ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Уверение, что происшедшее ничего общего с религией не имеет, по меньшей мере, убедительно не для всех. С. Сакс из «Нью-Йорк таймс» высказался именно в этом духе: «Нетрудно предсказать, что разочарованные молодые люди в Египте и Саудовской Аравии от отчаяния обратятся к религии». По определению Н. Чанды и С Талботта, террористы, «претендуя на роль защитников беззащитных масс земли, они нашли способ атаковать самое могучее государство. Они определили способ нападения в стиле джиу-джитсу, превращая базовые черты американской мощи — открытость и мобильность — в уязвимые места Америки. Они отправили захватчиков, вооруженных самыми примитивными видами оружия (вскрывателями коробок), в самую сердцевину технологического совершенства современного мира. Американский историк П. Шредер: данные террористы „являются фанатичными идеологами и уголовными преступниками, но они не дураки и не сумасшедшие ни в каком клиническом смысле и показали высокую степень целенаправленной рациональности в преследовании своих целей; справедливым было бы сказать, что они ожидали и страстно желали ответной реакции Соединенных Штатов. Их очевидное желание стать мучениками борьбы за свое дело говорит нам об их готовности сделать невольными мучениками многие тысячи своих единоверцев и сограждан, равно как и спровоцировать военное отмщение американцев и их союзников. Это стандартная тактика для террористов и партизан — спровоцировать противника на кровавые ответные меры, с тем чтобы разрушить жизненные центры и заставить каждого сделать выбор между ними и национальными или религиозными противниками. Такой была калькуляция Гаврило Принципа, а он был значительно менее умным, чем нынешние террористы“.

Грозный знак впереди — возможная эволюция позиции Пакистана. Многочисленные пуштуны — офицеры армии Исламской республики Пакистан — при всех прозападных связях и симпатиях не могут быть в конкретной ситуации надежной прозападной силой в противостоянии президента Пакистана со своим исламским населением. И если США окажут на президента Мушарафа давление выше неощутимой в Америке нормы, его режим будет просто сметен. В чьих руках будет тогда ядерное оружие Пакистана? Не будем пугать себя сами, но представьте на минуту этот огромный неудовлетворенный, самый быстрорастущий мир от Атлантики до Тихого океана, от Лагоса до Джакарты, вооруженный ядерным оружием Пакистана. И не только его. Такие страны, как Нигерия, Иран, Египет, Ирак, Саудовская Аравия, Бангладеш, Индонезия, имеют два необходимо-обязательных компонента: нефтедоллары и получивших образование в западных университетах физиков. Остальное — воля, минимальное менеджеристское умение и определенная степень закрытости.

Преследуемый всем цивилизованным миром Усама Бен Ладен после первых же бомбардировок Афганистана заявил (посредством катарской телекомпании «Эль Джезира»), что «Америка открыла дверь, которую не сможет закрыть». Мы слышали много ламентаций уже практически бессильных людей. И Гитлер едва ли не до последнего дня в бункере намекал на имеющееся якобы у него «сверхоружие». Но мы, живущие в стране, имеющей восьмилетний афганский опыт, не можем легко отмахнуться от очередного пророка джихада. Можно смести с лица земли все учебные центры терроризма, но если мы оставим в неприкосновенности его постоянно пополняемые источники — поразительное материальное неравенство, нечувствительность к тем, кто считает себя обиженными (справедливо или несправедливо — в данном случае это не радикально важно), фактическое неравенство при формально провозглашаемом равенстве — тогда точность летчиков в октябре менее важна, чем фанатизм сентября. На существенное в текущей обстановке обстоятельство указывают американские исследователи: «Соединенные Штаты не способны дистанцироваться от Израиля, какую бы опасность политика Израиля ни несла американским жизням и американским интересам».

2. РЕАКЦИЯ АМЕРИКИ

Одним из самых важных результатов атаки 11 сентября было превращение Соединенных Штатов в мирового гегемона.

А. Ливен, 2002

Все действия США после 11 сентября делают очевидным, что администрация Буша не испытывает большого желания осуществлять подлинное международное сотрудничество; никакого желания пожертвовать реальными или мнимыми американскими интересами ради такого сотрудничества; никакого интереса к заключению официальных международных соглашений, которые каким-либо способом могли бы ограничить свободу действий США; никакого желания выслушать почти единогласное мнение «международного сообщества» по любому пункту, который вызывает минимальное американское несогласие.

С. Патрик. «Каррент хистори», декабрь 2001 г.

Вторник 11 сентября 2001 г. изменил мир. С этим утверждением согласится по меньшей мере Запад и, конечно же, Америка. Президент Буш обратился 20 сентября к объединенной сессии сената и палаты представителей со следующими словами: «11 сентября враги свободы совершили акт агрессии против нашей страны. Американцы знают, что такое война, — но за последние 136 лет они вели войны на чужой территории, за исключением одного воскресенья в 1941 г. Американцы знают, что такое военные потери, — но не в центре великого города в мирное утро. Американцы знают, что такое удар без предупреждения, — но никогда целью удара не были тысячи гражданских лиц. И все это пало на нас в один день — и ночь опустилась на ставший иным мир».

Произошедшая в трагическом сентябре атака международных террористов на Нью-Йорк и Вашингтон с необыкновенной силой высветила наиболее важные факторы международной жизни, действие которых знаменует собой начало новой эпохи. Проблемы, считавшиеся латентными, пробили оболочку и отныне определяют состояние современного мира.

На волне общенациональной сплоченности сразу же начались крупномасштабные дебаты, которые в общем и целом вращаются вокруг нескольких ключевых вопросов: что произошло? В чем причина атаки? Кто виноват? Откуда можно ждать следующий удар? И самое главное: что следует делать? Главными вопросами, без ответа на которые не стоило долбить даже пустынную афганскую землю, являются следующие: кто были люди, совершившие совмещенное убийство и самоубийство? Каковы их мотивы? Что вдохновляло террористов? За что они ненавидели Америку? За то, что Америка сделала, за предполагаемые грехи, за то, чем американцы являются, за предполагаемые и реальные американские доблести, за достоинства или недостатки? Ответ на эти вопросы требует широкого подхода к процессу отчуждения и антагонизма огромных районов мира.

Фанатики сегодняшнего дня не имеют индульгенции, они наносят удар по самым слабым, по беззащитным членам общества. Но мы, если претендуем на победу над терроризмом, должны постараться понять их умонастроение, причины их ожесточения, способы ликвидации их самоубийственного пафоса. Это не дань их умственно-эмоциональному ушибу, это наша тропа спасения. Постараемся хотя бы очертить мир, в котором не будет головокружительной разницы в условиях жизни, где процветающая часть человечества признает хотя бы моральные обязательства в отношении обделенных, где триумф глобализма не будет автоматически означать надругательство над традицией, исторической памятью и ментальным кодом менее удачливого. Хладнокровное безразличие, может, и не рождает фанатиков, но оно оправдывает их в собственных глазах.

Сущность терроризма

Четверть века назад американский исследователь Д. Фромкин предложил такой ответ на вопрос о сущности терроризма: «Терроризм — это насильственный акт, осуществленный для того, чтобы породить страх; но он направлен на то, чтобы вызванный им страх повел кого-то другого — не террориста — на действия, которые создали то подлинное, чего террорист в реальности желает». За последние десятилетия и годы общая численность террористических актов не выросла, но поразительно выросла численность жертв в результате одного такого акта. Это устрашающая тенденция.

111
{"b":"28650","o":1}