаю, но он же живет в моем доме. Мог бы соблюдать элементарные приличия.

— Где ему их взять? О чем ты, Дарэк? Уголовник, вырвавшийся на свободу. Для него сейчас любая юбка как оазис в пустыне, а ты о приличиях… Пусть развлекается, он даже не догадывается, что жить ему осталось чуть больше недели. Когда ты вспорешь ему брюхо, то рассчитаешься за все сразу. Доу поморщился.

— Мне этого не очень хочется. Все-таки, что ни говори, он спас мне жизнь!

23
{"b":"28645","o":1}