ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты настоящий клад, Юлань. За сегодняшний день ты спасаешь меня второй раз. Если бы не ты…

— Прекрати, Брэд. Вот улица, которую ты назвал. Что дальше?

— Остановись.

Юлань припарковала машину к обочине.

— Дальше я пойду один. Фрэнч не должен ничего заподозрить. Он — моя единственная надежда.

— Но, может…

— Оставайся здесь. Я получу документ и вернусь. Нам придется отвезти его в полицию. Мне не терпится заткнуть глотку Холлису.

— Хорошо, я жду. Будь осторожен.

Кейси вышел из «шевроле» и направился к перекрестку с Шестнадцатой авеню.

Длинный «линкольн» стоял на противоположной стороне недалеко от фонарного столба и почти сливался с темными домами. Смутные очертания человеческой фигуры вырисовывались на сиденье водителя.

Кейси пересек улицу и быстро добежал до машины. Убедившись, что вокруг никого нет, он открыл дверцу и сел рядом с шофером.

— Вы доктор Фрэнч? Я Брэд Кейси.

Пожилой мужчина, сидящий рядом, ничего не ответил. Он молча смотрел перед собой.

— Меня прислал Эл Бартон. Вы говорили с ним вчера и…

Кейси умолк. Ему показалось, что волосы у него встали дыбом. В груди Фрэнча, в самом сердце, торчала рукоятка кинжала в виде оленьего копыта. Он был мертв.

Кейси машинально дернул его за рукав.

— Мистер…

Труп качнулся и сполз по спинке сиденья Кейси на плечо. Он оттолкнул его, словно прокаженного. Рука Кейси была измазана кровью, струившейся из раны человека, которого при жизни звали Эмлер Фрэнч. Это был не просто удар в сердце, это был удар по всем надеждам Кейси на успешный для него исход дела.

В воспаленном мозгу каскадера гвоздем засел вопрос: кто знал о нашей встрече с патологоанатомом, кто мог навести на него убийцу? Бартон? Но он сам устроил эту встречу! Нет, Бартон отпадает. Юлань? Он говорил ей о свидании днем, но не назвал адреса. К тому же она дважды за сегодняшний день вытаскивала его из петли. Отпадает! И вообще он, наверное, с ума спятил, если может допустить подобные предложения — даже секундные… Но кто?

Кейси осмотрел машину, но ничего подозрительного не обнаружил. Во всяком случае человек вез ему документ, и Кейси должен получить его. Он обшарил карманы покойного, в боковом лежал обагренный кровью бумажник. Кейси уже не обращал внимания на кровь, он успел к ней привыкнуть. Трупы на своем пути он встречал чаще, чем Фрэнч на столе патологоанатома.

В бумажнике Кейси обнаружил права на имя Фрэнча, несколько пятидолларовых купюр и деловые визитные карточки. Заключения о смерти Глории он не нашел.

Не было сомнений: убийца Фрэнча выкрал документ. Значит, Кейси так и остался подозреваемым номер один и к тому же потерял последнюю возможность выпутаться из этой передряги.

Визг тормозов, скрежет металла, яркий свет фар заставили его вздрогнуть. Он попытался открыть дверцу, но ту заклинило или…

Кейси посмотрел вокруг.

Сзади, сбоку и спереди он был зажат патрульными машинами с крутящимися мигалками и освещен, как на съемочной площадке, полицейские блокировали «линкольн» со всех сторон.

В дверце водителя подошел человек и, открыв ее, сунул в салон голову.

— Я же предупреждал, Брэд, что поймаю тебя. Теперь тебе хана!

Широкое лицо Холлиса расплылось в мерзкой самоуверенной улыбке.

Глава 11

1

— Что же, твоя взяла, Холлис!

Шериф вырвал бумажник из рук Кейси.

— Ты, я вижу, и на руку не чист. В списке твоих жертв появился новенький? Пора тебя остановить. Выходи из машины!

Кейси повиновался, он не видел другого выхода. Даже среди крыс на пожаре он не чувствовал себя окончательно побежденным.

При своих подчиненных, которые заполнили улицу, Холлис принял официальный тон.

— Покажите ваши руки, Кейси.

Через мгновение на запястьях Брэда защелкнулись замки наручников.

— Так будет надежней. Мне порядком осточертели ваши цирковые трюки.

За спиной Холлиса стояли два типа в форме. Один из них в сержантских нашивках. Кейси узнал его. Этот парень пытался схватить его в баре, а пластырь на левой брови напомнил о стуле, обрушенном ему на голову. Физиономии этих субъектов выражали соответствующую обстоятельствам гамму эмоций.

— Зря, шериф, вы связываетесь со мной. Вам известно не хуже, чем мне, что я не причастен к убийствам. Вскрытие показало, что смерть моей жены наступила в четыре часа дня. У меня железное алиби на это время…

— Она убита в шесть вечера, — рявкнул Холлис.

— У меня есть заключение патологоанатома.

Шериф бросил на Кейси быстрый взгляд.

— Нет у вас никакого заключения, — процедил он со злостью.

Кейси решил сделать еще одну попытку сорваться с крючка.

— Я не лгу. Кстати, Эл Бартон подтвердит, что подвозил меня к офису компании в шесть вечера.

— Я уже говорил вам: его свидетельство ничего не стоит. Вы подкупили его.

— Но это надо доказать!

— Проще простого. У Бартона найдут ваши деньги и сверят отпечатки пальцев…

Холлис понял, что сболтнул лишнее и заткнулся, «Вот оно что, — подумал Кейси, — как я сразу не догадался, что Холлис связан с этой бандой. Кинжалы и деньги у меня похитили, когда я валялся без сознания в квартире Кэт. Теперь убийца орудует этими кинжалами, а Холлис знает о деньгах! Связь существует, и она не случайна!» Мысли замелькали, как пленка в кинопроекторе, складываясь в законченный фильм.

— Кто же подбросил деньги Бартону? Гарри? Или вы доверили такое тонкое дело Датчу?

Кейси разыграл свой последний козырь, но это был король. Есть ли у шерифа туз, будет видно.

Холлис злобно прищурил глаза.

— Я не знаю, о ком вы говорите.

— Напрасно, вы думаете, что убрали всех моих свидетелей. Они есть. Теперь я научен горьким опытом и не назову их имен. Стоит мне только назвать имя, как человек, носивший его, превращается в покойника. Оставшиеся свидетели явятся только в суд. Вот так, Холлис, держитесь! Я умею защищаться, и не тешьте себя надеждой, что легко справитесь со мной.

— Вы опасный маньяк, Кейси, и суда над вами не будет! Эксперты заочно определили, что вы тяжело больны психически. Нормальный человек не в состоянии совершить такое количество зверских убийств. Губернатор штата и общественность будут удовлетворены тем, что вас засадят в сумасшедший дом особого режима! Пожизненно, Кейси!

— Чушь! Есть люди, которые со мной общались в последние дни. Эти люди не простые пешки. Они поднимут грандиозный скандал в прессе. Они потребуют экспертизы, вызовут ведущих психиатров страны и проведут ее в присутствии журналистов. Последствия вам известны. Стоит ли затевать скандал? Я же молчать не намерен. Даже о том, что вам известно о пропаже моих денег, и о том, как эти деньги могут попасть к Элу Бартону.

Холлис тяжело дышал узкими ноздрями. Его уши, прижатые к черепу, покраснели, колючий взгляд, полный ненависти, буквально пронзал насквозь. Кейси пожалел о сказанном. Кто теперь знает, как далеко пойдут по воде круги от брошенного им камня и что они вынесут на берег.

— Все ложь, Кейси. У вас нет никаких свидетелей. Вы убийца, и это известно всем. Вам не выпутаться… Поживем — увидим.

— Слово «жить» вам не идет. Вы висите на волоске, и этот волосок я могу оборвать.

— Это мое обычное состояние, Холлис. Только не мните себя всемогущим. Вы самый обычный коп, утонченный и изысканный, как черствая горбушка.

Наступила пауза, в течение которой они меряли друг друга оценивающими взглядами, словно боксеры перед боем. Наконец Холлис произнес:

— Рой и Морис доставят вас в полицейское управление, — он кивнул на сержанта с пластырем. — Не советую вам шутить с ними, у них плохо с чувством юмора.

Второй полицейский, очевидно, Рой, взял Кейси за рукав и отвел к патрульной машине, в то время как шериф что-то нашептывал сержанту.

Рой открыл заднюю дверцу и усадил Кейси, сам сел за руль, вынул из кобуры револьвер и положил рядом. Его физиономия сияла, как у ребенка, ждущего очередного трюка от акробата. Обернувшись назад, он положил руку на сиденье и, сдвинув каскетку на затылок, важно произнес:

22
{"b":"28647","o":1}