ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тим, ты не ответил. Или я тебя больше не интересую?

— Помолчи. Хоть бы при муже…

— Какой он, к черту, муж?! Ты же знаешь, что он…

— Хватит болтать. У меня к нему дело. Через шикарно обставленную гостиную Прайт прошел в спальню.

Дарэк Доу, коллега Прайта и его ближайший друг, развалясь на диване, мирно похрапывал. Его рыжая голова, в отличие от жены некрашеная, покоилась на валике, а острый подбородок уперся в волосатую грудь. Роговые очки валялись внизу на ковре.

— Просто орангутанг какой-то, — ухмыльнулся Прайт.

— Если бы! — раздался голос женщины за спиной.

— Ты что же, Мэдж, не пускаешь его и постель? — спросил гость, подними» очки с пола.

— Еще чего! Явился под утро на четвереньках. Вот это, пожалуй, и нее, что сближает ею с орангутангом. Очевидно, вчера принял ванну из виски.

Прайт подошел к приятелю, похлопал его по щекам.

Тот что-то промычал и открыл глаза.

— Это ты, Тим? Какого черта тебе надо?

— Вставай, дело есть.

— Отстань. Мне дежурить в ночь.

— Говорят тебе, вставай.

— Какого черта! — завопил Доу.

— Есть неотложное дело. Все вопросы потом.

Дарэк Доу сел и близоруко уставился на друга. Прайт подал ему очки.

Доу капризно похныкал, оседлал ими нос и нетал.

— Мне надо принять душ.

— Необязательно. Достаточно на минуту пустить струю холодной воды на затылок. Пошевеливайся, я жду тебя в машине.

Когда Прайт появился в холле, поджидавшая его Мэдж бросилась ему на шею.

— Тим, милый, я так истосковалась! На этой неделе Дарэк дежурит по ночам… Ну пообещай, что придешь!

— О'кей. Только не липни. Мне сейчас не до тебя…

— Врешь ты все! Ладно, катись. Но учти, не придешь, я тебе отомщу.

Прайт похлопал ее по бедру и подмигнул.

— Не сердись, куколка.

Он вышел из квартиры и спустился вниз. Доу появился через десять минут. Зевая и ежась, несмотря на жару, он быстро пересек улицу и втиснулся на переднее сиденье.

— Куда мы едем, изверг?

— К Бланш Тарнер.

— Э, нет! — возмутился Доу. — С меня хватит, сегодня я пить не намерен.

— Заткнись! Тебе никто не предлагает пить. В лучшем случае тебя ожидает перекладина с веревкой.

— Ну и юмор у тебя по утрам!

Прайт включил зажигание, двигатель заурчал, и машина рванулась с места.

6

Чемберс лежал за занавеской, уставившись и низкий потолок. Он был готов действовать, но не Знал, с чего начать. Теперь он выяснил, кто преступники, но что толку? В любом случае ему с ними не справиться. Он никому ничего не сможет доказать. Подозрение неизбежно падет йа него. Таких парией, как Прайт, носят на руках. Полиция стоит перед ними, держа руку под козырек, а пресса печатает их фото, утверждая, что это и есть сама Америка. Эталон, Бог, все что хотите… Сколько Чемберс ни ломал себе голову, он так и не смог ничего придумать.

Миссис Чемберс, пожилая негритянка с добрыми глазами, заглянула за занавеску. Убедившись, что сын не спит, она сказала:

— Джо, к тебе пришел Морис.

— Пусть заходит, я встану.

Опухоль в колене спала, и он уже мог, не опаснясь боли, спокойно ступать на ногу. Он встал и, сдвинув тряпичную занавеску, вынырнул в небольшую комнату, тесно заставленную старой мебелью.

— Ну, как твоя нога? — спросил небольшого роста, худощавый негр, появившийся в дверном проеме.

— В порядке. А вот Сэму уже никто не поможет.

— Я сварю вам кофе, — предложила мать, направляясь в кухню.

— Спасибо, ма! — крикнул ей вслед сын и укачал приятелю на табурет. — Садись, рассказывай, что слышно.

— Я выяснил, что девочку зовут Бэтти Грэйс. Ее отправили в больницу, мамаша уже побывала там. Ее сопровождал полицейский, затем он возил се в управление. Отец девочки служит в морской пехоте, каратель, короче говоря. Вот и все.

— А как миссис Вильямс?

— Плачет. Жена Сэма поехала в морг… Я не пойму, Джо, почему ты не сказал ей правду? Зачем ты наврал, что вы расстались у кинотеатра? Ты думаешь, она не знает, что вы всегда вместе возвращаетесь домой?

— Я правильно сделал. Если фараоны пронюхают, что мы были вместе, то мне предъявят обвинение в убийстве.

Что заставляет тебя так думать? И с какой стати ты будешь убивать своего друга, с которым вы вместе росли, вместе делили кусок хлеба и вместе работали?

— Им так проще. Не надо тратить время на поиски преступников.

— С чего ты взял, что они их не найдут?

— А тебе разве не известно, что только за последние несколько месяцев ухлопали с десяток цветных? Полиция и не думает искать убийц, а пресса утверждает, что черные сводят между собой счеты. Так им проще. Кому нужны негры? А в этом деле, если и нападут на верный след, то меня уж точно вздернут на перекладине. Потому что я знаю мерзавцев, которые надругались над девочкой и убили Сэма. Единственное, что мне сейчас остается, — это исчезнуть.

— Знать убийц и молчать об этом? И тебе наплевать, что они разгуливают на свободе? А как же Сэм? Его мать, жена, дети? Ты трус!

— Не кипятись, Морис. Я не сумею доказать, что эти люди преступники. Меня для начала поднимут на смех, а потом посадят за клевету. Это в лучшем случае. Но скорее всего, во всем меня и обвинят. Кто поверит чернокожему?

— А девочка? Она же их видела!

— Она в больнице, и не забывай, что она несовершеннолетняя.

— В данном случае это не имеет значения.

— Именно теперь необходимо переждать. Если меня убьют, кто их опознает? Кто им отомстит? Пойми, если убийцы меня найдут, мне и минуты не прожить. Это страшные люди. Они ни перед чем не остановятся. На таких закон не распространяется. Они стоят вне закона. Им ничего не грозит, и они никого не боятся.

— Тик уж и никого? Все ходят под Богом и законом.

— Хороший ты малый, Морис, — улыбнулся Чембсрс, — но наивный. Я тебе потом все объясню, но для начала мне нужно принять единственно правильное решение.

— А ты подбрось письмо шерифу, где изложишь все факты.

— Чепуха! Что ты думаешь, шериф побежит арестовывать людей на основании какой-то записки-анонимки? Нет. Тут нужен хитрый ход, иначе мы просто расшибем себе лоб.

— В субботу приедут ребята с приисков на уик-энд. Может, их подключить?

— Не торопись…

В комнату с кофейником вошла миссис Чем-берс. Поставив его на стол, она присела на табурет и внимательно взглянула на сына.

— Напрасно, Джо, ты это скрываешь от меня. С моим жизненным опытом я могла бы помочь тебе. Извини, я не подслушивала, но ты громко говорил, сквозь фанерные стены все слышно. Я твоя мать, и ты у меня один. Твоего отца тоже убили белые… Его затравили собаками… — на ее глазах выступили слезы. — Я не хочу…

— Что вы, ма, не надо, — он положил свою ладонь на дрожащую руку матери. — Я все вам расскажу. Морис, прикрой-ка дверь покрепче. Возможно, сообща мы что-нибудь придумаем.

Кофе давно остыл, а они все еще совещались.

7

— Ну, наконец-то! — Рокуэл Тибс распахнул дверь и пропустил вошедших Прайта и Доу. Выражение его лица было красноречивее всяких слов.

— Дрожишь? Нервы лечить надо, — усмехнулся Прайт. — Выпиши себе успокоителыюе.

— Ты разбудил меня, чтобы я вновь увидел это сокровище? — гаркнул из-за его спины Доу.

— Напрасно язвите, — торопливо произнес Тибс. — Проходите, Бэрт уже здесь.

В гостиной с мягкой, обитой синим плюшем мебелью в одном из кресел сидел Бэрт Бэйли. Он холодно кивнул вошедшим и сунул в рот погасшую сигарету.

— Ну вот, не успели расстаться, как снопа вместе, — сказал Прайт, вешая шляпу на вешалку.

Все четверо устроились вокруг стола.

— Напрасно фиглярничаешь, Тим, — надул щеки Тибс. — Дела наши — дрянь!

— Это я уже слышал. А где же хозяйка?

— Занимается, как и положено, пациентами.

— А выпить найдется? — спросил Прайт нарочито бодрым тоном.

— Ты знаешь, где выпивка.

— Кто еще хочет?

8
{"b":"28645","o":1}