ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что же вы предлагаете? — осторожно спросил Прайт.

— Одно преступление влечет за собой другое. Это не аксиома, а необходимость. Следующая на очереди Клэр Грэйс. Она слишком активна и уже обошла вас на вираже. Вчера Грэйс пыталась попасть на прием к прокурору. К счастью, он уезжал в Остин и их встреча не состоялась.

Астор видел перед собой напряженные лица. Жалкие трусы! Он решил, что револьвер ему больше не понадобится, и убрал его в карман.

— Как это сделать?

С жирного лица Тибса скатывались капельки пота.

— Решите сами, кто из вас пойдет на это. Я лишь гарантирую твердое алиби. У меня есть на примете человек, которого можно обвинить в этом убийстве.

— Может быть, вы сами… Мы хорошо заплатим, — дрожащим голосом предложил Доу.

— Я не могу делать два дела сразу. У меня своя работа.

Все молчали.

— Струсили! — усмехнулась Бланш. — Вы способны только малолеток трахать. Герои!

— Я что-то слышал о деньгах, — тихо сказал Рочер. — Сколько?

— Десять тысяч, — прохрипел Тибс.

— О'кей! Я берусь.

Бланш с восторгом смотрела на Рочера. Она не ошиблась в нем.

— Единственный мужчина среди вас!

— Когда? — деловым тоном спросил Рочер.

— Сегодня ночью, — ответил Астор. — В десять часов я заступаю на дежурство и буду ждать вас на углу Гордон-сквер и Двенадцатой авеню. Там получите дальнейшие инструкции. Когда с бабой будет покончено, займемся негром. Пока все.

— Вы знаете, где его найти? — спросил Прайт.

— У меня есть идейка на этот счет. Но сначала следует решить первый вопрос.

— Я сама отвезу тебя, Адаме, на эту встречу, — пропела Бланш, сделав акцент на имени.

Рочер усмехнулся.

— Договорились! — Астор поднялся. — Я жду вас, Норт. Если вам нравится это имя, я не возражаю.

— Оставьте его в покое, лейтенант, — вспыхнул Тибс. — Это наш человек, а какое он носит имя, никого не касается.

— Не стоит раздражаться. Я же сказал вам, что сегодня мы заодно.

Он коротко кивнул я вышел из квартиры.

— Ну и хлыщ! Ну и мошенник! — воскликнул Прайт.

— Сказать об Асторе, что он мошенник — это то же, что заявить: «Шекспир писал пьесы», — наконец раскрыл рот Бэйли. — У него своя теория. Он на шантаже и аферах набил себе руку. Такого не обведешь…

— Пусть лучше мочится из нашей палатки наружу, чем наоборот.

— Интересно, как это его прижал к стенке Брукс? — задумчиво протянул Бэйли. — С таким материалом этот Астор мог бы вить из нас веревки.

— Значит, у Брукса материала больше. Ты забыл о его картотеке? У него весь город под колпаком.

— Главное, теперь Астор сделает все, что скажет Брукс, — добавил Тибс. — А мы Бруксу очень нужны.

— Не забывайте про Джека! — вмешалась Бланш. — Чего бы вы без него стоили?

— Трудно сказать, чего мы стоили бы, — ухмыльнулся Бэйли. — Зато нам ясно, что Джек стоит десять тысяч.

Рочер усмехнулся.

— Вы дешево купили себе жизнь. Уверен, что газовая камера на четверых стоит дороже. Но я не хапуга.

Он вышел на балкон. Бланш последовала за ним. После прокуренной комнаты оба полной грудью вдыхали вечернюю прохладу. Женщина положила руку на плечо Рочера.

— Чересчур шикарная коляска для обычного фараона. — Он кивнул на садившегося в машину Астора. — Такие покупки можно оплатить, если хорошо играешь в жмурки с законом и умеешь делать вид, что не замечаешь, как кто-то обделывает свои делишки.

— Так устроен мир, милый, и не ему менять заведенный порядок, — прошептала Бланш, прижимаясь к Рочеру.

— Да. Он всего-навсего воет вместе со всеми.

— Тебе надо отдохнуть. Идем, я провожу тебя в свою комнату.

— Ты права.

Они вернулись в гостиную и прошли в спальню Бланш под пристальным взглядом мужчин. Когда дверь за ними прикрылась, Бэйли ударил кулаком по столу. — Сучка!

2

Оставалось только ждать. Галлахер взглянул на часы. Без четверти двенадцать. Шериф стоял в темном подъезде напротив таверны, за которой наблюдал. Заведение находилось через дорогу, и ему хорошо был виден вход.

Четыре дня ушли на безрезультатные поиски. Раздумывая над событиями этих дней, шериф никак не мог ухватиться за кончик ниточки.

После визита к Чемберсу он поехал на кладбище для цветных, но опоздал. Вильямса уже похоронили, и немногочисленная процессия разошлась. Галлахер разыскал могильщиков, расспросил их, но ничего толком не добился. Эти люди не запоминают лиц. Правда, один из них заметил среди хоронивших девчонку, которую вроде бы видел раньше. Он долго вспоминал, где бы это могло быть, и наконец вспомнил: в таверне «Красный петух». Кажется, эта девчонка работает там певичкой.

Шериф решил, что мать убитого говорила именно о ней: «Девушка Джо работает на эстраде в кафе для цветных. Зовут ее Нори».

Он разыскал таверну «Красный петух» и переговорил с администратором. Тот подтвердил, что у них работает Нори Нельсон, но о ее связях он ничего не знает. Галлахер дождался вечера и встретился с девушкой. Это был его просчет. Нори тут же сказала, что Джо уехал к тетке. Галлахеру ничего не стоило связаться с полицией того местечка, где якобы находился Чемберс. Он это сделал еще до встречи с девчонкой. Местный шериф проверил всех, кто приехал к ним за последний месяц и доложил, что Джо Чемберс в их местах не появлялся. Подозрения Галлахера подтвердились. Теперь он не сомневался, что Чемберс преступник. Было непростительной ошибкой спугнуть его подружку. Дело усложнялось. Негр зарылся в песок и долго теперь не высунет носа из убежища. Скорее всего, он где-то в городе, здесь легче затеряться, да и бежать ему некуда. Но где? На этот вопрос Галлахер не мог найти ответа. Он понял только, что действовать надо более осторожно. По его мнению, только Нори могла вывести его на Чем-берса. Именно поэтому он стоял в подъезде напротив «Красного петуха» и ждал.

В первом часу ночи она вышла из таверны. Молоденькая негритянка в легком платьице с картонной коробкой в руках. Даже на расстоянии было заметно, что девушка взволнована. Несколько секунд она стояла, озираясь по сторонам, затем быстро зашагала к перекрестку. Галлахер покинул свой наблюдательный пост и последовал за ней. Она шла быстро, шериф не отставал, держась подальше от уличных фонарей. Через квартал она свернула в переулок. Галлахер быстро перебежал улицу и посмотрел за угол. Никого. Два ряда черных зданий, бесчисленное количество подъездов, и все.

Шериф прошелся по переулку. Он не переставал злиться на себя за очередную промашку. «Черт! Пора в отставку! Даже сопливые девчонки обводят вокруг пальца. Идиот! Бездарь…»

Он замер возле витрины кафе. Картонная коробка стояла на маленьком столике. Ее хозяйка пила кофе и разговаривала с молодым парнем. Галлахер никогда не видел Чемберса, возможно, это был он. Но рисковать шериф не стал. Теперь необходимо взять на прицел этого типа. Нори от него никуда не денется. Галлахер перешел дорогу и втиснулся в телефонную будку. Спустя некоторое время парочка выскользнула из кафе. Простившись у порога, они разошлись в разные стороны. На сей раз коробку нес парень. Он не торопился и не оглядывался. Галлахер держал дистанцию в двадцать шагов, но в любую секунду готов был нагнать негра.

Неожиданно тот оглянулся. Шериф прижался к стене. Парень быстро юркнул в подворотню. Через секунду Галлахер был там. Двор — пустой темный колодец — был пуст. Старое здание с выбитыми окнами и, на счастье сыщика, всего один подъезд.

Зловонный запах ударил ему в нос. Ни одна лампочка не горела. Галлахер замер и прислушался. Где-то капала вода, жужжала старая проводка, и больше никаких звуков.

Шериф достал фонарь и включил его. Луч света упал на каменные ступени лестницы. Один пролет вел в подвал, второй наверх.

Что-то стукнуло. Глухой далекий стук откуда-то снизу. Шериф решил проверить подвал в первую очередь. Стараясь не шуметь, он осторожно спустился вниз. Черный длинный коридор, засыпанный рухлядью. Рядом, под ящиком, что-то шуршало. На мокрых стенах висела лохмотьями паутина. Галлахер направился вдоль коридора. Опять послышался какой-то звук. Шериф тут же погасил фонарь и замер. Тишина. Вновь включать фонарь он не стал. Через полминуты послышался скрип, но тут же опять все стихло. Кромешная тьма, к которой Галлахер не мог привыкнуть, мешала ему, но он не решался воспользоваться фонарем, а, держась за стену, осторожно двинулся вперед. Сделав несколько шагов, он заметил узкую, как бритва, полоску света, стелившуюся по полу. Это щель под дверью, за которой есть помещение. Галлахер нащупал ручку и прижался ухом к двери. Через мгновение до него донеслись приглушенные голоса:

25
{"b":"28645","o":1}