ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если у убийцы, а вероятнее, у убийц, хватило сил повесить Тибса и Доу, то и с Рочером они справятся, — упорствовал Прайт.

— С чего ты взял, что его похитили? — не унималась Бланш.

— Окно закрыто на щеколду. Стекла на полу в комнате. Окно выбили снаружи. Кто-то забрался сюда…

— Но ты только что утверждал, что это невозможно! — перебила его Бланш. — Значит, я действительно видела негра?!

— Странно! Бэрт, ты слышал крики или звон разбитого стекла?

— Нет. Я же спал в чулане. Там нет окон.

— Это тебя спасло. Моя комната на другой стороне, — продолжал рассуждать Прайт, — я ничего не слышал. А ты, Бланш?

— Не знаю. Я что-то почувствовала во сне. Открыла глаза, а передо мной эта ужасная рожа.

— Что значит перед тобой?

— Я спала, сидя в кресле, лицом к окну. Подсвечник стоял на подоконнике… Возможно, мне показалось… кто-то постучал в окно. Все так неожиданно… Мне страшно!

— Который час? — спросил Прайт.

— Четверть пятого, — ответил Бэйли, глядя на наручные часы.

— Скоро рассвет. Тогда и примем необходимые меры.

— Давайте спустимся вниз, — предложила Бланш. — Там на окнах ставни.

Диван стоял на месте, прижатый спинкой к двери. Комната освещалась слабым светом от тлеющих в камине углей. Бланш зажгла свечи.

— Убийца не смог сдвинуть диван и решил действовать через окно. Ловкий, подлец! Попался бы он мне, — ворчал Бэйли, пытаясь придать своему тону внушительность.

Бланш взялась за свое:

— Неужели нет никакого выхода? Должен быть!

Бэйли воздел руки к потолку.

— Но где же он, черт вас побери! Нам скоро придется запереться в подвале и задохнуться там…

— В подвале тебя сожрут крысы, — хмыкнула Бланш. — Спускайся. Они проголодались.

Прайт не слушал их. Он ходил из угла в угол и рассуждал.

— Своей тупостью мы играем на руку убийце. Если этот парень силен или имеет сообщника, то ему ничего не мешает действовать днем. Но он тихо подкрадывается к своей жертве ночью. Он может совладать только с одним человеком…

— И с Джеком тоже? — тупо глядя на Прай-та, спросила женщина.

— Ты в этом еще не убедилась? Думаю, что сначала он его оглушил, как, впрочем, и тех двоих, а потом оттащил бесчувственное тело к своему дереву… Будь оно проклято!

— Но зачем? Убил бы, и конец!

— Он фанатик! Я прихожу к мысли, что это взбесившийся негр. Он мстит. Мстит за себя и за своего приятеля. Мы их вздернули, он делает то же самое с нами. Дарэк, Рок, возможно, и Рочер, висят на перекладине…

— Но я не желаю, чтобы меня вешали! — завизжала Бланш, стуча себя кулаками по коленям. — Не хочу. Не хочу! — Слезы брызнули из ее глаз.

Бэйли придвинулся к Прайту.

— Но откуда у этого хлюпика столько силы?

— Ты же врач, Бэрт, и должен знать, что есть такое понятие, как предсмертный шок. Человек в агонии способен сдвинуть с места железнодорожный состав. Тщедушного эпилептика четыре санитара не могут удержать во время припадка. Негр в длительном припадке, но скоро он выдохнется, нервы сдадут, и наступит депрессия. Тогда его можно будет взять голыми руками.

— Интересно, кто это будет брать его голыми руками? Возможно, у него и наступит депрессия, но после того, как он всех нас вздернет. Я не верю ни в какие припадки. Этот тип делает свое дело четко и продуманно. Будь он безумен, мы его сцапали бы без проблем.

Прайт подался вперед.

— Какое это имеет значение? Факт тот, что нас убивают поодиночке. Теперь необходимо держаться вместе и ни на шаг не отходить друг от друга. Если он один, то ему нас не одолеть.

— И долго ты предлагаешь так сидеть? Пока не начнем жрать друг друга? Запаса провизии на два дня, не больше.

— У негра вообще ничего нет…

— У него оружие. В лесу полно дичи. Бланш вскочила с мета, ее залитые слезами глаза налились кровью. Взгляд пылал ненавистью.

— При чем здесь негр?! Нет никакого негра! Кто-то из вас двоих это делает!

Мужчины оцепенели.

— Ты рехнулась, идиотка! — Прайт постарался зарядить свой голос хорошей порцией грома, но это не помогло.

— Почему же? В вашей общей кассе лежит кругленькая сумма. Число из шести знаков. Кто-то из вас решил заграбастать все деньги. Остров — удобное место для избавления от конкурентов.

Кровь отхлынула от лица Бэйли.

— Откуда тебе известно про деньги?

— Не будь ребенком, милый! Я работаю с тобой пять лет. У меня есть ключи от твоего стола и сейфа. Я читала всю вашу бухгалтерию. За каждого уничтоженного негра вам шли отчисления, а за активистов и дебоширов вы получали в пять раз больше. Сколько у вас их на счету? Только на этом вонючем острове вы скормили грифам больше трех десятков чернокожих, а ваши суды Линча? При виде цветного у вас слюни капает из пасти… Хватит! Я выскочу сейчас во двор и заору тому негру, если он есть: «Слушай, черный, я не виновата, не трогай меня! Это они во всем виноваты, они убийцы!» Пусть вас вешают, жарят, жрут, а я хочу жить! И не собираюсь расплачиваться за ваши грязные делишки…

— А разве не ты прирезала негра, сука! — зарычал Бэйли.

Бланш вскочила и бросилась к двери. В панике она попыталась сдвинуть с места диван, но Прайт нагнал ее, схватил за волосы и с силой отбросил назад. Она пролетела через всю комнату, ударилась о перила лестницы и сползла на пол.

Прайт вытащил из-за пояса нож.

— Не подходи, мерзавец! — завопила Бланш, выхватив из коробки бутылку виски.

Прайт сжал челюсти и сделал шаг вперед. — Смотри, Бэрт! Он и тебя прикончит! Это он всех повесил! — неистово голосила женщина, вжимаясь в угол. — Для него человека убить — раз плюнуть.

— Для тебя тоже, — прохрипел Бэйли. — И для меня ничего не стоит.

Бэйли взял со стола топор, с которым в течение последних суток не расставался, и сжал ручку. Прайт резко остановился и опустил руки.

— Боже! Мы совсем рехнулись. До чего можно дойти.

Он тяжело опустился на стул.

— Вместе находиться хуже, чем поодиночке, — заключил Бэйли. Напряжение не отпускало его.

Разъяренная Бланш не унималась:

— Кто из вас убийца? Пусть слушает меня! Убивай последнего живого, а меня не трогай. Я не имела дел с неграми, и ваши деньги мне не нужны. Мне ничего не надо. Я хочу жить! Больше ничего! Я никому не скажу про деньги. Я уеду из города, из Техаса и никогда сюда не вернусь…

Бэйли сверкнул глазами.

— Заткнись! Деньги тут ни при чем. У нас хватит денег на всех. Наш клан…

— Значит, это ты, Бэрт? — Бланш встала перед ним на колени. — Помилуй меня, миленький, что хочешь делай, только не убивай!

Бэйли с силой влепил ей пощечину.

— Идиотка! При чем тут деньги? Дело в политике. И ты это знаешь. Наш клан…

— Врешь! — с новой силой взревела женщина. Она вскочила и отбежала в другой конец комнаты. — Врешь! «Ваш клан», «политика», плевать тебе на политику! Вы просто с жиру беситесь, скоты! Только теперь хвосты поприжали. Вышла вам эта девчонка Грэйс боком. Если бы не она, все продолжалось бы вечно. Резали бы себе черномазых, а тут осечка — малолетка белая! Весь город на дыбы подняли! Если народ узнает, кто это сделал… вас линчуют на центральной площади или сожгут на кресте…

— Все! — заорал Прайт. — Хватит! Договорилась, мразь! Мало того, что ты знаешь о деньгах, тик у тебя и язык за зубами не держится. Ты а любую минуту нас продашь!

Прайт сжал нож и шагнул к женщине. Бланш прижалась к стене. — Теперь не имеет значения, повесят нас или нет, но ты с острова не уйдешь живой. Даже если кто-то из нас и хочет завладеть деньгами, он, оставшись один, тебя не пощадит. Ты тут же начнешь его шантажировать, стоит тебе выбраться на волю. Будешь требовать долю… а то и все -деньги. Шлюха ненасытная. И не думай, что такие люди остаются живыми. Кому нужен камень на шее? Ты слишком много знаешь, Бланш!

Прайт сделал еще шаг.

Бэйли оказался за его спиной. Он не раздумывал: взмах руки — и топор вонзился в спину Прайта, перерубая позвоночник. Нечеловеческий вопль Принта сотряс воздух. Нелепо взмахнув руками, он с грохотом рухнул на пол.

40
{"b":"28645","o":1}